Румынские революционные отряды на юге Советской России (январь — апрель 1918 г.)


Отряд румынских революционных солдат на улицах Одессы, январь 1918 г.

С первых дней существования Советской власти и до последних сражений гражданской войны мужественно и стойко боролись за дело пролетарской революции в России десятки тысяч зарубежных интернационалистов — славных представителей своих народов. Среди них были и замечательные сыны румынского народа. Румынские интернационалисты в 1918—1920 гг. принимали активное участие в боях на разных фронтах гражданской войны. Они сражались против иностранных интервентов и внутренней контрреволюции на Украине и в Молдавии, в Поволжье и Сибири, Средней Азии и на Дальнем Востоке.

В настоящей статье рассматривается один из этапов этой борьбы — участие румынских интернационалистов в боях с иностранными интервентами и внутренней контрреволюцией на Юге Советской России в первые месяцы 1918 г. На территории Юга России в конце 1917 г. находилось большое количество румынских солдат и моряков, а также и румынского гражданского населения. После поражения и отступления румынской армии в 1916 г. на Юг России был эвакуирован ряд румынских предприятий (в том числе арсенал), госпиталей и учреждений. В черноморские порты Юга России был перебазирован румынский флот.

Октябрьская революция и первые декреты Советской власти нашли горячий отклик не только в русских войсках Румынского фронта и среди населения Одесского округа, результатом чего было повсеместное признание солдатскими комитетами и рабочими Советами большевистской программы и Советского правительства. Революционные настроения росли и среди румынских рабочих, солдат и моряков. В авангарде революционного движения среди румын были связанные с русскими большевиками левые румынские социал-демократы, создавшие Румынский социал-демократический комитет действия в Одессе.

В интересах мобилизации румынских революционных рабочих и солдат на поддержку власти Советов, а также в целях оказания содействия революционной борьбе румынских трудящихся против буржуазно-помещичьего режима в Румынии возникла необходимость в создании румынской военно-революционной организации. 28 декабря 1917 г. в Одессе на собрании представителей левых румынских социал-демократических организаций был создан Румынский военно-революционный комитет. В его состав вошли румынские революционеры, стоявшие на близких большевикам позициях,—М. Бужор, И. Дическу-Дик, А. Николау, В. Попович, Г. Строич, А. Залик и др. [1]. Некоторые члены этого комитета входили ранее в Румынский социал-демократический комитет действия в Одессе.

В январе 1918 г., вскоре после заключения с германским командованием сепаратного Фокшанского перемирия, румынское королевское правительство пошло на открытое вооруженное выступление против Советской России. Румынские бояре и капиталисты надеялись осуществить свои захватнические цели: оккупировать территорию Бессарабии и присоединить ее к Румынскому королевству. Этот агрессивный акт был поддержан по существу империалистами обеих воюющих группировок и русским контрреволюционным командованием Румынского фронта во главе с генералом Щербачевым, а также Украинской центральной радой.

Под руководством Румынского ВРК и при содействии русских большевиков и советских органов Одессы в самом начале 1918 г. в связи с начавшейся иностранной интервенцией против молодой Советской республики из находившихся на Юге России румынских революционных рабочих, солдат и матросов были созданы два батальона — сухопутный и морской, а также отдельные революционные отряды [2].

В январе — марте 1918 г. созданные на Юге России красногвардейские части совместно с революционными солдатами Румынского фронта и моряками Черноморского флота вели под руководством большевиков на берегах Днестра и на юге Бессарабии упорные бои против румынских королевских войск.

В боевых операциях против румынских интервенционистских войск приняли участие бойцы румынских революционных батальонов и отрядов. В частности, в сражении за освобождение г. Бендеры 5 февраля 1918 г. вместе с отрядами Красной Гвардии и черноморскими моряками в атаку на позиции противника шли и солдаты румынских революционных подразделений. В боях за Бендеры приняли участие около 500 бойцов из румынских революционных батальонов. Сухопутный и морской батальоны, по некоторым данным, выделили по 250 человек каждый [3].

Во время бендерской операции были разбиты и изгнаны из города части 22-й румынской пехотной бригады. Как сообщали одесские газеты, красногвардейцы отбросили противника на 10—15 верст от города. Часть румынских королевских войск отступила по направлению к Бульбокам, другая отошла через предместье Гиску к Каушанам [4]. Разгромленный противник оставил богатые трофеи и потерял около роты пленными [5].

На следующий день румынское командование ввело в бой свежие силы. Ввиду явного превосходства сил противника красногвардейцам пришлось 7 февраля оставить город и отступить на левый берег Днестра.

Одновременно с бендерской операцией другой отряд красногвардейцев нанес румынским оккупантам удар в районе Белгород-Днестровского. Среди участников этой операции были и красногвардейцы-румыны [6].

Румынские революционеры рассматривали участие румынских добровольцев-интернационалистов в боях под Бендерами против войск «своего» правительства как «боевое крещение румынского пролетариата». В специальной статье, посвященной боям за Бендеры, румынская революционная газета «Лупта», выходившая в Одессе [7] писала: «Боевое крещение румынской революционной армии состоялось! У ворот старинной Бендерской крепости первые отряды этой армии сражались при штурме моста через Днестр и совместно с русскими моряками и Красной Гвардией освободили город…

Румынская революция вписала свои первые страницы на земле русской революции… Боевое крещение румынского вооруженного пролетариата на подступах к Бендерам— это начало нашей избавительной революции…» [8].

Чуждая румынским солдатам антисоветская война вызывала глубокое возмущение в королевских войсках, иногда перераставшее в крупные волнения, охватывавшие целые воинские части. По сообщению газеты «Одесские новости» 2 февраля 1918 г., часть интервенционистских войск была отозвана из Кишинева «на усмирение взбунтовавшихся в Яссах солдат. Вообще среди румынских солдат замечается падение дисциплины, причем солдаты нередко отказываются исполнять приказы своих начальников» [9].

Румынский ВРК придавал большое значение революционной работе среди румынских оккупационных войск в Бессарабии. Румынские революционеры распространяли среди солдат газету «Лупта», революционные листовки и воззвания. Проникнутые революционным пафосом, написанные простым и доходчивым языком, эти листовки и воззвания призывали румынских солдат и матросов повернуть оружие против своих эксплуататоров, выступить в защиту угнетенных масс Бессарабии и Румынии. В одном из таких воззваний говорилось: «Румынские солдаты! Русское революционное правительство прервало дипломатические отношения с Румынией не для того, чтобы воевать с вами. Ваша жизнь ему так же близка и дорога, как и жизнь русских солдат. Его желание, так же как и ваше,— освободить вас от гнета ваших бесчеловечных и развратных начальников… Не допускайте того, чтобы ваша кровь пролилась для сохранения власти и гнета румынских помещиков! Поверните ваши штыки против ваших начальников и угнетателей и соединяйтесь с русскими революционными солдатами для нашего общего освободительного дела!» [10].

Другое воззвание призывало румынских солдат не дать толкнуть себя на преступление и не соглашаться быть соучастниками беззаконий. «Не поднимайтесь против бессарабских крестьян,— говорилось в нем.— Не посягайте на их дома и землю. Они не хотят румынских мироедов!.. Гоните мироедов! Не становитесь их защитниками» [11].

Агитационно-пропагандистская работа среди солдат румынской королевской армии давала свои плоды. Нередко имели место случаи, когда румынские солдаты объединялись с русскими и давали отпор реакционным силам Румынского фронта, стремившимся разоружить революционные части русской армии. В январе 1918 г., во время происходившего под напором румынских королевских войск отхода с боями 4-го Сибирского корпуса русской армии из района г. Галац в Бессарабию, к русскому корпусу присоединилась румынская рота. Солдаты этой роты изъявили желание бороться вместе с русскими революционными солдатами [12].

В середине января 1918 г. в районе Кагул—Болград красногвардейским отрядам 6-й армии сдались в плен два подразделения румынской королевской армии в составе нескольких сот человек. После беседы с румынскими солдатами красногвардейцы решили отпустить их обратно в свои части, с тем чтобы они провели агитационную работу среди товарищей. Однако румынские солдаты не захотели вернуться обратно. Они заявили, что не хотят воевать за интересы бояр. Большинство из сдавшихся в плен обратилось в армейский комитет 6-й армии с просьбой зачислить их в красногвардейские отряды, чтобы совместно с красногвардейцами воевать против своих истинных врагов — румынских бояр и капиталистов. Армейский комитет удовлетворил желание солдат, и они были направлены в Одессу в распоряжение Румынского ревкома и затем зачислены в румынский революционный батальон [13].

Представляет интерес и другой эпизод, имевший место приблизительно в это время на станции Кайнары. Отряд бендерских рабочих разоружил две неприятельские роты. Румынские солдаты сопротивления не оказали. Наоборот, они обрадовались этому, избили своих офицеров и разошлись [14].

В январе 1918 г. отдельные группы румынских интернационалистов участвовали в боях с гайдамаками под Бахмачом, Дарницей, принимали участие в освобождении Киева [15].

Более недели, с 7 по 15 февраля 1918 г., героически оборонялся южнобессарабский город Вилково и рыбацкие села Галиешты, Жебриены, Гиберцы, Нерушай. На Вилково наступали части 13-й пехотной дивизии с приданными подразделениями кавалерии. Противника поддерживала также и Дунайская флотилия. Трудящиеся Вилковского района совместно с матросами Советской Дунайской флотилии оказывали упорное сопротивление захватчикам, отстаивая каждую пядь родной земли. Румчерод [16] выслал защитникам Вилкова из Одессы подкрепление — несколько красногвардейских отрядов и румынский революционный морской батальон. Для руководства боевыми операциями туда же прибыл на миноносце «Дерзкий» член созданной Совнаркомом для руководства борьбой с румынской интервенцией Верховной коллегии по русско-румынским и бессарабским вопросам А. Г. Железняков.

Румынский морской батальон и отряд черноморских моряков вступили в бой на подступах к Вилкову у села Галиешты с неприятельским ударным подразделением «Драгу», входившим в состав 13-й королевской дивизии. Русские и румынские красногвардейцы обороняли село несколько дней [17]. После этого румынские интернационалисты участвовали в контрнаступлении на важный стратегический пункт село Жебриены и вместе с другими красногвардейскими подразделениями выбили из села две неприятельские роты и эскадрон кавалерии [18].

Во время боев, которые разгорелись под Вилковом в первой половине февраля 1918 г., на сторону красногвардейских отрядов переходили румынские солдаты кое-где одиночками, а иногда и группами. Участник вилковских боев красногвардеец И. Суворов в своих воспоминаниях отмечал, что во время боя к ним перебежало несколько десятков румынских солдат. «…Приходили одни с винтовками, другие без винтовок,— писал он. — Перебежчики называли себя большевиками, тут же становились в ряды Красной Гвардии и вместе с нами шли в бой против королевской армии, за большевиков, за Советскую власть» [19].

Затем бойцы румынского революционного батальона и перешедшие на советскую сторону солдаты румынской королевской армии участвовали в непосредственной обороне самого Вилкова и находились там до тех пор, пока советское командование не приказало вилковскому гарнизону оставить осажденный город и морем отойти в Одессу. Бессарабский коммунист С. Бантке, вспоминая впоследствии дни героической обороны Вилкова, с особой теплотой отзывался о румынских бойцах-интернационалистах. Он писал: «Здесь, у Вилкова, впервые установился в бою союз трудящихся Бессарабии и Румынии против румынского ярма. Здесь, у Вилкова, батальон румынских солдат, боровшийся на стороне красных, показал, что он считает себя членом великой семьи пролетарской революции» [20].

Таким образом, в боях у Вилкова плечом к плечу с красногвардейцами, матросами Дунайской флотилии и вилковскими рыбаками отстаивали Советскую власть на юге Бессарабии бойцы румынского революционного батальона и румынские солдаты-перебежчики, которые не пожелали быть исполнителями захватнических планов румынских бояр.

Революционная борьба лучших представителей румынского пролетариата и крестьянства в рядах Красной Гвардии против королевских войск, вторгшихся в Бессарабию, имела важное политическое значение. «Бессарабские события имеют историческое значение,— подчеркивала газета «Лупта», имея в виду участие революционных румынских солдат в борьбе с интервенцией,— ибо румынская олигархия и ее верные слуги… получили вооруженный отпор со стороны румынских трудящихся» [21].

В связи с возникновением состояния войны между боярской Румынией и Советской Россией Центральный комитет Черноморского флота совместно с Верховной коллегией по русско-румынским и бессарабским вопросам 19 февраля 1918 г. издал декрет о конфискации всех судов королевской Румынии, находившихся в Севастополе и других черноморских портах Советской России. В декрете указывалось, что конфискованные суда румынского флота передаются «в распоряжение автономной верховной румынской коллегии для оказания помощи румынскому революционному движению и для передачи их румынскому временному революционному правительству, как только таковое будет составлено» [22].

Верховная коллегия по русско-румынским и бессарабским вопросам постановила переименовать конфискованные корабли, ввиду того что «названия этих судов отражают монархический дух, шовинизм воинственный и задорный там, в Румынии, и что эти названия находятся в противоречии с революцией» [23],— отмечало постановление. Корабль «Император Траян» стал называться «Социальная революция», «Румыния» — «Румынская республика», «Король Карол» — «Ион Роатэ» [24], «Дакия» — «1907 год» [25], «Принцесса Мария» — «Освобождение». Декрет о конфискации кораблей румынского королевского флота и постановление об их переименовании были зачитаны на 2-м Общечерномррском съезде военных моряков на русском и румынском языке. Съезд, на котором присутствовали делегаты и от румынских моряков, встретил эти решения бурными аплодисментами и возгласами русских и румынских делегатов: «Да здравствует румынская революция!» [26]. Тепло было встречено на съезде выступление одного из делегатов от румынских революционных кораблей, передавшего от имени своих товарищей братский привет русским морякам [27].

Принятая на съезде резолюция была проникнута духом пролетарского интернационализма. В ней отражалась глубокая симпатия черноморских моряков к румынскому революционному движению, к румынским революционным морякам. «2-й Общечерноморский съезд,— говорилось в резолюции,— заслушав декрет Центрофлота и Румынской коллегии о переходе судов Румынского королевства в ведение Верховной русско-румынской коллегии для усиления революционного пламени в Румынии, постановляет:

1. Приветствовать румынских социалистов как наших братьев, борющихся за одно с нами дело — достижение социальной революции.

2. Вполне одобрить действия Центрофлота, первый раз в истории человеческих войн по-новому разрешившего вопрос о конфискации неприятельских судов.

3. Приветствовать моряков, как русских, так и румынских, идущих на румынских кораблях для борьбы с румынской олигархией и тем приобщающих себя к числу героев-революционеров, идущих не под знаменем захвата и насилия, а под красным знаменем Интернационала. Да здравствует братство Народов. Да здравствует Румынская социальная революция» [28].

Румынские матросы отстранили командиров кораблей от занимаемых постов. Реакционные офицеры были арестованы. Управление кораблями перешло полностью в руки судовых революционных комитетов. Румынские революционные корабли, как и революционные батальоны, стали служить делу борьбы с контрреволюцией и иностранными интервентами, вторгшимися на территорию Советской России.

Переход ряда кораблей румынского черноморского флота на сторону пролетарской революции, так же как и январское восстание матросов румынской дунайской флотилии [29] — это славные страницы в истории революционной борьбы румынского народа со своими эксплуататорами и яркие примеры пролетарской солидарности румынских трудящихся с Советской Россией.

Революционным событиям во флоте «Лупта» посвятила ряд статей. В одной из них она писала: «За нашими матросами останется навсегда слава людей, которые сделали первый шаг к новой жизни» [30].

В середине февраля 1918 г. для активной борьбы с интервентами, вторгшимися в Бессарабию, на левом берегу Днестра, в районе Рыбницы и Дубоссар, начали сосредоточиваться советские отряды, освободившие Киев и ряд других городов Украины от войск Центральной рады. Эти отряды и местные красногвардейские подразделения были сведены в Особую армию, перед которой была поставлена задача совместно с революционными силами Бессарабии дать решительный отпор интервентам и отбросить их за пределы советской территории. Напутствуя советских воинов, В. И. Ленин от имени Совнаркома телеграфировал им: «Мы ни на минуту не сомневаемся, что доблестные герои освобождения Киева не замедлят исполнить свой революционный долг» [31].

В последних числах февраля 1918 г. группа войск Особой армии, руководимая А. И. Егоровым, наголову разбила у Рыбницы дивизию румынских захватчиков, которая пыталась перейти Днестр и занять город. Преследуя отступающего противника, советские войска освободили станцию Резина, Шолданешты и ряд населенных пунктов Бессарабии, захватив при этом значительные трофеи. Плечом к плечу с бойцами Особой армии сражались с силами контрреволюции и иностранные трудящиеся, в том числе и румыны [32].

Некоторые румынские интернационалисты занимали командные посты в красногвардейских частях. Так, например, Владимир Попович был начальником штаба отряда, а затем командиром батальона. Выступая в 1933 г. на заседании румынского землячества, он вспоминал: «В начале 1918 года я был избран начальником штаба одного из передовых отрядов армии Егорова. Участвовал в боях за Дарницу, Печерок, Киев… В феврале месяце под Рыбницей румыны были здорово побиты Егоровым. В этих боях принял участие и батальон, которым я в то время командовал» [33]. Далее Попович отмечал, что из состоявших в отряде румынских добровольцев особенно выделялся в боях П. Константинеску, ставший впоследствии командиром Красной Армии. Румынские добровольцы были также в красногвардейском отряде А. В. Полупанова и участвовали во многих боевых операциях этого прославленного отряда [34].

Поражение под Рыбницей и в других местах вызвало у румынского командования сильную тревогу. Опасаясь окончательного разгрома своих войск, румынское правительство обратилось через представителей французской военной миссии в Одессе к Советскому правительству с предложением цачать мирные переговоры. Ведя последовательную политику мира, Советское правительство дало указание Верховной коллегии по русско-румынским вопросам начать мирные переговоры с боярской Румынией.

Сообщая на страницах печати о том, что командование румынской королевской армии запросило перемирия, Румчерод и Верховная коллегия по русско-румынским вопросам подчеркивали: «Считаем своим революционным и социалистическим долгом заявить, что мы воюем против румынского правительства, но не против румынских рабочих, крестьян и солдат, которых считаем нашими братьями и обещаем им нашу революционную поддержку для низвержения буржуазно-помещичьего румынского правительства» [35].

Мирные переговоры закончились подписанием 9 марта 1918 г. соглашения, согласно которому румынское правительство обязывалось эвакуировать свои войска из Бессарабии в течение двух месяцев. Однако, воспользовавшись тяжелым положением Советской республики в связи с нашествием австро-германских империалистов на Украину, правительство румынских бояр и капиталистов вероломно нарушило договор и стало на путь аннексии Бессарабии.

Как только началось наступление австро-германских войск на Украину, был создан штаб по обороне Одессы, куда вошли и представители Румынского ревкома [36]. Члены Румынского ревкома присутствовали на заседании ЦИК Румчерода, где был разработан план обороны Одессы, Херсона, Николаева и других городов Юга России [37].

Совместно с красногвардейскими частями воины румынских революционных батальонов сдерживали наступление войск немецких империалистов на Одессу. Об участии иностранных трудящихся, в том числе и румынских, в обороне Одессы сообщал в Москву в ЦК РКП(б) по прибытии из Одессы в Харьков 4 марта 1918 г. чрезвычайный комиссар Украины Г. К. Орджоникидзе. В телеграмме Г. К. Орджоникидзе говорилось: «Сегодня приехал из Одессы. Там борьба с румынами (т. е. румынскими интервентами.— В. Р.) продолжается. Сорганизованы добровольцы в отряды из румын и сербов (имеются в виду румынские и сербские интернационалисты— В. Р.)» [38].

Особенно жестокие бои с австро-германскими интервентами и гайдамацкими бандами, наступавшими на Одесском направлении, развернулись в первых числах марта 1918 г. на участке Слободка — Бирзула (ныне Котовск). Станции Слободка и Борщи несколько раз переходили из рук в руки [39]. На этом участке с интервентами сражались подразделения 3-й революционной армии, отряды черноморских моряков А. Г. Железнякова и А. В. Полупанова и румынский сухопутный революционный батальон. 5 марта 1918 г. немецкое командование двинуло на Слободку крупные силы, рассчитывая с ходу овладеть станцией.

Встретив сильный ружейно-пулеметный огонь со стороны советских воинов и румынских интернационалистов [40], противник вынужден был приостановить наступление и перейти к обороне. Артиллеристы румынского революционного батальона прямым попаданием в паровоз вывели из строя немецкий бронепоезд [41]. Затем моряки подбили другой бронепоезд противника. 6 марта сводка штаба революционных войск сообщала: «Во время боя под Слободкой были попорчены броневые германские поезда» [42]. Несмотря на то что бои под Слободкой длились целый день, с раннего утра до позднего вечера, и противник, не считаясь с потерями, непрерывно атаковал советские позиции, он не смог в назначенный срок занять станцию [43]. Однако создавшаяся ввиду явного превосходства противника в численности войска и вооружении реальная угроза окружения заставила советские отряды отойти на новый рубеж обороны у станции Бирзула. 7 марта бойцы румынских революционных батальонов участвовали в боях под Бирзулой, а несколько позже — под Раздельной. Бои под Бирзулой стоили оккупантам серьезных жертв — 90 убитых и 900 раненых [44].

Самоотверженная борьба красногвардейских частей, в состав которых входили и румынские интернационалисты, под Слободкой, Бирзулой и Раздельной задержала продвижение противника и дала возможность организовать и провести планомерную эвакуацию Одессы.

В боях против румынских оккупантов в Бессарабии и немецких интервентов на Украине пали многие преданные революции борцы румынских интернациональных отрядов. Только в боях с австро-германскими войсками на Одесском направлении румынский революционный батальон потерял около 60 человек убитыми [45]. Под Слободкой вражеская пуля оборвала жизнь Иона Мунтяну, одного из активных организаторов и руководителей румынских интернационалистов [46]. Ион Мунтяну и другие румынские революционеры, павшие в боях с врагами Советской власти, были похоронены с воинскими почестями в Одессе на Куликовом поле.

Дав последний бой немецким оккупантам на подступах к Одессе, красногвардейские отряды эвакуировались в Крым. Бойцы румынских революционных батальонов погрузились 13 марта 1918 г. на румынские корабли «Социальная революция», «1907 год», «Дуростор» и другие суда и через несколько дней высадились в Феодосийском порту. Румынский ревком эвакуировал из Одессы конфискованные у представителей румынской олигархии ценности, а также увез с собой в Крым заложников — буржуазных депутатов румынского парламента и сенаторов, которые со дня ареста находились под стражей на судне «Дуростор» [47].

Крымский период деятельности румынских революционеров на Юге Советской России охватывает вторую половину марта и апрель 1918 г. Об этом периоде революционной борьбы румынских интернационалистов, к сожалению, сохранилось мало документов.

Газета «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» 23 марта 1918 г. поместила заметку следующего содержания: «В Феодосию прибыла со своим штабом одесская Красная Гвардия. Город принял интернациональный характер. Расхаживают вооруженные китайцы-большевики из отряда международной гвардии. Масса румын, сербов и прочих. В частности, в Феодосию прибыли румынские части, ушедшие из Одессы ввиду приближения неприятеля. Части встречены овациями. Они остаются здесь для реорганизации и выступления против румынской олигархии».

Спустя две недели после прибытия в Крым румынские сухопутные и морские военно-революционные силы были реорганизованы [48]. Подавляющая часть бойцов румынских батальонов и моряков с румынских революционных кораблей вступила добровольцами в Красную Армию. Другая часть выехала нелегально в Румынию, чтобы продолжать там революционную борьбу.

Из имеющихся в нашем распоряжении материалов явствует, что во время перехода из Одессы в Крым, а затем во время стоянки румынских революционных кораблей в Феодосийском порту заложники строили различные планы, чтобы завладеть судном «Дуростор» и другими кораблями и бежать на них в Румынию. В Феодосии румынской буржуазии удалось организовать группу заговорщиков из числа неустойчивых солдат морского батальона и некоторой части матросов корабельных команд, которым было обещано крупное вознаграждение за измену делу революции. Заговорщики намеревались предательски убить членов Румынского ревкома, наиболее активных революционных моряков и овладеть судами. Но эта попытка потерпела провал. Заговор был раскрыт и ликвидирован, а главари его понесли заслуженное наказание [49].

В конце марта 1918 г. Советское правительство посоветовало Румынскому ревкому обменять заложников на русских революционных солдат, находившихся в тюрьмах боярской Румынии. Через посредничество испанского консула было достигнуто соглашение об обмене. Обмен состоялся 7 апреля 1918 г. в румынском порту Сулина, куда на пароходе «Черномор» были привезены заложники [50]. Необходимо отметить, что Румынский ревком, несмотря на все трудности, обеспечил охрану заложников и их личного имущества, проявив к ним гуманное отношение. Это не помешало, однако, румынским парламентариям написать впоследствии целый ряд клеветнических книг и статей об «ужасах» большевистского плена [51].

Совсем другое отношение было к томившимся в тюрьмах боярской Румынии русским революционерам-солдатам. Освобожденный из заключения путем обмена член ВРК IV армии Румынского фронта И. Кондурашкин в своих воспоминаниях писал: «Достаточно было взглянуть при нашем обмене в Сулине на румынских сенаторов, привезенных из России: круглые, сдобные морды, цилиндры, тросточки, манишки, горы багажа — и сравнить с ними нас: грязные, оборванные, обовшивевшие, обросшие волосами, обобранные до последней лишней пары солдатских портянок, три месяца не видевшие бани и свежего белья… Всего нас освобождено из-под румынского ареста 73 человека, из которых 15 человек бывших офицеров и 58 человек бывших солдат» [52].

В апреле 1918 г. румынские интернационалисты принимали участие в борьбе с внутренней контрреволюцией и иностранными интервентами в Крыму и Северной Таврии. Во второй половине марта 1918 г., когда отряд черноморских моряков под командованием А. В. Мокроусова совместно с восставшими рабочими Херсона изгнал из города немецких оккупантов, находившаяся там группа румынских революционеров призвала, как свидетельствует один из официальных документов, солдат и моряков румынского военно-морского арсенала «перейти к большевикам и бороться против русской и румынской буржуазии, а также против немцев» [53]. Часть обслуживающих арсенал румынских солдат и матросов откликнулась на призыв и присоединилась к восставшим [54]. После того как немецкие войска 5 апреля вновь заняли Херсон, участвовавшие в восстании румынские солдаты и матросы отошли с красногвардейскими отрядами в Крым.

Архивные документы говорят о том, что румыны-добровольцы были в 1-м Черноморском феодосийском отряде И. Ф. Федько [55], в красногвардейском отряде Живодерова [56], в 1-м батальоне Севастопольской социалистической Красной Армии [57]. В составе этих революционных отрядов румынские интернационалисты участвовали в подавлении ряда антисоветских выступлений, ликвидации анархистских банд, боролись с войсками немецких империалистов на Чонгарском перешейке, под Джанкоем и на Керченском полуострове [58].

Румынские интернационалисты, находившиеся в красноармейских отрядах, оборонявших Крым, в конце апреля 1918 г. вместе со своими отрядами из Керчи отошли иа Тамань в район Ейска—Батайска, где влились в состав северокавказских частей Красной Армии. Несколько раньше большая группа бывших бойцов румынских революционных батальонов образовала отряд под руководством М. Бузинова и отплыла на пароходе «Социальная революция» в Новороссийск. Из Новороссийска отряд направился в Астрахань, куда прибыл в конце апреля 1918 г. [59].

Из Крыма в Новороссийск отбыла и основная часть руководителей революционного движения румынских трудящихся на Юге Советской России. Эта группа румынских революционеров, возглавляемая коммунистами А. Николау, И. Дическу-Диком и В. Поповичем, направилась из Новороссийска в Царицын, а оттуда—в Москву [60].

Другая часть румынских революционеров во главе с М. Бужором и А. Заликом осталась для подпольной работы на оккупированной австро-германскими империалистами Украине [61]. В нашем распоряжении имеется письмо М. Бужора на французском языке, отправленное из Севастополя 25 апреля 1918 г. в центр [62]. В письме говорилось: «Часть нашей революционной фаланги едет сейчас при очень трудных и опасных обстоятельствах в Новороссийск, а потом в Москву. Ей поручено продолжать там нашу деятельность. Другая часть, к которой я принадлежу, остается на Украине с той же целью. Мы организуем потом средства для того, чтобы возобновить связь.

Та делегация, которая едет сейчас и за которой последует другая, сообщит о нашей деятельности, особенно о той, которую мы развернули после нашего отъезда из Одессы.

Я позволю себе рекомендовать вашему вниманию эту делегацию. Я уверен, что она найдет у вас братский прием, доброжелательность и ту революционную помощь, которую вы оказывали до сих пор нам, румынскому социалистическому движению» [63].

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что румынские интернационалисты, находившиеся на территории Советской России, с первых дней иностранной военной интервенции решительно встали на защиту Советской республики и своей борьбой в рядах Красной Гвардии и Красной Армии против войск боярского румынского правительства, австро-германских империалистов и контрреволюции в России доказали свою преданность идеям интернационализма.

Примечания:

1. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 128, л. 5.

2. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 16—17.

3. «Amintiri despre Marele Oktombre». Editura de stat pentru literatura politică, Bucureşti, 1957, pag. 90.

4. «Южная мысль», 25 января (7 февраля) 1918 г.

5. ЦГАСА СССР, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 20.

6. «Amintiri despre…», pag. 53»

7. Газета «Lupta» издавалась в Одессе в 1917—1918 гг. как орган одесской группы левых румынских социал-демократов; выходила при содействии большевиков Одессы.

8. «Lupta», 28.1.(10.11.) 1918.

9. «Одесские новости», 2 февраля 1918 г.

10. ЦГА МССР, ф. 738, оп. 2, д. 726, л. 73.

11. Цит. по: М. Роллер, Революционная борьба румынских моряков в конце 1917 — начале 1918 года. «Вопросы истории» № 11, 1956, стр. 100.

12. А. Н. Глуговский, Великая Октябрьская социалистическая революция и подъем революционного движения в Румынии в 1917— 1918 гг. Сб. «Всемирно-историческое значение Великой Октябрьской социалистической революции», М., 1957, стр. 469.

13. Л. Дегтярев, Октябрь Румынского фронта. «Красная летопись» № 6, 1923, стр. 258—259.

14. Д. Хаскин, Из истории оккупации. «Красная Бессарабия» № 1, 1932, стр. 15.

15. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 50.

16. ЦИК Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области.

17. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л, 21.

18. ЦГАСА. ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 21.

19. И. Суворов, Вилковские бои. «Красная Бессарабия» № 1, 1935, стр. 8.

20. С. С. Бантке, 10 лет борьбы против румынских бояр, Л.— М., 1928, стр. 38.

21. «Lupta» 28.1.(10.11) 1918.

22. «Известия Севастопольского Совета», 28 января (10 февраля) 1918 г.

23. ЦГАВМФ, ф. 183, оп. 1, д. 18, л. 90.

24. Ион Роатэ — румынский крестьянин, выразитель интересов трудового крестьянства Румынии в середине XIX в.

25. 1907 г.— имеется в виду крестьянское восстание 1907 г. в Румынии.

26. ЦГАВМФ, ф. 183, оп. 1, д. 18, л. 68.

27. С. С. Хесин, Матросы революции, М., 1958, стр. 312,

28. ЦГАВМФ, ф. 183, оп. 1, д. 18, л. 90.

29. В разгар начавшейся военной интервенции в Бессарабии в середине января 1918 г. на ряде румынских кораблей, находившихся в дунайских портах Сулина, Новая Килия, Тульча, вспыхнуло восстание. Матросы арестовали своих офицеров, подняли на мачтах красные флаги и заявили, что не будут воевать против рабочих и крестьян Советской России. Однако силы восставших были невелики, и румынскому правительству удалось изолировать революционные суда и в конце января подавить выступления матросов (см. М. Роллер, Революционная борьба румынских моряков в конце 1917 — начале 1918 года. «Вопросы истории» № 11, 1956.

30. «Lupta», 21.11.1918.

31. В. И. Ленин, Соч., т. 36, стр. 437.

32. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 50.

33. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 128, л. 7.

34. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 50.

35. «Правда», 17 февраля 1918 г.

36 ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 26.

37. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 128, л. 7.

38. «Из истории гражданской войны в СССР. Сборник документов и материалов», т. I, М., 1960, стр. 602.

39. «Одесские новости», 7 марта 1918 г.

40. Как явствует из воспоминаний румынских интернационалистов, навстречу наступавшему на Одесском направлении противнику были направлены три роты румынского революционного сухопутного батальона. Две из них, как писал один из участников этих боев, румынский интернационалист Тома Андроне («Amintiri despre…», р. 85), приняли участие в боях под Слободкой, а третья рота была направлена в Рыбницу, где ожидалось наступление румынских королевских войск.
ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 137, л. 14.

41. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 137, л. 17.

42. «В огне гражданской войны. Сборник документов и материалов», Одесса, 1962, стр. 30.

43. Представляют интерес некоторые сведения об этих боях, исходящие от представителей враждебного лагеря. Начальник штаба XII австрийского корпуса полковник Дрогони в своих мемуарах писал, что его корпус, наступая на Одессу, встретил особенно сильное сопротивление у станции Слободка, где развернулся довольно серьезный бой. Потери австрийского корпуса под Слободкой составляли только убитыми 7 офицеров и 430 солдат.

44. «Матрос Железняк», М., 1959, стр. 98.

45. «Amintiri despre…», pag. 60.

46. АИИП при ЦК КП Молдавии, ф. 49, оп. 20, д. 344, л. 2—7.

47. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 26.

48. «Amintiri despre.,.», pag. 82.

49. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 128, л. 7.

50. ЦГАСА, ф, 28361, оп. 2, д. 142, л. 26.

51. Там же.

52. «Пролетарская революция» № 10, 1922, стр. 441.

53. V. Liveanu, 1918. Din istoria luptelor revoluţionare din România, pag. 337.

54. Там же.

55. ЦГАСА, ф. 28361, oп. 2, д. 127, л. 15.

56. Там же.

57. ЦГА МССР, ф. 788, оп. 2, д. 726, л. 219.

58. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 127, л. 15.

59. ЦГАСА, ф. 28361, оп. 2, д. 142, л. 50.

60. Там же, л. 27.

61. Фонды Государственного музея Революции СССР, А. 42810.

62. Судя по содержанию письма, мы полагаем, что оно было адресовано одному из руководителей Советского государства.

63. Фонды Государственного музея Революции СССР, А. 42810.

В. РОЖКО
Источник: „Интернационалисты в борьбе за власть Советов”, М., 1965.

Reclame

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare /  Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare /  Schimbă )

Conectare la %s