Протоколы допросов бывших руководителей Румынии маршала Иона Антонеску и Михая Антонеску, произведенных СМЕРШем в 1945-1946 годах


Ион Антонеску и Михай Антонеску (первый и второй слева на переднем плане) в зале суда. Бухарест, 1946

Вниманию читателя предлагаются документы из Центрального архива ФСБ России, впервые публикуемые. Речь идёт о протоколах допросов советскими следственными органами военных преступников -«кондукатора» Румынии в 1940-1944 гг. маршала Иона Антонеску [1] и министра иностранных дел Михая Антонеску [2], несущих значительную долю ответственности за преступления, совершённые румынской армией и гражданской администрацией на оккупированной территории СССР в 1941-1944 гг. Выстраиваемый в соответствии с определённой концепцией ведения следствия, протокол выполнял свою специфическую функцию в рамках следственного дела, не претендуя на отражение всей совокупности сведений, полученных следователями в ходе допросов. Существуют, несомненно, и определённые ограничения в использовании следственных протоколов в качестве достоверного и репрезентативного источника [3]. Как бы там ни было, ниже публикуемые документы дополняют некоторыми новыми немаловажными деталями наши знания как о мотивах, двигавших лидерами Румынии, плотно привязавшими свою страну к военной колеснице Третьего рейха, так и о характере отношений между официальными Бухарестом и Берлином.

Как явствует из документов, после своего прихода к власти в сентябре 1940 г. Антонеску трижды выезжал в Германию для встреч с Гитлером. В ноябре 1940 г. румынская сторона поставила подпись под Тройственным пактом, тогда же было заключено новое экономическое соглашение между Германией и Румынией. Рассчитывая на бесперебойные поставки нефти из Румынии (одного из важнейших в то время добытчиков и экспортёров нефти), Германия в свою очередь обязалась снабдить румынскую армию новейшими видами вооружения. С конца 1940 г. началась реорганизация румынских войск немецкими военными инструкторами в соответствии со стандартами вермахта. Во время следующей встречи, состоявшейся в январе 1941 г., Антонеску дал согласие на проход через румынскую территорию германской армии, проследовавшей в Грецию для подмоги итальянцам, чья попытка разгромить греческие войска завершилась в ноябре 1940 г. полной неудачей. Тогда же было закреплено постоянное присутствие сил вермахта в Румынии.

О существующих планах нападения Германии на СССР Антонеску был информирован на своей третьей встрече с Гитлером, состоявшейся в Мюнхене в мае 1941 г. Тогда же Берлин заручился согласием официального Бухареста на подключение к своей военной операции. Перед румынским союзником были поставлены конкретные военные задачи. Речь шла не только о предоставлении территории Румынии в качестве плацдарма, но и о непосредственном участии румынской армии в осуществлении военной акции Германии. Одним из главных аргументов в пользу участия Румынии в войне была ссылка на утрату ею территорий, воссоединённых летом 1940 г. с СССР, – Бессарабии, принадлежавшей России в 1812-1918 гг., а также Северной Буковины, где преобладало украинское население. Гитлер подчеркнул тогда, что Румыния не может уклониться от войны с СССР, «так как для возвращения Бессарабии и Северной Буковины она не имеет иного пути, как только воевать на стороне Германии». При этом Румынии было обещано право «оккупировать и администрировать и другие советские территории вплоть до Днепра». Полученным от Гитлера «правом» режим Антонеску сполна воспользовался в 1941-1944 гг. Речь идёт не только об уничтожении мирного населения в Бессарабии, Транснистрии, Южной Украине [4]. В документах приводятся данные, свидетельствующие о масштабах ограбления оккупированной советской территории, вывоза зерна и имущества, в том числе оборудования промышленных предприятий Одессы.

Не отказываясь от оккупации значительной территории СССР, румынские лидеры, однако, отнюдь не считали закрытым вопрос о пересмотре решений второго венского арбитража, в соответствии с которым Германия и Италия отдали Венгрии 30 августа 1940 г. Северную Трансильванию площадью 43 тыс. км2. Гитлер уже в ноябре 1940 г. заявил, а в мае 1941 г. подтвердил в беседе с Антонеску, что «венским арбитражем ещё не сказано последнее слово, и этим самым дал понять, что Румыния может рассчитывать на пересмотр решения, принятого в своё время в Вене, о Трансильвании». В данном случае фюрер явно блефовал. Ведь Венгрия, как и Румыния, была союзницей нацистской Германии, участие её войск в восточной кампании Третьего рейха не могло не быть оплачено приобретением новых территорий, не в последнюю очередь за счёт соседней Румынии (румынские лидеры это хорошо понимали; показательно, что, беседуя с Гитлером и Риббентропом, они с нескрываемым беспокойством интересовались планами подключения Венгрии к решению военных задач Третьего рейха). Получение Северной Трансильвании не утолило геополитических аппетитов верхушки хортистского режима, претендовавшей на большее – по возможности на восстановление Венгрии в границах земель «короны святого Стефана», включавших в себя всю Трансильванию, Словакию, Хорватию, Воеводину, Закарпатскую Украину и т. д. Сильно разочаровав вторым венским арбитражем Румынию и не удовлетворив Венгрию, нацистская Германия вместе с тем не только сохранила рычаги воздействия на обе враждующие между собой страны, но получила дополнительные возможности играть в своих интересах на венгеро-румынских противоречиях.
Венгрия ждала от Третьего рейха содействия в осуществлении своих дальнейших ирредентистских планов, тогда как Румыния – если не возвращения Северной Трансильвании (в ноябре 1941 г. министр иностранных дел Румынии М. Антонеску в беседах с высокопоставленными нацистами «попробовал напомнить им о притязаниях Румынии на Северную Трансильванию, однако ничего определённого в ответ не услышал»), то больших территориальных компенсаций на востоке, за счёт СССР. Реваншистские настроения требовали выхода, и задача верхушки нацистской Германии заключалась в том, чтобы придать им строго определённый вектор, соответствующий военным целям Третьего рейха. Сколь ни была велика в Румынии обида на Германию, в Европе в это время не было другой силы, на которую могла возлагаться надежда на пересмотр установлений венского арбитража. Зависимость обеих стран от Третьего рейха, таким образом, усилилась, каждая из противоборствующих сторон была плотнее пристёгнута к осуществлению внешнеполитических и военных планов Германии, что способствовало в конечном итоге втягиванию стран-антагонистов (как Венгрии, так и Румынии) в войну против СССР.

Свидетельства Антонеску о его майской 1941 г. встрече с Гитлером подтверждают, что решение о вступлении Румынии в войну на Восточном фронте принималось прежде всего с оглядкой на Венгрию, которая в случае отказа Румынии могла бы оказаться в значительном выигрыше перед своей вечной конкуренткой, наверняка овладела бы при поддержке Германии новыми румынскими территориями – возможности Берлина шантажировать своих сателлитов были в 1941 г. поистине безграничными. Ссылки Гитлера на новую угрозу, якобы исходящую для Румынии от СССР, претендующего вопреки позиции Германии на полный контроль над устьем Дуная, также могли способствовать вступлению Румынии в войну, но играли всё же, как нам представляется, менее значимую роль. Как бы там ни было, сделанный внешнеполитический выбор в пользу Германии обрёк легионерский режим Антонеску на бесславное поражение в войне. Кроме того, подчинённый характер Бухареста в отношениях с Берлином ни в коей мере не оправдывает преступлений, совершённых румынскими властями по собственной воле на территории СССР.

Как известно, поражение вермахта под Сталинградом способствовало усилению антигерманских настроений румынской (как, впрочем, и венгерской) политической элиты. На территории нейтральных стран – Швеции, Швейцарии, Турции – предпринимаются тайные контакты представителей Румынии с англо-американскими эмиссарами. Что касается маршала Антонеску, то он противился попыткам вывода Румынии из войны, мотивируя свою позицию не только неприемлемостью поставленных условий (то есть сохранения Румынии в границах 1940 г. – без Северной Трансильвании, Бессарабии, Северной Буковины, а также Южной Добруджи, отданной Болгарии), но и определёнными представлениями об офицерской чести. Как объяснял в ходе одного из допросов его министр иностранных дел, маршал «не хотел воевать против Германии, заявляя, что ему, как военному, неудобно изменять своему прежнему союзнику – Германии». Контакты с державами антифашистской коалиции были, однако, продолжены (в том числе уже и с СССР), и 6 августа 1944 г. маршалу Антонеску и его министру иностранных дел пришлось давать соответствующие объяснения Гитлеру и Риббентропу. Они должны были подтвердить, что «румынское правительство вынуждено в связи с чрезвычайно тяжёлым положением на фронте выяснять условия, на которых Румыния может выйти из войны». В документах находят отражение определённые колебания румынских лидеров. Если верить министру иностранных дел Михаю Антонеску, он говорил своему немецкому коллеге Риббентропу: «Раз Германия отступает, мы не можем сами набрасывать верёвку на свою собственную шею, и если немцы не гарантируют оборону Румынии, то румынское правительство должно искать выхода из войны». К этому времени уже развёртывалась победоносная Ясско-Кишинёвская операция Красной армии. Хотя маршал Антонеску и его ближайшее окружение оказались неспособны сделать решающий шаг к разрыву с гитлеровской Германией, часть генералитета сумела всё же осуществить 23 августа 1944 г. государственный переворот. Это могло произойти лишь при поддержке 22-летнего короля Михая – единственного ныне здравствующего кавалера советского ордена Победы, осознанием собственной исторической миссии и проявленным мужеством вполне заслужившего свою награду. Пронацистский режим Антонеску пал, 12 сентября было заключено соглашение о перемирии с СССР. Румыния, объявив войну Германии, перешла на сторону союзных держав, и её армия успела принять посильное участие в разгроме Третьего рейха.

№1.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА МАРШАЛА И. АНТОНЕСКУ

от 26 июня 1945 года
Антонеску И., 1882 года рождения, уроженец г. Питешти (Румыния), румын, происходит из семьи военных, с высшим образованием, беспартийный. До ареста -руководитель румынского государства, военное звание – маршал.

Вопрос: Вы арестованы командованием советских войск в Румынии, как один из виновников войны немецко-румынских захватчиков против СССР. Признаете вы себя виновным в этих преступлениях?

Ответ: Да, признаю. Моя вина состоит, прежде всего, в том, что после своего прихода в Румынии к власти в сентябре 1940 года, я всячески укреплял связь Румынии с Германией и помогал Гитлеру в ведении начатой им в Европе захватнической войны.

Конкретно это выразилось в том, что по просьбе Гитлера, с которой он обратился ко мне в январе 1941 года, я пропустил через Румынию германские мотомеханизированные войска, следовавшие на Балканы, для осуществления там агрессивных замыслов немецких империалистов.

Вместе с этим на всем протяжении войны я снабжал Германию стратегическим сырьем и продуктами сельского хозяйства.

Вопрос: Иными словами, вы, после прихода к власти, поставили Румынию на службу немцам, а сами превратились в прямого помощника Гитлера в его разбойничьих делах в Европе.

Ответ: По существу, да. Однако, прошу учесть, что если бы я отказался от союза с Германией и не помогал бы Гитлеру в начатой им захватнической войне, германская армия оккупировала бы Румынию.

Вопрос: Вступая в преступную связь с Гитлером, вы руководствовались не грозившей вам оккупацией, а вашими агрессивными замыслами. Вот о них вам и надлежало бы рассказывать, прежде всего.

Ответ: Не стану отрицать, что, установив личную связь с Гитлером, я разделял его захватническую политику и на этой основе в половине мая 1941 года договорился с ним о совместном военном нападении на Советский Союз. После соответствующей подготовки, намеченное нами нападение 22 июня 1941 года было осуществлено. Таким образом, я поставил себя в ряды военных преступников и в этом признаю себя виновным.

Я также признаю свою вину перед советским народом еще и в том, что при помощи румынских и германских войск оккупировал часть советской территории, установил там свою администрацию и продолжал войну против Советского Союза вплоть до падения Румынии в августе 1944 года.

Вопрос: Об обстоятельствах, при которых вы договорились с Гитлером напасть на Советский Союз, покажите подробнее.

Ответ: В первой половине мая 1941 года, без всяких предупреждений я был вызван Гитлером в его ставку, находившуюся тогда в г. Мюнхене, и по приезде туда сразу же явился к нему.

При нашей встрече, состоявшейся в одном из особняков, Гитлер сообщил мне, что им принято решение о военном нападении на Советский Союз с целью захвата территории и предотвращения готовившейся по его словам войны СССР против Германии. Подготовив это нападение, говорил Гитлер, мы осуществим его неожиданно на всем протяжении границ СССР – от Черного до Белого морей.

Неожиданность военного нападения, продолжал далее Гитлер, даст нам возможность в довольно короткий срок оккупировать территорию Советского Союза и, таким образом, получить неиссякаемые источники богатств, бесплатную рабочую силу и ликвидировать одного из самых опасных наших противников.

Исходя из своих захватнических планов, Гитлер предложил мне предоставить территорию Румынии для сосредоточения германских войск и, наряду с этим, принять непосредственное участие в осуществлении военного нападения на Советский Союз. Если же я откажусь от этого, заметил Гитлер, Румыния, в связи с пребыванием в ней германских войск, подвергнется разрушению со стороны Советского Союза, который на первом этапе войны может оказать немцам довольно сильное сопротивление.

К тому же, заявлял Гитлер, Румыния не должна стоять вне этой войны, хотя бы потому, что Советский Союз отобрал у нее Бессарабию и Северную Буковину, которые она может получить обратно только при помощи войны на стороне Германии. При этом он указал, что за нашу помощь в войне мы сможем получить не только Бессарабию и Северную Буковину, а и другие советские территории, вплоть до Днепра.

Вопрос: И вы, польстившись на чужое добро, предложение Гитлера приняли?

Ответ: Да, ухватившись за высказанную Гитлером возможность территориальных приобретений, я его предложение о совместном нападении на Советский Союз принял. При этом я обязался подготовить для участия в нападении потребное количество румынских войск и по возможности увеличить поставки нефти и продуктов сельского хозяйства, потребных для нужд германской армии.

После того, как мы приняли единое решение о военном нападении на Советский Союз, я возвратился в Румынию и начал подготовку к предстоящей войне.

Вопрос: В чем она заключалась?

Ответ: Возвратившись в Румынию, я сразу же вызвал к себе начальника Генерального штаба румынской армии генерала Ионеску [5], поставил его в известность о принятом мною вместе с Гитлером решении по вопросу нападения на Советский Союз и приказал ему немедленно подготовить мобилизационный план развертывания румынской армии и ее сосредоточения на границе с СССР.

Вместе с этим, я приказал ему провести в стране мобилизацию с расчетом сформирования 14-ти новых дивизий, кроме 26 имевшихся, а также мобилизовать конский состав и транспортные средства, потребные для обеспечения как имевшихся, так и вновь формируемых дивизий.

Когда все необходимые приказы по армии были отданы, я в мае и июне месяцах 1941 года имел совещания с каждым из своих министров, которых также поставил в известность о моей с Германией подготовке нападения на Советский Союз и каждому из них дал соответствующее указание.

Вопрос: Как реагировали на это ваши министры?

Ответ: Министры были полностью согласны с моим и Гитлера решением о нападении на Советский Союз, и все мои приказы и указания принимали к исполнению без всяких обсуждений.

Они так же, как и я, были сторонниками союза с Гитлером и всячески помогали мне в укреплении нашей связи с Германией.

Вопрос: Какие именно указания вы давали своим министрам по вопросу подготовки военного нападения на Советский Союз?

Ответ: В тот период времени я совещался с государственным секретарем Антонеску Михаем, получившим затем пост моего заместителя и министра иностранных дел, министром финансов – генералом Стоянеску [6], министром национальной экономики – генералом Потопяну [7], министром путей сообщения – генералом Джоржеску [8], министром юстиции Стойческу и предложил им выделить из каждого министерства потребное количество чиновников для организации гражданской администрации на оккупируемой нами советской территории.

Тогда же я вызвал к себе министра внутренних дел генерала Попеску и генерал-инспектора жандармерии Василиу [9], которым поручил заняться формированием специальных жандармских батальонов, выделяемых в распоряжение гражданских административных органов, создаваемых на оккупированной советской территории в качестве вооруженной силы.

Министрам я указал, что выделенные ими чиновники, помимо организации органов гражданской администрации, должны захватить колхозный урожай, который особенно был нам необходим в связи с большими недостатками продовольствия в Румынии.

Вопрос: Иначе говоря, своим министрам вы дали прямое указание об ограблении советского сельского хозяйства. Вы признаете это?

Ответ: Признаю. Румынские оккупационные власти, возглавляемые назначенным мною гражданским комиссаром Алексиану [10], на протяжении всего периода оккупации советской территории систематически занимались реквизицией хлеба, крупного и мелкого рогатого скота, а также других сельскохозяйственных продуктов. Все это делалось по моему непосредственному приказу.

Вопрос: Румынские войска и созданный вами аппарат гражданской администрации занимались ограблением не только колхозов. Они грабили и уничтожали советские промышленные предприятия, учебные и культурные заведения, а также учиняли массовое истребление советских людей. Это вы тоже признаете?

Ответ: Да, за все факты грабежей и злодеяний, учинявшихся румынскими войсками и представителями гражданской администрации на оккупировавшейся советской территории я, как бывший руководитель государства, конечно, несу ответственность.

Вопрос: Дело не только в вашей ответственности, как руководителя государства. Материалами следствия и многочисленными документами вы изобличаетесь в том, что массовые грабежи и истребление советских людей на оккупировавшейся румынскими войсками советской территории, производились по прямым вашим указаниям. Станете ли вы отрицать такие факты?

Ответ: Нет, факты грабежей и злодеяний, учиняемых румынскими властями на оккупировавшейся советской территории, я отрицать не стану. Должен признать, что некоторые из них мною действительно были санкционированы.

Вопрос: Говорите конкретнее, какие приказы вы отдавали своим властям о грабежах и насилиях над советскими людьми?

Ответ: После оккупации румынскими войсками г. Одессы и советской территории, лежащей между Днестром и Бугом, которую мы называли Трансистрией, я отдал приказ генерал-инспектору жандармерии Василиу о создании на занятой нами территории системы концентрационных лагерей. В эти лагеря по моим приказам было заключено большое количество мирного советского населения, которое подозревалось в недоброжелательном отношении к оккупационным румынским властям, а также относилось к разряду неблагонадежных.

Вопрос: Короче говоря, в концентрационные лагеря заключались мирные советские граждане, не желавшие пойти к вам на службу?

Ответ: Да.

Вопрос: Где конкретно были созданы вами концентрационные лагеря для советских людей?

Ответ: Такие лагеря были созданы в ряде населенных пунктов, названия которых указать затрудняюсь. Помню, что концентрационные лагеря были в мест. Вапрянка, Березовка, Грослово и др.

Вопрос: Какой режим был установлен в этих лагерях?

Ответ: Должен сказать, что режим был очень тяжелый. Во всех лагерях, как мне докладывали, наблюдалась большая смертность от недостатка пищи и разного рода эпидемических заболеваний по причине отсутствия там медицинского персонала.

Вопрос: Ваши преступления перед советским народом далеко не ограничивается этим. Рассказывайте о других фактах злодеяний, совершенных по вашим приказам на оккупировавшейся советской территории.

Ответ: Признаю, что я отдавал и другие подобные приказы. Так, после оккупации Одессы в октябре 1941 года, находившийся там командующий 4-й румынской армии генерал Якобич [11] доложил мне, что советскими патриотами взорвано здание румынской комендатуры, в результате чего погибло до 130 человек офицеров. Доложив об этом, Якобич просил меня разрешить ему провести против населения ряд репрессивных мероприятий. Я это санкционировал.

Вопрос: Уточните, какие именно репрессивные мероприятия просил Якобич санкционировать?

Ответ: Имелся в виду расстрел советских людей.

Вопрос: Непричастных к этому взрыву?

Ответ: Да, т. к. виновников взрыва найти было трудно.

Вопрос: Это вы и называете репрессивными мероприятиями?

Ответ: Да.

Вопрос: Какое количество советских людей было расстреляно по этому вашему приказу?

Ответ: Я затрудняюсь ответить на этот вопрос.

Вопрос: Затрудняетесь потому, что такие расстрелы на основании ваших приказов производились систематически?

Ответ: Был издан еще один подобный приказ, но как он был выполнен, я не знаю.

Вопрос: Что это за приказ?

Ответ: В конце 1941 или начале 1942 гг. кто-то из работников военного министерства доложил мне, что на оккупированной нами советской территории начали учащаться случаи убийств наших солдат. В связи с этим я приказал издать приказ, предупреждающий население оккупированной советской территории о том, что за каждого убитого румынского военнослужащего будет расстреливаться 100 человек советских граждан. Такой приказ был в действительности издан, но, повторяю, как он выподнялся военными комендатурами, мне неизвестно. Полагаю, что он был использован только для устрашения населения.

Вопрос: Напрасно вы так полагаете. Документами Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-румынских войск, созданной Советским правительством, установлено, что только в г. Одессе и на территории Одесской области за период ее оккупации было убито, повешено и замучено в концентрационных лагерях свыше 200 тысяч человек мирных советских граждан. Что вы можете сказать после этого?

Ответ: Я не допускаю, чтобы все эти зверства были учинены румынскими войсками. Правда, я не слагаю с себя ответственности за расстрелы советских людей, но прошу проверить, что массовым истреблением советских людей занимались немцы.

Вопрос: А массовым ограблением советских промышленных предприятий, учебных и культурных заведений, по-вашему, занимались тоже немцы?

Ответ: Нет, в этом повинен я, поскольку это делалось по моим приказам. В конце 1941 года, когда г. Одесса и территория Транстристрии были оккупированы румынскими войсками, я приказал создать специальную комиссию во главе с генералом Василиу, бывшим начальником инженерного управления военного министерства, и поручил ему вывезти в Румынию все оборудование советских промышленных предприятий, расположенных на оккупированной нами территории. При этом я указал Василиу, что вывозить надо только то оборудование, которое может быть использовано на нужды войны и является военными трофеями.

Вопрос: Румынские оккупационные власти под руководством ваших ставленников Василиу и Алексиану вывезли из Одессы и других оккупированных городов трамвайные вагоны, оборудование учебных, культурных и детских учреждений и даже декорации и сцену из Одесского оперного театра. Это, по-вашему, тоже военные трофеи?

Ответ: Нет, такое оборудование и ценности трофеями назвать нельзя.

Вопрос: Тогда на каком же основании вы вывезли их в Румынию?

Ответ: Признаю, что это было сделано по моему приказу.

Вопрос: А это значит, что вы заведомо санкционировали своим оккупационным властям массовые грабежи советского добра.

Ответ: Да, в этом я виновен.

Протокол записан с моих слов правильно, мною прочитан в переводе на румынском языке.

ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 3-10. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№2.

СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ МАРШАЛА И. АНТОНЕСКУ

от 6 января 1946 года

На поставленный мне вопрос о моей, совместно с Гитлером, подготовке военного нападения Румынии и Германии на Советский Союз, могу рассказать следующее.

На всем протяжении своего пребывания у власти в Румынии я проводил политику укрепления связи с Германией и пользовался ее помощью в деле переобучения и перевооружения румынской армии. В этих целях я несколько раз встречался с Гитлером.

Первая встреча с Гитлером состоялась в ноябре 1940 года, вскоре после того, как я стал главой румынского правительства. Встреча эта состоялась по моей инициативе в Берлине, в официальной резиденции Гитлера, в присутствии министра иностранных дел Германии Риббентропа и личного переводчика Гитлера – Шмидта [12]. Беседа с Гитлером длилась более 4-х часов.

Я заверил Гитлера в том, что Румыния остается верной ранее заключенному соглашению о присоединении Румынии к “тройственному пакту” [13]. В ответ на мои заверения о верности союзу с Германией Гитлер заявил, что немецкие солдаты гарантируют границы Румынии.

Тогда же Гитлер мне сказал, что венским арбитражем [14] еще не сказано последнее слово и этим самым дал понять, что Румыния может рассчитывать на пересмотр решения, принятого в свое время в Вене, о Трансильвании.

Я и Гитлер согласились, чтобы находившаяся в Румынии германская военная миссия продолжала вести работы по перестройке румынской армии по немецкому образцу, а также заключил экономическое соглашение, согласно которому немцы в последующем поставляли в Румынию самолеты марки “Мессершмидт-109”, танки, тракторы, зенитную и противотанковую артиллерию, автоматы и другое вооружение, получая взамен с Румынии хлеб и бензин для нужд германской армии.

На поставленный вопрос, можно ли рассматривать мою первую беседу с Гитлером, как начало моего сговора с немцами в подготовке войны против Советского Союза, я отвечаю утвердительно.

Это обстоятельство Гитлер, безусловно, имел в виду при разработке планов нападения на Советский Союз.

В январе 1941 года через германского посла в Румынии Фабрициуса [15] я был приглашен в Германию и имел в Берхтесгадене вторую встречу с Гитлером, на которой присутствовали: Риббентроп, Фабрициус и вновь назначенный германский посол в Бухаресте Келлингер [16]. Кроме них присутствовали также представители германских вооруженных сил – фельдмаршал Кейтель и генерал-полковник Иодль.

В начале беседы Гитлер, представляя мне Келлингера, подчеркнул, что последний является его ближайшим другом.

После этого Гитлер, характеризуя военное положение на Балканах, заявил, что в связи с неудачами итальянцев в войне с Грецией, Муссолини обратился к нему за помощью и такую помощь он, Гитлер, намерен оказать Италии. В связи с этим Гитлер просил меня пропустить через Румынию сосредоточенные на территории Венгрии германские войска для того, чтобы они могли оказать быструю помощь итальянцам.

Имея в виду, что пропуск немецких войск через Румынию на Балканы будет актом, враждебным Советскому Союзу, я спросил у Гитлера, как, по его мнению, отнесется к этому советское правительство.

Гитлер, напомнив мне, что при первой встрече со мной в ноябре 1940 года он уже дал соответствующие гарантии Румынии, взял на себя обязательство защищать Румынию силой оружия.

Я высказал опасение, что продвижение немецких войск через Румынию может послужить поводом военных действий со стороны Советского Союза, и тогда Румыния попадет в тяжелое положение, так как румынская армия не отмобилизована, – на это Гитлер заявил, что он отдаст приказ оставить в Румынии часть немецких войск, предназначенных для участия в операциях против Греции.

Гитлер подчеркнул также, что находящаяся в его распоряжении информация свидетельствует о том, что Советский Союз не намерен воевать против Германии или Румынии.

Удовлетворившись этим заявлением Гитлера, я согласился пропустить немецкие войска по румынской территории.

Присутствовавший на этом совещании генерал-полковник Иодль охарактеризовал мне стратегическое положение германской армии, подчеркнув при этом необходимость удара по Греции со стороны Болгарии.

Моя третья встреча с Гитлером состоялась в мае 1941 года в Мюнхене.

На этой встрече, где кроме нас присутствовали Риббентроп и личный переводчик Гитлера – Шмидт, мы уже окончательно договорились о совместном нападении на Советский Союз.

Гитлер сообщил мне, что им принято решение о военном нападении на Советский Союз. Подготовив это нападение, говорил Гитлер, мы должны осуществить его неожиданно на всем протяжении границ Советского Союза от Черного до Балтийского морей.

Неожиданность военного нападения, продолжал далее Гитлер, даст Германии и Румынии возможность в короткий срок ликвидировать одного из самых опасных наших противников.

Исходя из своих военных планов, Гитлер предложил мне предоставить территорию Румынии для сосредоточения германских войск и, наряду с этим, принять непосредственное участие в осуществлении военного нападения на Советский Союз.

Гитлер подчеркнул, что Румыния не должна стоять вне этой войны, так как для возвращения Бессарабии и Северной Буковины она не имеет иного пути, как только воевать на стороне Германии. При этом он указал, что за нашу помощь в войне Румыния сможет оккупировать и администрировать и другие советские территории, вплоть до Днепра.

Так как предложение Гитлера о совместном начале войны против СССР соответствовало моим агрессивным намерениям, я заявил о своем согласии принять участие в нападении на Советский Союз и обязался подготовить потребное количество румынских войск и одновременно увеличить поставки нефти и продуктов сельского хозяйства для нужд германской армии.

Перед тем, как мною и Гитлером было принято решение о нападении на Россию, я спросил у Гитлера, есть ли какая-либо договоренность с Венгрией относительно ее участия в войне. Гитлер ответил, что венгры уже дали свое согласие участвовать в союзе с Германией в войне против СССР. Когда именно немцы договорились об этом с венграми, – Гитлер мне не сказал.

Возвратившись из Мюнхена в Бухарест, я начал деятельную подготовку к предстоящей войне.

Прежде всего, я вызвал к себе начальника генерального штаба румынской армии генерала Иоанициу [17], поставил его в известность о принятом мною вместе с Гитлером решении по вопросу нападения на Советский Союз и приказ ему немедленно подготовить мобилизационный план румынской армии, сосредоточения ее на границе с СССР и последующего развертывания.

Вместе с этим, я приказал Иоанициу провести в Румынии мобилизацию нескольких возрастов, а также мобилизовать конский состав и транспортные средства, необходимые для обеспечения как имевшихся, так и вновь формируемых дивизий.

Когда все необходимые приказы по армии были отданы, я в мае и июне месяцах 1941 года провел совещание с каждым из своих министров, которых также поставил в известность о моем и Гитлера решении напасть на Советский Союз и каждому из них дал соответствующие указания.

В тот период времени я совещался с государственным секретарем Антонеску Михаем, назначенным затем на пост моего заместителя и министра иностранных дел, генералом Стоянеску – министром финансов,
генералом Потопяну – министром национальной экономики, генералом Джоржеску – министром путей сообщения, Стойческу – министром юстиции и предложил им выделить из каждого министерства потребное количество чиновников для организации гражданской администрации на советской территории, которая будет нами оккупирована.

Тогда же я вызвал к себе министра внутренних дел генерала Попеску, которому поручил заняться формированием специальных жандармских частей, выделяемых в распоряжение гражданских административных органов, которые должны были действовать на оккупированной советской территории.

Министрам я указал, что выделенные ими чиновники, помимо организации органов гражданской администрации, должны захватить колхозный урожай, который особенно был нам необходим в связи с большим недостатком продовольствия в Румынии.

Министры были полностью согласны с моим и Гитлера решением о нападении на Советский Союз, и все мои приказы и указания принимали к исполнению без всяких обсуждений. Они так же, как и я, были сторонниками союза с Гитлером и всячески помогали мне в укреплении нашей связи с Германией.

После вторжения на советскую территорию румынские войска, находившиеся под моим главным командованием, оказали немцам большую помощь, в связи с чем Гитлер прислал на мое имя письмо с выражением благодарности мне и румынской армии.

Показания написаны мною собственноручно.

Маршал Антонеску

ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 28-33. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№3.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА МАРШАЛА И. АНТОНЕСКУ

от 7 января 1946 года

Антонеску И., 1882 года рождения, уроженец г. Питешти (Румыния), румын, происходит из семьи военных, с высшим образованием, беспартийный. До ареста -руководитель румынского государства, военное звание – маршал.

Вопрос: Уточните, когда было заключено соглашение между Германией и Румынией о совместном военном нападении на СССР?

Ответ: Как я уже показал на допросе 26 июня 1945 года, вопрос о совместном нападении Германии и Румынии на Советский Союз был решен в мае 1941 года во время моей личной встречи с Гитлером.

Тогда между мной и Гитлером был заключен устный договор о военном союзе между Германией и Румынией и совместном нападении на Советский Союз.

Вопрос: Кто присутствовал при вашем сговоре с Гитлером?

Ответ: Договор с Гитлером был заключен мной в присутствии министра иностранных дел Германии Риббентропа и личного переводчика Гитлера – Шмидта.

Вопрос: Венгрия принимала участие в заключении соглашения с Германией о ненападении на СССР?

Ответ: Да, принимала. В беседе с Гитлером, когда решение о военном нападении Германии и Румынии на СССР нами (мной и Гитлером) было принято, я спросил Гитлера, есть ли какая договоренность с Венгрией относительно ее участия в войне. Гитлер ответил, что венгры уже дали свое согласие участвовать в союзе с Германией в войне против Советского Союза. Когда именно немцы договорились об этом с венграми, Гитлер мне не сказал.

Вопрос: Непосредственно с венгерским правительством вы поддерживали связь во время подготовки к войне против СССР?

Ответ: Нет. Отношения между Румынией и Венгрией в то время были натянутыми, поэтому никаких переговоров между нами не велось.

Вопрос: До вашей встречи с Гитлером вы, очевидно, располагали данными о готовившемся Германией нападении на СССР?

Ответ: Данных о военных приготовлениях Германии к нападению на СССР до встречи с Гитлером у меня не было.

Вопрос: А вы встречались с Гитлером до мая 1941 года?

Ответ: Да, встречался.

Вопрос: Во время этих встреч Гитлер разве не информировал вас о немецких приготовлениях к войне против СССР?

Ответ: В ноябре 1940 года я имел в Берлине встречу с Гитлером и в присутствии Риббентропа и переводчика Шмидта подтвердил ранее заключенное соглашение о присоединении Румынии к “тройственному пакту” и о допуске в Румынию германской военной миссии для подготовки румынской армии.

Этот акт с моей стороны можно рассматривать, как начало моего сговора с немцами в развязывании войны против Советского Союза.

При вторичной встрече с Гитлером в Мюнхене в январе 1941 года Гитлер прямо заявил, что Германия и СССР никак не могут договориться относительно Румынии, Советский Союз претендует якобы на устье Дуная и другие стратегические пункты на Балканах, а Германия с этим не соглашается, защищая якобы интересы Румынии. Очевидно, таким заявлением Гитлер готовил румын к войне против СССР.

Допрос прерван.

Протокол записан с моих слов верно, мной прочитан.

Антонеску

ЦА ФСБ России. Н-1867. Т. 1. Л. 51-52. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№4.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА МАРШАЛА И. АНТОНЕСКУ

от 4 апреля 1946 года

Антонеску И., 1882 года рождения, уроженец г. Питешти (Румыния), румын, происходит из семьи военных, с высшим образованием, беспартийный. До ареста – руководитель румынского государства, военное звание – маршал.

Вопрос: На какой основе строились экономические отношения между Германией и Румынией в период войны против Советского Союза?

Ответ: В период войны Германии и Румынии против Советского Союза добываемая в Румынии нефть в основном вывозилась в Германию и частично в Италию, Турцию и Болгарию.

Всего в Румынии в этот период ежегодно добывалось 4 миллиона 400 тысяч тонн нефти, из них направлялось в Германию 3 миллиона тонн. При этом вся нефтяная промышленность Румынии находилась в руках английских, американских, голландских, бельгийских и французских нефтяных обществ. Таким образом, получалось, что английские, американские нефтепромышленники обеспечивали Германию нефтью.

Я должен сказать, что Румыния, несмотря на настояние немцев конфисковать собственность английских и американских нефтяных обществ оставила эту собственность неприкосновенной, сохранив прежних генеральных директоров, назначенных еще до войны, и отказалась от своего права назначить для контроля за деятельностью фирм своих комиссаров.

Поставки румынской нефти в Германию осуществлялись в соответствии с существовавшим еще до моего прихода к власти экономическим соглашением.

В ноябре 1940 года при моей первой встрече с Гитлером между нами было заключено новое экономическое соглашение, согласно которому немцы в последующем поставляли в Румынию самолеты марки “Мессершмидт-109”, танки, тракторы, зенитную и противотанковую артиллерию, автоматы и другое вооружение, получая с Румынии нефть, бензин и хлеб.

Кроме этого, весной 1941 года при встрече в Вене с Герингом я устно условился с ним, что Румыния постарается увеличить нефтепоставки и будет взамен этого получать от немцев нефтеоборудование.

Это соглашение носило общий характер и в последующем было развито и конкретизировано путем переговоров между румынским министром нефтяной промышленности Димитрюк и немецкими представителями в Румынии Фишером и Нойбахером [18]. Оформлялось ли это соглашение какими-либо документами, мне неизвестно.

На протяжении 1942 – [19] 44 гг. немцы завозили в Румынию обсадные и бурильные трубы и другое нефтеоборудование, применяющиеся при эксплуатационных работах на нефтепромыслах, а также поставляли оборудование для трубопроводов Плоешти-Бухарест, Трансильвания-Бухарест.

Германское нефтеоборудование распределялось между нефтяными фирмами, находившимися в Румынии по специальному плану, который разрабатывался министерством нефтяной промышленности Румынии при участии представителей этих фирм и представлял собой часть ежегодных германо-румынских экономических соглашений.

Наряду с этим в 1943 году немцы доставили в Галац оборудование нефтеобрабатывающего завода, которое вначале было завезено на Северный Кавказ, но затем при отступлении эвакуировано в Румынию.

Кроме этого, в обмен на нефть, немцы поставляли в Румынию железную руду, добывавшуюся ими в Кривом Роге.

В то же время лично Гитлер, Риббентроп и германский посол в Румынии Киллингер при встречах с представителями румынского правительства неоднократно подчеркивали, что румынские нефтепоставки Германией оплачиваются усилиями германских войск на советско-германском фронте.

Так, в январе 1942 года, Гитлер, принимая меня в своей ставке в Восточной Пруссии и имея в виду высказывания румын о том, что они не получают достаточной компенсации за свою нефть, сделал мне замечание и рекомендовал в вопросе о нефти учитывать, что за румынскую нефть Германия платит тем, что ее солдаты воюют за интересы Румынии.

Допрос прерван.

Протокол записан с моих слов верно, мной прочитан.
Антонеску
ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 56-58. Подлинник. Машинопись.

Автограф.


№5.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА М. АНТОНЕСКУ

от 23 июня 1945 года

Антонеску М., 1904 года рождения, уроженец уезда Дымбовица, румын, подданный Румынии, доктор юридических, политических и экономических наук, доцент международного права, бывший заместитель премьер-министра Румынии.

Допрос начат в 14 час. 00 мин.

Вопрос: В 1941 году вы являлись одним из руководителей румынского правительства и повинны в организации военного нападения на Советский Союз. Какое участие вы принимали в военных приготовлениях Румынии?

Ответ: В 1941 году я входил в состав румынского правительства маршала Антонеску, как министр без портфеля и ведал вопросами пропаганды и координировал деятельность ряда министров.

Как член правительства виновен в нападении, которое Румыния, не объявив войны, совершила на Советский Союз.

Рассчитывая, что в результате неожиданного нападения Румынии удастся сделать территориальные приобретения за счет Советского Союза, я еще до войны по предложению маршала Антонеску занимался созданием специального аппарата чиновников, которые должны были осуществлять оккупационный режим в захваченных районах Советского Союза.

Вопрос: Говорите прямо, созданный вами аппарат чиновников был подготовлен для ограбления советских районов. Так это?

Ответ: Признаю. Я давал указание ряду министров, чтобы они приняли меры к захвату урожая, который ожидали в 1941 году колхозы Советского Союза на юге.

Вопрос: Когда и кому вы дали такие указания?

Ответ: По поручению маршала Антонеску я проводил с министрами специальные совещания по этому вопросу.

В мае 1941 года, возвратившись из Германии после встречи с Гитлером, маршал Антонеску созвал в своей резиденции в Бухаресте членов правительства и объявил, что он договорился с Гитлером о совместном нападении Германии и Румынии на Советский Союз и предложил министрам, чтобы каждый из них выделил из своего ведомства в распоряжение военного командования известное количество чиновников, пригодных для использования их в качестве организаторов гражданской администрации на оккупированной территории Советского Союза.

После совещания с министрами в июне 1941 года маршал Антонеску выехал в армию и перед своим отъездом, вызвав меня к себе, поручил созвать министров и проверить, как ими выполнено его распоряжение о выделении чиновников для военного командования.

На другой день я, пригласив к себе министра национальной экономики Маринеску, министра финансов генерала Стоянеску, министра юстиции Стойческу, министра образования Петровича, заместителя министра снабжения Неджель, предложил им доложить об исполнении распоряжения, полученного ранее от маршала Антонеску. Министры сообщили, что чиновники в распоряжение военного командования выделены.

На этом же совещании я объяснил присутствовавшим министрам, что выделенный состав чиновников должен будет обеспечить по мере продвижения румынских войск по советской территории создание оккупационной власти и подчеркнул, что основная задача заключается в том, чтобы захватить советский урожай.

После начала военных действий с Советским Союзом и занятия румынскими войсками части Бессарабии и Буковины, я созвал второе совещание, где присутствовали те же министры Маринеску, Стоянеску, Петрович и Неджель, которым объявил, что надо быть строгими к румынам, служившим в советских органах, не брать на службу священников и учителей, сотрудничавших с советской властью.

Министру юстиции Стойческу я приказал на оккупированной территории создать судебные органы и разрешил для этой цели послать на советскую территорию председателя апелляционного суда Привацеску.

Мне известно, что маршал Антонеску в августе 1941 года дал приказ начальнику генерального штаба Ионеску создать в районе Днестра специальную режимную зону, куда из Бессарабии и Буковины были высланы десятки тысяч советских граждан, заподозренных в нелояльном отношении к румынской армии.

Вопрос: Что представляла из себя режимная зона?

Ответ: Режимная зона состояла из нескольких крупных концентрационных лагерей.

Вопрос: Вам было известно, что советские граждане, заключенные в этих лагерях, умирали от голода?

Ответ: Да, я знал, что румынские власти, угоняя советских граждан в режимную зону, запрещали брать с собой их личные вещи и продукты, вследствие чего среди заключенных наблюдался голод и большая смертность от истощения. В преступном обращении с советскими гражданами виновны румынские военные власти и в первую очередь маршал Антонеску.

Вопрос: А почему вы слагаете с себя ответственность за эти преступления? Вы же являлись фактическим руководителем румынского правительства?

Ответ: Действительно, 23 июня 1941 года маршал Антонеску назначил меня на пост председателя Совета Министров и 27 июня 1941 года передал в мое ведение министерство иностранных дел. В результате я стал фактически руководителем правительства Румынии и обеспечивал действия румынских войск против Советского Союза. Однако, по предложению маршала Антонеску в дела военной администрации на оккупированной территории Советского Союза не вмешивался. Кроме того, я должен был обеспечить сохранение тесных взаимоотношений с Германией. С этой целью в 1942 году по предложению посла Германии Киллингер в Румынии было создано общество сближения с Германией. Руководителем этой организации являлся маршал Антонеску, а я был назначен его заместителем.

Допрос прерван в 17 час. 00 мин.

Показания записаны с моих слово правильно, мне прочитаны на румынском языке.

Антонеску.

ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 60-62. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№6.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА М. АНТОНЕСКУ

от 28 июня 1945 года

Антонеску М., 1904 года рождения, уроженец уезда Дымбовица, румын, подданный Румынии, доктор юридических, политических и экономических наук, доцент международного права, бывший заместитель премьер-министра Румынии.

Допрос начат в 14 час. 00 мин.

Вопрос: Известно, что в период войны Румынии против Советского Союза вы участвовали в совещаниях с рядом руководителей германского правительства. С кем из германских министров вы встречались?

Ответ: Как министр иностранных дел Румынии, я в период войны против Советского Союза выезжал в Германию, где имел встречи с Гитлером, Герингом, Геббельсом, Риббентропом и Функом [19].

Вопрос: Вы встречались с руководителями германского правительства для решения вопросов, связанных с войной против объединенных наций?

Ответ: Да. В ноябре 1941 года Риббентроп прислал маршалу Антонеску и мне приглашение приехать в Берлин для того, чтобы принять участие в конференции представителей воюющих в союзе с Германией стран. Из-за болезни маршал Антонеску поехать в Германию не смог, поэтому Румыния была представлена на конференции мной одним.

Под председательством Риббентропа 21 ноября 1941 года в здании германского министерства иностранных дел собрались: Чиано [20] (Италия), Бардоси [21] (Венгрия), Сирана-Суньер [22] (Испания), Виттинг [23] (Финляндия), Попов [24] (Болгария) и генерал Иошима [25] (Япония).

Конференцию открыл Риббентроп, который произнес речь, содержавшую клевету в отношении Советского Союза, Великобритании и США. За Риббентропом выступили присутствовавшие на конференции иностранные представители.

Лично я в своем выступлении заявил, что Румыния всегда будет поддерживать политику тех стран, которые ведут борьбу против Советского Союза. Аналогичные заявления сделали Чиано, Бардоси, Сирана-Суньер, Виттинг и Попов.

Никаких решений на конференции в Берлине принято не было.

Вопрос: Для чего же созывалась эта конференция?

Ответ: Конференция была созвана по инициативе Германии, которой в целях пропаганды нужно было показать, что проводимая ею политика поддерживается правительствами Румынии, Италии и других, союзных с ней стран.

Для этой цели министры иностранных дел были приглашены в Берлин и затем публично выступали с заявлениями, направленными против объединенных наций.

Вопрос: Вас инструктировали, что вам следовало говорить на конференции?

Ответ: Да. Перед открытием конференции ко мне в гостиницу “Аллой” приезжал советник министерства иностранных дел Германии Смент, который прорепетировал со мной, что я должен был сказать в своем выступлении на конференции.

Вопрос: Чем была отмечена ваша послушная служба немцам?

Ответ: Когда конференция была закрыта, я посетил резиденцию Риббентропа, который от имени германского правительства вручил мне орден “Германского Орла”. После этого, в сопровождении Риббентропа, Келингера, Смент и румынского посла в Германии Воси я посетил Гитлера, а затем был у Геринга, Геббельса и Функа.

В беседах с Гитлером, Герингом, Геббельсом и Функом я попробовал напомнить им о притязаниях Румынии на Северную Трансильванию, однако ничего определенного в ответ не услышал.

Возвратившись в Румынию, я доложил о результатах своей поездки в Германию на заседании совета министров.

В 1942 году я приступил к подготовке материалов к мирной конференции, которая, как я думал, состоится после того, как Германии и Румынии удастся одержать победу над Советским Союзом.

Вопрос: Вы, очевидно, полагали, что вам удастся присвоить некоторые территории Советского Союза?

Ответ: Да. Еще в конце 1941 года я отдал указание румынским послам в других странах подготавливать материалы для мирной конференции, а в мае 1942 года при министерстве иностранных дел Румынии создал специальную комиссию, которая должна была выработать предложения о границах Румынии.

Входившие в комиссию – доктор Мануила занимался разработкой вопроса о границах между Румынией и Венгрией, профессора Чабану и Нистор подготовляли материалы о границах с Советским Союзом.

Изменения, происшедшие в ходе войны, не дали возможности закончить работу созданной мною комиссии, ибо вместо ожидаемой победы война принесла капитуляцию Румынии.

Вопрос: Лишившись возможности осуществить захват советской территории, румыны обворовывали советские районы. Какое участие вы принимали в этом грабеже?

Ответ: В октябре 1941 года маршал Антонеску поставил меня в известность, что он думает назначить гражданским губернатором оккупированной территории Советского Союза бывшего губернатора Буковины Алексиану. Я сказал маршалу Антонеску, что Алексиану хорошо знаю, как профессора юридических наук, и посоветовал, чтобы маршал Антонеску подчинил Алексиану военным властям.

Согласившись с моим предложением, Антонеску призвал Алексиану на службу в румынскую армию, а затем, уже как военного представителя, назначил гражданским губернатором захваченной советской территории.

В начале 1943 года маршал Антонеску мне сказал, что он дал указание Алексиану, чтобы промышленность и другие ценности из советских городов были вывезены в Румынию. Вначале маршал Антонеску предлагал, чтобы я взял на себя руководство этим мероприятием, но затем было решено, что этим вопросом будут заниматься министр экономики генерал Добре [26] и государственный секретарь Гелю.

Из докладов начальника жандармерии Румынии генерала Василиу мне известно, что из Советского Союза вывозилось: оборудование крупных предприятий, трактора и угонялся скот.

Допрос прерван в 17 час. 00 мин.

Протокол записан с моих слов верно, мне прочитан на румынском языке.

Антонеску

ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 73-76. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№7.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА М. АНТОНЕСКУ

от 5 июля 1945 года

Антонеску М., 1904 года рождения, уроженец уезда Дымбовица, румын, подданный Румынии, доктор юридических, политических и экономических наук, доцент международного права, бывший заместитель премьер-министра Румынии.

Допрос начат в 22 час. 00 мин.

Вопрос: В период войны Румынии против Объединенных наций вы неоднократно выступали с обращением к румынам. Какого содержания были ваши выступления?

Ответ: На протяжении войны я неоднократно выступал с речами и в печати против Советского Союза.

22 июня 1941 года я выступил по радио с речью, обращенной к румынам, призывая их уничтожить советский строй в СССР и захватить Бессарабию и Буковину; в сентябре 1941 года, также по радио, мной было сделано заявление, направленное против Красной Армии; в октябре 1942 года в румынских газетах “Универсу” и “Тимпул” я поместил обширные статьи, содержавшие клеветнические нападки на СССР; в марте 1942 года, выступая в Бухаресте на собрании научных работников и затем в мае того же года на собрании в университете в г. Сибиу, я в своих речах пытался оправдать захватнические действия румынской армии.

Позже я выступал еще несколько раз, рассчитывая своими выступлениями настроить румын против СССР, убедить их, что война ведется в интересах Румынии.

Вопрос: А на самом деле, в чьих интересах воевали румынские солдаты?

Ответ: Ведя войну против Объединенных наций, румынское правительство маршала Антонеску действовало по указке Гитлера. Это я признаю.

Вопрос: Вы признаете, что своими выступлениями против СССР обманывали население Румынии, скрывая истинных виновников войны?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: И в то же время вы отстаивали интересы Германии вплоть до разгрома румынских войск. Это вы признаете?

Ответ: Да, в последней стадии войны от представителей нейтральных стран – Швеции, Швейцарии и Турции румынским правительством было получено пять предложений, где были указаны условия, на которых Румыния могла бы выйти из войны.

Поступившие предложения, после обсуждения между мной и маршалом Антонеску были отклонены, так как маршал Антонеску был не согласен с тем, чтобы сохранить границы Румынии в том положении, как они были в 1940 году, а также не хотел воевать против Германии, заявляя, что ему, как военному, неудобно изменять своему прежнему союзнику – Германии.

В 1944 году, после декларации советского правительства, опубликованной в связи с вступлением советских войск на территорию Румынии, маршал Антонеску в беседе со мной стал колебаться, имея ввиду пойти на переговоры с советским правительством, однако присутствовавшие при этом – военный министр генерал Пантази [27], начальник румынского генерального штаба – генерал Штефля [28] и министр вооружения – генерал Добре настояли, чтобы продолжать войну.

Вопрос: Вы также настаивали на продолжении войны?

Ответ: Нет, я на продолжении войны не настаивал, так как к этому времени убедился, что Германия и Румыния войну выиграть не смогут.

Вопрос: Неверно. Вы были сторонником войны, ездили в Германию, чтобы заручиться поддержкой у германского правительства. Какие гарантии вы получили от немцев?

Ответ: В августе 1944 года германский посол Келингер, посетив маршала Антонеску и меня, пригласил нас поехать в Германию для обсуждения с Гитлером и Риббентропом вопроса о дальнейшем участии Румынии в войне.

6 августа 1944 года я и маршал Антонеску, в сопровождении Келингера, прибыли в ставку Гитлера, находившуюся в то время в Восточной Пруссии. Маршал Антонеску разговаривал с Гитлером, а я с Риббентропом. Риббентроп заявил, что германскому правительству известно о переговорах, которые ведет Румыния через Стокгольм с Советским Союзом. Я подтвердил, что румынское правительство вынуждено в связи с чрезвычайно тяжелым положением на фронте выяснять условия, на которых Румыния может выйти из войны.

Я сказал буквально следующее: “Раз Германия отступает, мы не можем сами набрасывать веревку на свою собственную шею и, если немцы не гарантируют оборону Румынии, то румынское правительство должно искать выхода из войны”.

Риббентроп меня заверил, что немецкие войска будут сражаться за Румынию так же, как за свою германскую территорию.

Аналогичное заявление получил от Гитлера маршал Антонеску.

Допрос прерван в 24 час. 00 мин.

Протокол записан с моих слов верно, мне прочитан на румынском языке.

Антонеску

ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 83-85. Подлинник. Машинопись. Автограф.


№8.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА М. АНТОНЕСКУ

от 13 июля 1945 года

Антонеску М., 1904 года рождения, уроженец уезда Дымбовица, румын, подданный Румынии, доктор юридических, политических и экономических наук, доцент международного права, бывший заместитель премьер-министра Румынии.

Допрос начат в 21 час. 30 мин.

Вопрос: Вы продолжаете скрывать свое участие в ограблении советских районов, занимавшихся в период войны румынскими войсками. Говорите об этом.

Ответ: На предыдущих допросах я признал, что накануне нападения Румынии на Советский Союз, по предложению маршала Антонеску, занимался созданием специального аппарата чиновников, которые передавались в военное ведомство и должны были осуществить оккупационный режим в захваченных районах Советского Союза. На совещаниях с министрами: национальной экономики Маринеску, финансов генералом Стоянеску, юстиции Стойческу, образования Петровичем и заместителем министра снабжения Неджел в июне 1941 года я дал указание захватить советский урожай, приказал быть строгими к румынам, служившим в советских органах, не брать на службу священников и учителей, сотрудничавших с советской властью, а также поручить создать на занятой румынами советской территории судебные органы. В октябре 1941 года, при моем участии, на оккупированную территорию СССР был назначен в качестве губернатора Алексяну, а в 1943 году маршал Антонеску мне сказал, что он дал указание Алексяну, чтобы промышленность и другие ценности из советских городов были вывезены в Румынию. Маршал Антонеску предлагал мне взять на себя руководство этим мероприятием, но затем было решено, что этим вопросом будут заниматься министр экономики генерал Добре и государственный секретарь Гемо. Из докладов начальника жандармерии Румынии генерала Василиу мне известно, что из Советского Союза вывозилось оборудование крупных предприятий, трактора и угонялся скот. Мне также было известно, что по приказу маршала Антонеску в августе 1941 года в районе Днестра была создана специальная режимная зона, куда из Бессарабии и Буковины были насильно вывезены десятки тысяч советских граждан, которые массами умирали от голода. Я это признаю и одновременно хочу заявить, что больше никакого участия в преступлениях, совершенных румынами на оккупированной территории Советского Союза, я не принимал.

Вопрос. А почему вы умалчиваете о том, что лично давали указания Алексяну вывозить с советской территории сельскохозяйственное имущество?

Ответ: Я таких указаний Алексяну не давал.

Вопрос: Приводим показания Алексяну на допросе от 3 июля 1945 года: “…в половине октября 1941 года я уже получил письменное распоряжение Михая Антонеску, назначенного тогда на должность вице премьер-министра Румынии, немедленно отправить в Румынию 1500 тракторов со всеми необходимыми для них принадлежностями и прицепными машинами. Это распоряжение Михая Антонеску мной было выполнено…”.

Ответ: Я помню, в октябре 1941 года маршал Антонеску, прибыв из Бессарабии, сказал мне, что на ее территории сельскохозяйственные работы затянулись, и поэтому он дал указание министру сельского хозяйства генералу Секетиу и румынскому Генеральному штабу, чтобы с других районов оккупированной территории Советского Союза были вывезены трактора с прицепными приспособлениями и повозками, которые будут использованы для уборки урожая в Бессарабии.

Лично я в отношении тракторов указаний Алексяну не давал.

Допрос прерван в 22 час. 30 мин.

Показания с моих слов записаны верно, мной прочитаны на румынском языке.
Антонеску
ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 91-93. Подлинник. Машинопись.

Автограф.


№9.

СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ М. АНТОНЕСКУ

от 9 января 1946 года

В ноябре 1940 года маршал Антонеску в сопровождении тогдашнего министра иностранных дел принца Стурза выехал в Германию, где имел встречу с Гитлером.

Во время переговоров с Гитлером маршал Антонеску подписал соглашение о присоединении Румынии к “тройственному пакту” и получил от Гитлера обещание пересмотреть в последующем решения венского арбитража в пользу Румынии.

Кроме этого, маршал Антонеску заключил экономическое соглашение с Гитлером, предусматривавшее обмен товарами между Германией и Румынией.

После возвращения из Германии в начале декабря 1940 года маршал Антонеску сделал информационное сообщение о результатах его переговоров с Гитлером совету министров.

Эта первая поездка маршала Антонеску в Германию послужила началом политики, приведшей впоследствии к совместному нападению Германии и Румынии на Советский Союз.

По поручению маршала Антонеску, мной, в развитие условий соглашения, заключенного Антонеску с Гитлером, был составлен план использования немецких сельскохозяйственных машин.

В обмен на эти машины Румыния направляла в Германию нефть, нефтяные продукты и хлеб.

В ноябре 1940 года в Румынию начала прибывать германская военная миссия, состоявшая из многочисленного аппарата военных инструкторов, которые начали перестраивать румынскую армию на немецкий лад и, кроме того, прибыли входившие в состав миссии немецкие части ПВО, разместившиеся в районе Плоешти.

В январе 1941 года маршал Антонеску вторично выехал для встречи с Гитлером в Германию. В эту поездку маршала сопровождал начальник военного кабинета полковник Давидеску.

После переговоров между Антонеску и Гитлером, с разрешения маршала Антонеску, через Румынию были пропущены немецкие войска, проследовавшие в Болгарию для атаки на Грецию.

Часть из этих войск была оставлена в Румынии и находилась на границе с СССР.

В период марта-апреля 1941 года, как мне лично маршал Антонеску говорил, германский посол Киллингер стал провоцировать румын против СССР сообщениями о том, что русские имеют якобы плохие намерения в отношении Румынии.

В мае 1941 года маршал Антонеску имел третью встречу с Гитлером в Мюнхене.

Возвратившись из Германии, маршал Антонеску созвал в своей резиденции в Бухаресте членов правительства – министра внутренних дел Попеску, министра экономики Маринеску, министра вооружения Добре, министра финансов генерала Стоянеску, министра юстиции Стойческу, заместителей военного министра Пантази, Жиенеску и Пэиш и заместителя министра внутренних дел Василиу и объявил, что он договорился с Гитлером о совместном нападении Германии и Румынии на Советский Союз и приказал министрам, чтобы каждый из них выделил из своего ведомства в распоряжение военного командования известное количество чиновников, пригодных для использования их в качестве организаторов гражданской администрации на оккупированной территории Советского Союза.

После совещания с министром в июне 1941 года маршал Антонеску выехал в армию и перед своим отъездом, вызвав меня к себе, поручил созвать министров и проверить, как ими выполнено его распоряжение о выделении чиновников для военного командования.

На другой день я, пригласив к себе министра национальной экономики Маринеску, министра финансов генерала Стоянеску, министра юстиции Стойческу, министра образования Петровича, заместителя министра снабжения Неджель, предложил им доложить об исполнении распоряжения, полученного ранее от маршала Антонеску. Министры сообщили, что чиновники в распоряжение военного командования выделены.

На этом же совещании я объяснил присутствовавшим министрам, что выделенный состав чиновников должен будет обеспечить по мере продвижения румынских войск по советской территории создание оккупационной власти и подчеркнул, что основная задача заключается в том, чтобы захватить советский урожай.

После начала военных действий против Советского Союза 23 июня 1941 года маршал Антонеску назначил меня на пост председателя совета министров и 27 июня того же года передал в мое ведение министерство иностранных дел, а сам лично, оставаясь главой государства и руководителем вооруженных сил Румынии, продолжал сохранять тесные взаимоотношения с гитлеровской Германией.

Показания написаны мной собственноручно.
Антонеску
ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 97-100. Подлинник. Машинопись.

Автограф.


№10.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА М. АНТОНЕСКУ

от 4 апреля 1946 года

Вопрос: Какой характер носили экономические отношения между Германией и Румынией в период войны против Советского Союза?

Ответ: Между Румынией и Германией еще с 1939 года существовало экономическое соглашение, согласно которому немцы поставляли в Румынию вооружение, сырье для тяжелой промышленности и нефтеоборудование, получая взамен румынскую нефть и нефтяные продукты. При этом вся нефть, добывавшаяся в Румынии, направлялась только в Германию. В ноябре 1940 года маршал Антонеску при встрече с Гитлером подтвердил соглашение, которое было закончено в 1939 году. В последующем, на всем протяжении войны против СССР, Румыния поставляла в Германию ежегодно 3 миллиона тонн нефти, взамен чего получала германское вооружение, нефтеоборудование и машины для тяжелой промышленности. В 1942 году Германия завезла в Румынию большое количество труб, которые были использованы на строительстве нефтепроводов Плоешти-Бухарест-Джурджу и Плоешти-Констанца. Наряду с этим в Румынию немцами было доставлено большое количество труб, применяющихся в эксплуатационных работах на нефтепромыслах. В конце 1943 года немцы перевезли в Румынию оборудование нефтеперегонного завода, которое раньше ими предназначалось для использования на Северном Кавказе. Кроме этого, со слов маршала Антонеску, мне было известно о том, что немцы предлагали Румынии взять в эксплуатацию нефтеносные районы Северного Кавказа, но маршал Антонеску от этого якобы отказался.

Со слов маршала Антонеску, мне также известно, что немцы подготавливали в Германии нефтеоборудование, которое рассчитывали использовать на оккупированной территории Советского Союза.

Должен еще сказать, что, начиная с 1941 года, я неоднократно ставил перед немцами вопрос о том, чтобы вести расчеты за нефтепоставки в золотой валюте. Немцы с этим не соглашались, а Гитлер в одной из бесед с начальником румынского генерального штаба генералом Штефля сделал ему замечание, заявив, что румынам следует учитывать, что за румынскую нефть Германия платит тем, что защищает оружием интересы Румынии.

Протокол допроса записан с моих слов верно, мной прочитан на румынском языке.
Антонеску
ЦА ФСБ России. Д. № Н-1867. Т. 1. Л. 106-107. Подлинник. Машинопись.

Автограф.

Примечания

1. Антонеску, Йон Георг (1882-1946) – румынский политический и военный деятель; маршал (1941). Участник Первой мировой войны. С 1 декабря 1933 по 11 декабря 1934 гг. начальник Генштаба румынской армии, бригадный генерал. С 1937 г. министр обороны. С 5 сентября 1940 г. – глава т.н. Национального легионерского правительства, военный диктатор («кондукатор») Румынии. 23 ноября 1940 г. подписал протокол о присоединении Румынии к Берлинскому пакту. В 1941-1942 гг. одновременно возглавлял Военное министерство. 23 августа 1944 г. в результате антифашистского вооруженного восстания был арестован и отправлен в СССР. В 1946 г. депортирован в Румынию. 17 мая 1946 г. по приговору Народного трибунала в Бухаресте расстрелян как военный преступник. В начале 1990 г. реабилитирован румынским судом.

2. Антонеску, Михай (1907-1946) – румынский государственный деятель, профессор. В сентябре 1940 г. при создании Национального легионерского правительства получил пост министра пропаганды. С 29 июня 1941 г. – министр иностранных дел. В 1942-1944 гг. одновременно являлся заместителем главы правительства, провел принятие пакета антиеврейских законов. В феврале 1943 г. попытался через посольства Румынии в Испании, Португалии и Швейцарии установить контакт с союзниками по Антигитлеровской коалиции. Арестован во время румынского восстания 23 августа 1944 г. и отправлен в СССР. В 1946 г. депортирован в Румынию. В начале 1990 г. реабилитирован румынским судом.

3. Важные источниковедческие наблюдения на эту тему см. в статье: Ананьич Б.В., Панеях В.М. «Академическое дело» как исторический источник // Исторические записки. М., 1999. № 2 (120). С. 338-349.

4. См.: Забытый агрессор. Румынская оккупация Молдавии и Транснистрии. Сборник статей. М., 2010.

5. Ионеску, Константин (1890-1969) – румынский политический и военный деятель; генерал. В годы Второй мировой войны – начальник Генштаба румынской армии.

6. Стоянеску, Николае Скарлет (1890-1959) – румынский государственный и военный деятель; генерал. В годы Второй мировой войны министр финансов королевской Румынии.

7. Потопяну, Георге (1889-1966) – румынский государственный и военный деятель; генерал. В 1941-1943 гг. офицер штаба 1-й дивизии, затем – 2-го корпуса. В 1944 г. генерал-губернатор Трансистрии, министр экономики королевской Румынии.

8. Так в документе, возможно, речь идет о румынском генерале Г. Георгеску. Георгеску, Григоре (1886-1954) – румынский государственный и военный деятель; генерал. Уроженец Крайовы. В годы Второй мировой войны министр общественных работ королевской Румынии.

9. Василиу, Константин «Пики» (1882-1946) – румынский государственный деятель; генерал дивизии (1940). Участник Первой мировой войны, начальник жандармерии при 1-й кавалерийской дивизии. В 1932-1940 гг. – генеральный инспектор жандармерии Южной Румынии. С 1940 по 23 августа 1944 гг. комендант румынской жандармерии; секретарь штаба министра внутренних дел. С 1942 г. помощник секретаря министерства внутренних дел (заместитель министра внутренних дел).

10. Алексяну, Георге (1897-1946) – румынский государственный деятель, доктор права (1925). В 1927-1938 гг. профессор общественного права в Черновицком университете. С 19 августа 1941 г. губернатор провинции Трансистрия (оккупированной румынами территории СССР между Южным Бугом и Днестром: Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережной части Молдавии), созданной на оккупированной Румынией территории СССР в 1941-1944 гг. Активно проводил политику румынизации; ответственен за репрессии десятков тысяч советских граждан.

11. Так в документе, возможно, речь идет о генерал-лейтенанте Й. Якобичи. Якобичи, Йозеф (1884-1952) – румынский военный деятель; генерал-лейтенант. В 1941 г. военный министр Румынии. В 1941-1942 гг. начальник румынского Генерального штаба. В 1942 г. вышел в отставку.

12. Шмидт, Пауль Отто (1899-1970) – немецкий государственный деятель, дипломат; штандартенфюрер СС (1940). Участник Первой мировой войны. В 1924-1925 гг. министериаль-директор, руководитель информационного отдела и отдела прессы имперского МИДа. В 1935-1945 гг. являлся личным переводчиком А. Гитлера, в т. ч. был официальным переводчиком на Мюнхенской конференции 1938 г. В 1940-1941 гг. – начальник канцелярии МИДа.

13. Речь идет о Берлинском пакте. Берлинский пакт 1940 года, другое название Пакт трех держав 1940 года или Тройственный пакт – международный договор (пакт), заключенный между представителями главных стран-участников Антикоминтерновского пакта: Германией (Иоахим фон Риббентроп), Италией (Галеаццо Чиано) и Японией (Сабуро Курусу) сроком на 10 лет. Заключен 27 сентября 1940 г. К пакту присоединились также зависимые от Германии правительства: в 1940 г. – Венгрия (20 ноября), Румыния (23 ноября) и Словакия (24 ноября): в 1941 г. – Болгария (1 марта), Югославия (25 марта, однако 27 марта новое правительство не утвердило акта присоединения).

14. Речь идет о решении Второго Венского арбитража. Венские арбитражи – название двух политических решений, вынесенных министрами иностранных дел нацистской Германии и фашистской Италии (Риббентропом и Галеаццо Чиано), выступавших арбитрами с целью удовлетворения претензий хортистской Венгрии на территории, которые она утратила по Трианонскому договору (1920). Первый Венский арбитраж (2 ноября 1938 г.), по решению Германии и Италии предписывал Чехословакии передать Венгрии южные районы Словакии, юго-западные районы Подкарпатской Руси и Закарпатской Украины. Второй Венский арбитраж (30 августа 1940 г.), согласно решения которого Румыния должна уступить половину Трансильвании Венгрии. В дополнение к этому решению 7 сентября 1940 г. Четырехсторонним решение Южная Добруджа была передана из состава Румынии в состав Болгарии. Венские арбитражи ликвидированы Парижскими мирными договорами 1947 г.

15. Фабрициус, Вильгельм Фриц (1882-1964) – немецкий государственный деятель, дипломат. С 1910 г. на дипломатической работе. В 1911-1919 гг. вице-консул в Каире, Константинополе, Цюрихе, Шаффхаузе. Член НСДАП (с 1 апреля 1937 г.). С 7 апреля 1936 на дипломатической работе в Румынии, посланник 1-го класса в Бухаресте. В декабре 1940 г. отозван в Берлин; сотрудник по особым поручениям реферата ГУа (торгово-политический отдела; Юго-Восточная Европа) Имперского министерства иностранных дел. С весны до 31 декабря 1944 г. сотрудник реферата 1Уb (отдел информации; Юго-Восточная Европа).

16. Так в документе, здесь и далее речь идет о германском дипломате М. фон Киллингере. Киллингер, Манфред фон (1886-1944) – немецкий партийный деятель и дипломат; барон. Участник Первой мировой войны. Член НСДАП (1927), вошел в состав высшего руководства СА. В1933-1935 гг. – министр-президент Саксонии. На этом посту принимал участие в аресте своих бывших коллег по СА во время «ночи длинных ножей». В 1934 г. – депутат рейхстага от Дрездена. С 1935 г. – на дипломатической службе. В 1936-1938 гг. – генеральный консул в Сан-Франциско. В 1938-1940 гг. – в центральном аппарате Имперского министерства иностранных дел. С 1940 г. – посланник в Братиславе (Словакия). С 1941 г. – посол в Бухаресте (Румыния).

17. Так в документе, возможно, речь идет о румынском военном деятеле А. Ионициу. Ионициу, Александр (1890-1941) – румынский военный деятель; генерал бригады. В 1939-1941 гг. начальник Военной академии в Бухаресте.

18. Нойбахер, Герман (1893-1960) – австрийский экономист, дипломат и политик НСДАП. С 18 января 1940 г. специальный представитель по хозяйственным вопросам в Бухаресте. С 15 октября 1942 г. специальный представитель по экономическим и финансовым вопросам в Греции. С августа 1943 г. и до конца войны специальный представитель МИДа в Юго-Восточной Сербии.

19. Функ, Вальтер Эммануэль (1890-1960) – немецкий государственный деятель; журналист и экономист. В годы Второй мировой войны – министр экономики, президент Рейхсбанка.

20. Чиано Галеаццо, Джан (1903-1944) – итальянский государственный деятель, дипломат; граф де Кортеллаццо. 9 июня 1936 г. назначен министром иностранных дел. 22 мая 1939 г. в качестве представителя Италии подписал «Стальной пакт», 27 сентября 1940 г. – Трехсторонний договор. На Большом фашистском совете 24 июля 1943 г. выступил против Б. Муссолини. 23 августа 1943 г. скрылся в Германии, 19 октября 1943 г. выдан гестапо итальянской полиции.

21. Так в документе, речь идет о венгерском государственном деятеле Л. Де Бардоши. Бардоши, Ласло де (1890-1946) – венгерский политический деятель. В 1941-1942 гг. премьер-министр.

22. Серрано Суньер, Рамон (1901-2003) – испанский государственный деятель, адвокат. В 1938-1942 гг. министр иностранных дел Испании. В сентябре 1940 г. со специальной миссией посетил Берлин, во время которой обсуждался вопрос о вступлении Испании в войну с Великобританией.

23. Виттинг, Рольф (1879-1944) – финский государственный деятель, ученый и дипломат; доктор философии. В 1934-1936 гг. служил в МИД Финляндии. С 27 марта 1940 по 5 марта 1943 гг. министр иностранных дел.

24. Попов, Иван Владимиров (1890-1944) – болгарский политический деятель, дипломат. В 1936-1937 гг. полномочный министр в Праге, в 1937-1940 гг. в Белграде. 7 сентября 1940 г. подписал Крайовский мирный договор с Румынией, по которому последняя уступила Болгарии район Южной Добруджи. В 1940-1942 гг. министр иностранных дел Болгарии. В начале 1944 г. назначен посланником в Бухаресте, 5 сентября освобожден со своего поста.

25. Так в документе, возможно речь идет о японском дипломате X. Осиме. Осима, Хироси (1886-1975) – японский военный деятель и дипломат, барон; генерал. В годы Второй мировой войны – посол Японии в Берлине. Осужден к пожизненному заключению на Токийском процессе в ноябре 1948 г. в 1955 г., помилован.

26. Добре, Георге (1885-1959) – румынский военный и государственный деятель, корпусной генерал. Участник Первой мировой войны. В 1940 г. сначала был назначен директором Департамента производства военного снаряжения, затем генеральным секретарем Министерства вооружений. С 1942 г. министр вооружений и военного производства. После падения режима Й. Антонеску в августе 1944 г. потерял свой пост.

27. Пантаци, Константин (1888-1958) – румынский военный деятель; корпусной генерал. Один из ближайших сотрудников Й. Антонеску. Арестован во время румынского восстания 23 августа 1944 г. и отправлен в СССР. В 1946 г. депортирован в Румынию и приговорен к смертной казни, замененной пожизненным заключением. Умер в тюрьме.

28. Штефля, Илия (1886-1946) – румынский военный деятель; корпусной генерал. Участник Первой мировой войны. В межвоенный период занимал высшие командные должности в румынской армии. С февраля 1941 по январь 1942 гг. командовал 3-й дивизией, затем назначен начальником Генштаба Румынской армии.

Источник: Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии. М., 2011.

Reclame

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare /  Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare /  Schimbă )

Conectare la %s