МОЛДАВИЯ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941 г.)


Схема боевых действий войск Южного фронта (1 — 10 июля 1941 г.)

Подвиг советских пограничников на молдавско-румынской границе

Ранним утром 22 июня 1941 года Молдавия, как одна из западных республик СССР, была подвергнута вероломному нападению немецко-румынских войск. И первыми в бой против фашистских захватчиков вступили бойцы и командиры Молдавского пограничного округа, входившего в состав Одесского военного округа.

Молдавский пограничный округ (начальник — генерал-майор Н.Н.Никольский) объединял 23-й (Липканский), 24-й (Бельцкий), 2-й (Каларашский), 25-й (Кагульский), 79-й (Измаильский) пограничные отряды и четыре отдельные комендатуры [1]. Каждый пограничный отряд состоял из 4-5 комендатур, имевших по 3-4 заставы, в которых насчитывалось по 30-40 бойцов. Они охраняли границу протяженностью около 480 километров.

В сводке Совинформбюро 24 июня 1941 года сообщалось: «Румыния предоставила свою территорию полностью в распоряжение германских войск. С румынской территории совершаются не только налеты немецкой авиации на советские города и войска, но и выступления немецких и румынских войск, действующих совместно против советских войск…» [2].

Гитлеровское командование рассчитывало уничтожить все пограничные комендатуры в течение получаса. За это же время планировалось захватить мосты, навести переправы и открыть путь главным силам [3].

Несмотря на пятикратное превосходство вражеских сил, советские пограничники не дрогнули и отражали многократные атаки противника в течение одиннадцати суток.

Остановимся на документах, где описаны ожесточенные бои, которые велись советскими пограничниками на всех участках молдавско-румынской границы.

1. Из журнала записи боевых донесений пограничных войск о нападении противника на заставы Кагульского и Бельцкого пограничных отрядов.

22 июня 1941 г. 4 час. 15 мин.

По телефону из Кишинева генерал-майор Никольский.

Начался обстрел из ручных пулеметов с румынской стороны 5-й заставы Бельцкого погранотряда. 3-я застава Бельцкого погранотряда подверглась нападению. С Бельцким погранотрядом связь порвана. 11-я и 12-я заставы Кагульского погранотряда подверглись обстрелу с румынской стороны огнем ручных пулеметов…[4]

2. Донесение начальника пограничных войск Молдавского округа о переходе немецкими и румынскими войсками границы и первых боях с противником.

г. Кишинев. 22 июня 1941 г. 9 час. 15 мин.

Обстановка: 7.20 22 июня 1941 г.

Липканский погранотряд: на участках 1-й и 2-й застав до четырех взводов противника (немцы) переправились через государственную границу. Заставы вступили в бой: 3, 4 и 5-я заставы обстреливаются противником редким артиллерийским огнем. Связь с поддержками Красной Армии установлена. Помещение 14-й заставы разрушено артогнем. Потери выясняются. Отмечено накопление пехоты против сел Венишоара и Лопатник (участки 14-й и 15-й застав) — до двух батальонов.

Бельцкий погранотряд: заставы 1, 2, 3 и 5-я обороняют свои участки, ведут перестрелку с противником. На участке 4-й заставы до двух рот противника переправились через границу и окружили 4-ю заставу, застава ведет бой с противником в районе Мунтяны (участок 11-й заставы). До взвода противника нарушили границу. Авиация противника бомбила и обстреливала Бадраджи (1-я застава), м.Скулень (20-я застава), приняты меры для поддержки 4-й заставы и уничтожения противника на участке 11-й заставы. Во время воздушного боя над Бельцами нашей авиацией сбито два неприятельских самолета.

Каларашский погранотряд: в 5.10 22 июня 1941 г. 7 истребителей нарушили границу в районе Унгены—Тырг, углубившись на нашу территорию на 3 км. Возвратились обратно в 5.30. 10 двухмоторных бомбардировщиков нарушили границу в районе с.Немцень (11-я застава), курсом на восток скрылись в нашем тылу. В 5.45 штаб погранотряда в Калараше подвергся бомбардировке одним самолетом. Ранен один красноармеец, убито пять местных жителей. В 7.15 участки 6, 7 и 8-й застав обстреливаются ружейно-пулеметным огнем противника. Против участка 4-й заставы румыны готовят плоты для спуска на реку Прут.

Кагульский погранотряд: в 6.40 подверглись артиллерийскому обстрелу Цыганка, Фламында, Готешты. 10-я застава: в 6.55 через мост из Фэлчиу перешло на нашу сторону около взвода противника. 5-я застава с последним ведет бой. В 7.00 вновь подвергся артиллерийскому обстрелу г. Кагул. В центре города упало два снаряда. В 7.00 противник начал обходить помещение 5-й заставы. Застава перешла на огневые позиции…[5]

3. Донесение начальника пограничных войск Молдавского округа о боях с противником на рубеже реки Прут.

г. Кишинев. 23 июня 1941 г. О час. 05 мин.

Обстановка по состоянию на 22.00 22 июня 1941 г.

Каларашский погранотряд: в 19.15 на участке 6-й заставы в районе Коштулень силами заставы предотвращена попытка переправы противника до двух взводов. Против 1-й заставы в румынском с.Теделейев готовится переправа батальона противника. Против южной окраины с. Селень сконцентрировано три батальона пехоты противника и два броневика. Против участков застав в районе Цуцора, Марени сконцентрировано три батальона противника, по фронту участка 1-й комендатуры от Медель до Марени сосредоточено до пяти батальонов пехоты, в с.Селень имеются две бронемашины; основное направление Цуцора — Мост. По фронту участка 3-й комендатуры сосредоточено до четырех батальонов пехоты противника и кавполк в с. Решешты. В районе Леушень ведут переправу. Наибольшая концентрация войск противника отмечается в направлении Токилия—Радюканы, Сарата—Розешть. Под прикрытием артогня противник до четырех батальонов форсирует Прут. Против участка 18-й заставы в районе Сталинешти отмечено появление мотомеханизированных частей; с. Какарешть обстреливается артогнем противника. Станкопулеметный расчет противника пытается перейти мост в районе с. Цуцора. Застава держит мост под огнем. В районе разрушенного моста против Леушень концентрируются грузовые автомашины противника. Заставы 11-я и 12-я под воздействием превосходящих сил противника отходят в направлении с. Какиль, на правом берегу отмечена концентрация до одного пехотного полка. Застава 14-я совместно с ротой 161-го стрелкового полка заняла оборону севернее Леушень. Застава 15-я обороняется в 1 км севернее заставы. Застава 1-я в 21.35 была окружена противником, с которым вступила в бой. В 21.30 в районе Унгены появились два танка на правом берегу, в 21.40 — против южной окраины румынского села Решешты. Противник навел понтонный мост, идет переправа на нашу сторону.

Бельцкий погранотряд: 17 бомбардировщиков противника в 21.00 бомбили Бельцы. Аэродром разбит. Один румынский самолет и один германский самолет сбиты. К 22.00 положение на заставах 11-й и 12-й восстановлено. На участках 1-й и 2-й комендатур идет арторужейная перестрелка. В районе Скулень концентрируются более 200 мотоциклистов, до двух рот танков, до дивизии пехоты и кавалерии. По шоссе из Яссы движутся автомашины и артиллерия. Положение в этом районе чрезвычайно серьезное. На помощь прибыл батальон с участка 15-й заставы. Застава ведет бой с ротой противника. На участке 18-й заставы была отражена попытка противника навести понтонный мост.

Кагульский погранотряд: через реку Прут до двух батальонов противника готовят переправу Застава вступила в бой. По с.Точены ведется усиленная артстрельба…[6]

4. Из журнала записи боевых донесений о потерях противника и в отрядах Молдавского округа.

По телефону из Кишинева. Никольский.

23 июня 1941 г. 0 час. 40 мин.

Данные о потерях но состоянию на 22.00. Убито, ранено и пропало без вести 55 человек. Со стороны противника убито 7 офицеров, 208 солдат, пленено 2 офицера и 2 солдата [7].

5. Из журнала записи боевых донесений о боях на переправах через реку Прут на участках Каларашского, Бельцкого и Кагульского пограничных отрядов.

По телефону из Кишинева. Никольский.

22 июня 1941 г. 6 час. 10 мин.

Каларашский погранотряд: на участках 1-й и 2-й комендатур затишье. На нашей территории противника нет. В районе Решешты (правый берег) противник сосредоточен численностью в один кавнолк и один взвод мотоциклистов. В этом районе противник переправляет на нашу сторону подразделения пехоты по наведенному через реку Прут понтонному мосту. На остальных участках 3-й комендатуры затишье. На участке 4-й комендатуры в районах Токиля—Радюканы застава ведет бой с группой противника, которая силами 19-й заставы прижата к границе.

В 23.10 железнодорожный мост и мост для автогужевого транспорта через реку Прут в м. Унгены—Тырг силами частей Красной Армии взорваны. После взрыва моста противник открыл оружейно-пулеметный и артиллерийский огонь по нашей территории. На участке Бельцкого погранотряда в 23.00 противник форсировал реку Прут и занял с.Скулень и Койчаны. На остальных участках идет бой на переправах.

На участке 18-й заставы Катульского погранотряда при попытке форсировать реку пограничниками убито 10 румынских солдат. На участке 15-й заставы пограничниками рассеяно до роты румынских солдат. Дорога Кагул—Оанча удерживается двумя ротами 54-го стрелкового полка. На участке 1-й заставы Измаильского погранотряда в районе Кагула с 21.30 на правом берегу сконцентрировано до 500 румынских солдат…[8]

6. Из доклада начальника войск по охране тыла Южного фронта о боевых действиях пограничников в первый день войны.

10 февраля 1942 г.

22 июня 1941 г. на рассвете с румынской территории по пограничным заставам и комендатурам был внезапно открыт артиллерийский, минометный и ружейно-пулеметный огонь. Одновременно часть застав подверглась бомбардировке с воздуха.

Противник (немцы и румыны) рассчитывал под прикрытием внезапного огневого налета овладеть переправами, форсировать реки Прут и Дунай и уничтожить пограничные заставы, части прикрытия, начать беспрепятственное наступление на Каменец-Подольском, Бельцком и Кишиневском направлениях.

Пограничные наряды, охранявшие в ночь на 22 июня государственную границу и мосты через реку Прут, несмотря на численное превосходство противника, своими решительными действиями и огнем сковали продвижение последнего до подхода поддержек застав и комендатур. Началось неравное по силе, ожесточенное приграничное сражение.

Трудно привести точно соотношение сил и средств первого дня боев (до подхода поддержки Красной Армии), но достаточно показательным является тот факт, что на один километр фронта приходилось пять пограничников, против которых в среднем действовало не менее одной роты противника.

В первый день боев противнику удалось на некоторых направлениях вторгнуться на нашу территорию, но в последующие дни положение было восстановлено. Противник был отброшен за реку Прут с большими потерями, оставив на левом берегу сотни убитых.

Пограничники в боях за Родину проявили доблесть, мужество и отвагу, о чем свидетельствуют следующие боевые эпизоды.

22 июня 1941 г. в 5.00 противник на участке 3-й комендатуры Бельцкого пограничного отряда пять раз пытался форсировать реку Прут, огнем погранзастав отбрасывался в исходное положение.

В 11.00 противнику удалось переправиться через реку Прут на участке 13-й заставы и закрепиться в районе леса, южнее хут. Маре-Домнояска. Сосредоточив за короткое время в этом районе до двух пехотных полков, два эскадрона конницы, роту танков и дивизион артиллерии, противник перешел в наступление в направлении м. Чичуля, пытаясь прорваться на Бельцы.

В целях недопущения прорыва 12, 13 и 14-я заставы были сведены в одну группу и заняли оборону… В течение четырех дней происходили упорные, кровопролитные бои, в результате которых противник понес большие потери и был отброшен к реке Прут.

22 июня в 8.00 противник силою до двух рот окружил 4-ю заставу пограничного отряда и пытался ее уничтожить. Застава вступила в бой. Начальник заставы младший лейтенант Колотов шесть раз водил бойцов в штыковую атаку. Противник, потеряв до роты убитыми, был отброшен за реку Прут. Наши потери: один пограничник ранен.

22 июня в 6.00 противник (немцы и румыны) силою до батальона в районе южной окраины Котул-Морий форсировал реку Прут, одной ротой окружив отдельный пост 12-й заставы Каларашского пограничного отряда, двумя ротами начал развивать наступление в направлении Немцень и Саратени. Сводная группа пограничников (12-я застава и отделение тыла комендатуры) под командой начальника штаба комендатуры старшего лейтенанта Вальцевича активными действиями приостановила наступление противника и, контратаковав его во фланг, заставила отступить. Противник потерял 55 человек убитыми и бежал за реку Прут. Наши потери: несколько человек ранено.

Особого внимания заслуживают боевые действия на участке 5-й заставы Кагульского пограничного отряда, являвшиеся наиболее характерными из всех боевых действий приграничного сражения.

На этот участок противник бросил лучшие части 9-го и 6-го пехотных полков 1-й королевской дивизии, пытаясь в кратчайший срок преодолеть зону сопротивления пограничных застав и выйти на Кишиневское и Кагульское направления.

22 июня 1941 г. в 4.00 из с.Фэлчиу по 5-й заставе погранотряда был открыт ураганный артиллерийский огонь. Одновременно застава подверглась бомбардировке с воздуха. Здание заставы было разрушено, бойцы перешли в блокгаузы. Под прикрытием артиллерийского, минометного и пулеметного огня противник по мостам (которые не были взорваны) и вплавь начал переправляться через р. Прут.

В 6.40 на заставу прибыла поддержка: из штаба комендатуры одно стрелковое отделение под командой старшего лейтенанта Константинова, два отделения с 4-й заставы и одно отделение резервной заставы. Общее руководство боевыми действиями возглавил старший лейтенант Константинов.

К 15.00 артогнем были разрушены два блокгауза и к исходу дня — третий, последний. Несмотря на это, пограничники продолжали оказывать упорное сопротивление, отразив в течение 22 июня 11 яростных атак противника. После разрушения противником блокгаузов старший лейтенант Константинов разбил пограничников на пять групп и в ночь на 23 июня концентрированным ударом выбил противника с нашей территории. 24 июня двумя группами под командой ст. лейтенанта Константинова и начальника 5-й заставы лейтенанта Тужлова были взорваны мосты через реку Прут.

За время боев с 5-й заставой противник потерял убитыми и ранеными около полка.

За отличие в боях в районе 5-й заставы Кагульского пограничного отряда Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР присвоено звание Героя Советского Союза старшему лейтенанту А. К. Константинову, младшему лейтенанту И. Д. Бузыцкову и младшему сержанту В. Ф. Михалькову.

22 июня 1941 г. в 9.00 после трехчасовой артподготовки противник (немцы) силою до двух рот в районе Ганасени-Ноу форсировал реку Прут и окружил 2-ю заставу пограничного отряда. Начальник заставы старший лейтенант Ермолаев, допустив противника на 100-150 м, приказал открыть огонь и одновременно в нескольких направлениях контратаковал последнего. Противник от неожиданного удара обратился в бегство, оставив на нашей территории 75 человек убитыми, 32 человека было захвачено в плен, в том числе один офицер. Наши потери: трижды был ранен старший лейтенант Ермолаев.

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР Ермолаев награжден орденом Ленина.

22 июня в 10.00 противник силою до роты в районе с. Гильтос (участок 6-й заставы пограничного отряда) форсировал реку Прут и овладел высотой 78.2, господствующей над окружающей местностью, препятствуя своим огнем подходу частей Красной Армии из района Готешты. На ликвидацию противника с 6-й заставы была направлена группа численностью 15 пограничников под командой помощника начальника пограничной заставы младшего лейтенанта Баландина. В результате упорного боя совместно с прибывшим взводом 108-го контрольного пункта противник был уничтожен, и лишь незначительному количеству удалось бежать на правый берег реки Прут. С нашей стороны потерь не было.

22 июня 1941 г. в 4.20 противник силою до батальона под прикрытием сильного артиллерийского и минометного огня на участках 11-й и 12-й застав пограничного огряда форсировал реку Прут и вторгся на нашу территорию.

После 40-минутного боя силами 11-й и 12-й застав с большими потерями противник был отброшен на правый берег реки Прут.

Подтянув резервы, противник вторично форсировал реку Прут и потеснил заставы. К исходу дня заставами совместно с прибывшей ротой 54-го стрелкового полка противник вторично был отброшен за реку Прут, потеряв убитыми и ранеными до двух рот. Наши потери: 9 человек убито и 19 ранено.

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР за проявленную отвагу и геройство начальнику 12-й заставы лейтенанту Ветчинкину присвоено звание Героя Советского Союза…[9]

За начальника войск по охране тыла Южного фронта
полковник ВЕЛИКАНОВ

Военный комиссар войск
бригадный комиссар КЛЮЕВ

7. Из боевой характеристики Каларашского пограничного полка.

11 июня 1943 г.

Наблюдением наряда на границе в первой половине июня 1941 г. было установлено, что противник усиленно готовится к наступлению: подтягивает к границе пехоту, артиллерию и танки, производит выселение жителей из пограничных сел.

Главную группировку сил производил в районе городов Хуши и Яссы.

За несколько дней до начала военных действий на границе противник приступил к разминированию мостов через реку Прут и дорог, идущих к берегу реки.

Заставы и подразделения отряда готовили усиленно оборонительные рубежи.

В 4.00 22 июня 1941 г. в направлениях Хуши—Кишинев, по шоссе Яссы—Унгены, по железнодорожному мосту и вброд через реку Прут под прикрытием огня артиллерии и минометов противник численно превосходящими силами повел наступление.

Заставы и подразделения отряда оказывали упорное сопротивление и местами переходили в контратаки.

Исключительную стойкость, отвагу и мужество проявили в этих боях пограничники, в течение семи дней стойко удерживавшие занимаемые ими рубежи.

Немецко-румынские войска мощными ударами пограничников отбрасывались за реку Прут, неся при этом большие потери людей и техники.

По неточным данным, враг за 7 дней боев потерял убитыми до 2500 солдат и офицеров, при этом было уничтожено: 3 орудия, 1 броневик и 7 станковых пулеметов.

Отряд потерял 7 убитыми и 15 человек ранеными.

В боях с немцами героизм и мужество проявил командир радиовзвода 3-й комендатуры лейтенант Рыжиков, которому присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В боях с фашистами проявили храбрость, отвагу и мужество многие бойцы и командиры, из которых награждены орденами Красного Знамени — 2 человек, Красной Звезды — 2 человек и медалью «За отвагу» — 5 человек, в том числе жена начальника заставы т. Сова.

Исключительный героизм в боях на границе проявил повар 1-й заставы т. Сергеев. Меткой стрельбой из ручного пулемета он полностью истребил взвод румын. На приказ начальника заставы отойти на новый рубеж ответил: «С заставы я не уйду до тех пор, пока не уничтожу всех фашистов».

Пограничник Сергеев в неравном бою пал смертью храбрых [10].

Начальник войск по охране тыла Центрального фронта полковник СЕРЕБРЯКОВ

Начальник штаба войск полковник МАЛЫЙ

«Исторический архив», 1961. №3. С. 102.

8. Из справки о боевых действиях погибших героев-пограничннков, имена которых рекомендуется присвоить пограничникам заставы.

Июль 1946 г.

Стеблецов Иван Григорьевич, старшина Бельцкого погранотряда.

В день начала Отечественной войны на старшину заставы Стеблецова с группой 12 человек была возложена задача обороны заставы. Несмотря на явное превосходство сил, румынам не удалось захватить заставу. Группа Стеблецова в течение трех суток отбивала яростные атаки врага. Только по приказу командования отошла на новый рубеж, где с пограничниками соседней заставы заняла оборону. Батальон румын при поддержке танков окружил группу Стеблецова, но активных действий не проявлял, рассчитывая, что пограничники, не имея возможности получить продовольствие и боеприпасы, сдадутся.

Старшина Стеблецов принял решение с боем вырваться из окружения, но недостаток боеприпасов не дал возможности осуществить этот замысел. В течение 11 дней держались пограничники в окружении. На двенадцатые сутки румыны предприняли сильную атаку. У пограничников оставалось только по одной гранате, патронов не было. По команде Стеблецова пограничники со штыками и последними гранатами бросились на врага. В неравном рукопашном бою от огня станковых пулеметов погибла вся группа пограничников [11].

Начальник 2-го отдела Политуправления ПВ полковник БЕЛЫХ

«Исторический архив», 1961. №3. С. 101.

Повторил подвиг пограничника И. Г. Стеблецова начальник 12-й заставы 24-го Бельцкого погранотряда И. П. Булгаков. В первый день войны гитлеровцы не стали форсировать реку Прут в районе 12-й заставы. Убедившись в том, что им не прорваться на данном участке, немецко-румынские части захватили мост и плацдарм на левом берегу соседней 13-й заставы.

Группа пограничников лейтенанта Булгакова решила оказать поддержку соседям и вместе с другими заставами нанесла удар по врагу, окопавшемуся в приграничном селе.

В разгар боя раненный в руку Булгаков продолжал командовать бойцами. Но в одной из очередных схваток вражеская очередь сразила бесстрашного командира. Теряя последние силы, лейтенант Булгаков приказал принять командование заставой старшине М. В. Соколову. В этом бою враг не досчитался многих солдат и офицеров [12].

Таким образом, приведенные документы о боевой деятельности советских пограничников свидетельствуют о том, что многие бойцы и командиры Молдавского погранокруга совершили в первые дни войны героизм и отвагу.

25 июня 1941 года газета «Правда» справедливо писала: «Славные пограничники грудью защищали каждую пядь советской земли. Доблестные бойцы-чекисты сдерживали регулярные части фашистских разбойников. Каждый боец понимал, что его священный долг — жертвуя жизнью, сделать все для задержания врага» [1З].

За проявленный подвиг в неравной схватке с врагом на границе командир радиовзвода 3-й комендатуры лейтенант А. Рыжиков был представлен комиссаром комендатуры С. Насоновым к присвоению звания Героя Советского Союза.

Перед боем С.Насонов написал письмо матери в Тамбовскую область и записку жене Фруктовой Олимпиаде Ивановне, чтобы срочно эвакуировалась.

На пятый день войны пал смертью храбрых комиссар Бужорской комендатуры 2-го Каларашского погранотряда Насонов Серафим Филиппович, 1911 года рождения, уроженец Тамбовской области.

Вдова комиссара Олимпиада Ивановна после войны вернулась в Молдавию и в настоящее время с сыном-инвалидом проживает в г. Кишиневе.

На десятый день войны в сводке Совинформбюро сообщалось: «Все попытки румыно-немецких войск проникнуть на территорию Бессарабии неизменно разбиваются о мужество и силу наших бойцов. Румынские холопы Гитлера, опьяненные хвастливой пропагандой фашистов, надеялись «молниеносно» пройти за немецкими войсками по Бессарабии. Но одураченные Гитлером румынские генералы жестоко просчитались. Немецкие офицеры насильно гонят румын впереди своих частей на верную смерть. Деморализованным румынским солдатам фашисты угрожают пулеметным огнем в спину. Вслед за наступающими румынскими подразделениями движутся немецкие пулеметчики» [14].

В целях объективности необходимо отметить, что далеко не все румыны хотели воевать с Гитлером против СССР. Так, в сводке Совинформбюро за 26 июня и 5 июля 1941 г. (вечернее сообщение) сообщалось следующее: «Румынские пленные рассказывают, что в каждом румынском полку имеется 40 германских солдат и офицеров, ибо германское командование не верит румынским солдатам. В тылу румынских войск располагается, как правило, германская артиллерия. Немцы заставляют воевать насильно, так как румынские солдаты настроены против войны и немцев.

В Румынии гитлеровцы хозяйничают, как в завоеванной стране. Они выкачивают все остатки продовольствия, обрекая население на голод и вымирание.

Недовольство румынского народа ненавистным режимом оккупантов и их лакеев, предателей из правительства Антонеску, начинает принимать характер открытых вооруженных выступлений…

Во многих городах и селах Румынии развертывается вооруженная борьба румынского населения против немецких и правительственных войск» [15].

К сожалению, указанные факты иногда умалчивались советскими историками.

Стойкость и мужество советских пограничников приумножались еще благодаря тому, что в самое решающее время, в период тяжелых боев на молдавской границе, им на помощь приходили местные жители.

Создание Южного фронта и оборонительные бои

21 июня 1941 года Политбюро ЦК ВК (б) приняло постановление о создании Южного фронта. Формирование его управления возлагалось не на Одесский, а Московский военный округ, что явилось одной из ошибок начального периода войны, поскольку создаваемый штаб фронта не знал театра предстоящих военных действий.

Назначенный командующий фронтом генерал армии И.Ф.Тюленев, член Военного Совета армейский комиссар 1 ранга А.И.Запорожец и и.о.начальника штаба – генерал-майор Г. Д. Шишенин в ночь на 25 июня вместе с полевым штабом прибыли на свой командный пункт в Винницу и приступили к принятию необходимых мер по отражению войск противника.

В состав Южного фронта включились 9-я армия, образованная в первые часы войны из войск Одесского военного округа, и 18-я армия, созданная из дивизии левого крыла Юго-Западного фронта на базе полевого управления Харьковского военного округа. В оперативное подчинение Южного фронта поступали также Дунайская военная флотилия, Одесская военно-морская база, погранотряды войск НКВД и Одесский военный округ, расположенный еще двумя крупными войсковыми соединениями [16].

В соответствии с разработанным «Планом обороны государственной границы» предусматривалось прикрытие силами 9-й армии Бельцкого, Кишиневского и Одесского направлений. Войска, стянутые в район прикрытия, должны были упорно оборонять молдавско-румынскую границу, обеспечивая мобилизацию, сосредоточение и развертывание войск Одесского военного округа. Противостоящие ей 11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские армии имели задачу сковать советские войска в междуречье Прута и Днестра и при благоприятных условиях перейти в наступление. Чтобы создать выгодные условия для будущего наступления, противник стремился форсировать реку Прут и захватить плацдармы [17].

Рано утром 22 июня, когда уже полыхала война, штаб Одесского военного округа получил приказ о развертывании полевого управления 9-й армии (командарм — генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, член Военного Совета — корпусной комиссар А. Ф. Колобяков, начальник-штаба — генерал-майор М. В. Захаров). Этот приказ, а также полученная в 07 часов 15 минут 22 июня за подписью наркома обороны директива № 2, предписывающая «… всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу, впредь до особого распоряжения границу не переходить», свидетельствовали о том, что генеральный штаб не владел обстановкой. Авиационным частям ставилась задача наносить удары «на глубину германской территории до 100-150 км». Однако «на территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать» [18].

Только в 21 час 15 минут 22 июня 9-я армия получила директиву № 3, указывающую «на необходимость решительных контрударов…»

Пока шло формирование Южного фронта и развертывание 18-й армии, вся тяжесть вражеских ударов на границе с Румынией легла на 9-ю армию, соединения которой были растянуты на широком фронте, и на пограничные войска, вошедшие в состав армии. Бывший командующий 9-й армии генерал-полковник Я. Т. Черевиченко в своих воспоминаниях пишет: «Численность советских войск на границе с Румынией была незначительной. В полосе протяженностью 480 км у нас находилось всего четыре стрелковые и одна кавалерийская дивизии. Граница не имела значительных инженерных укреплений, их не успели возвести, хотя работы и велись. На восточном берегу реки Прут имелись две линии окопов и траншей и то лишь на основных оперативных направлениях. Единственной преградой для противника была река Прут. Она-то и сыграла свою роль в развертывании пограничных частей Одесского военного округа в боевые порядки в первые тяжелые часы войны. Поняв серьезность обстановки, я отдал приказ вывести на линию границы 48-й стрелковый корпус, которым тогда командовал генерал-майор Р. Я. Малиновский, и 150-ю стрелковую дивизию под командованием генерал-майора И. И. Хоруна. Эти соединения дислоцировались далеко от границы…» [19]

Обстановка первого дня войны отражена оперативной сводкой штаба 9-й армии, в которой обобщалось:

«Части 9-й армии (штарм г. Тирасполь), прикрывающие госграницу, с 24.00 21.06.41 г. телеграфным распоряжением приведены в боевую готовность по боевой тревоге. Приказано занять районы но плану прикрытия. С 4.00 22.06 румынская армия открыла артиллерийско-пулеметный огонь по нашим пограничным пунктам на фронте Бэдражий-Ной, Унгены, Леово, Рени, Измаил… Авиация бомбила Бельцы, Кишинев, Дубоссары, Гроссулово, Аккерман, Болград. В воздушных боях сбито 19 самолетов противника, мы потеряли 7. Все попытки форсировать Дунай и Прут 22.06 отбиты».

Правый фланг 9-й армии составляли войска 35-го стрелкового корпуса(командир—комбриг И. Ф. Дашичев): 150-километровый фронт от Липкан до Скулен прикрывала 176-я стрелковая дивизия (комдив — генерал-майор В. Н. Марцинкевич), левее, от Петрешт до Леово, на участке в 115 км оборону занимала 95-я Молдавская стрелковая дивизия (комдив — генерал-майор А. И. Пастревич). Левый фланг армии прикрывали войска 14-го стрелкового корпуса (командир — генерал-майор Д. Г. Егоров), Черноморское побережье и берег Дуная до озера Ялпуг прикрывала 51-я Перекопская стрелковая дивизия (комдив — генерал-майор П. Г. Цирюльников), а дальше по Дунаю и нижнему течению Прута располагались части 25-й Чапаевской стрелковой дивизии (комдив — полковник А. С. Захарченко). Промежуток между стрелковыми корпусами по реке Прут от Леово до Кагула занимала 9-я Крымская кавалерийская дивизия (комдив — полковник А. Ф. Бычковский) 2-го кавалерийского корпуса (командир — генерал-майор П. А. Белов). Как правило, по два полка от дивизии занимали передовые районы прикрытия, а третий полк составлял резерв комдива и дислоцировался в глубине. На значительном удалении находились артиллерийские полки, зенитный и противотанковый дивизионы, разведывательный и саперный батальоны, батальон связи [20].

В ночь на 22 июня части и подразделения, поднятые по тревоге, оставили свои городки (стационарные и полевые) и двинулись к своим позициям на границе. Удары авиации и артиллерии врага по местам постоянной дислокации и палаточным городкам пришлись по пустому месту: войска находились на марше и занимали свои позиции на границе.

На правом фланге армии одним из первых вступил в бой 404-й стрелковый полк (командир — майор П.П. Зелинский) 176-й стрелковой дивизии. Десять дней и ночей полк удерживал свои позиции и отошел на заранее подготовленный рубеж только по приказу комдива. Лишь на второй день боев в районе Болотино врагу удалось форсировать Прут, но мощной контратакой, руководимой лично П.П Зелинским, враг был отброшен и попытки прорыва были ликвидированы. Особой храбростью отличились лейтенант Костюк, младшие лейтенанты Кобец и Петренко, политрук Кожухов, красноармейцы Мамай и другие. Сам командир Зелинский был ранен, но не покинул боевого строя (впоследствии он защищал Севастополь, командуя 138-й отдельной стрелковой бригадой).

На участке 389-го стрелкового полка той же 176-й дивизии проводится разведка. Направляется отделение 9-й роты младшего сержанта Курбан Дурды. Разведчики бесшумно переправились через реку Прут у села Бэдражий-Векь, проникли в расположение противника и в течение суток наблюдали за передвижением и развертыванием противника, нанося увиденное на карту. На обратном пути разведчики неожиданно встретились со взводом противника. Короткая схватка: 11 солдат противника убиты, 3 ранены, остальные пленены и доставлены в штаб 389-го стрелкового полка. Сын туркменского народа Курбан Дурды не раз отличался храбростью в боях. Он дополнил на молдавской земле список Героев Советского Союза.

Левый фланг 176-й стрелковой дивизии имел слабое огневое прикрытие на стыке с 95-й Молдавской дивизией, противник сумел здесь, форсировав реку Прут, захватить на левом берегу плацдармы и стал наводить переправы. Но вовремя подоспели бойцы 3-го дивизиона (командир — капитан А. Я. Манзий) 134-го гаубичного артиллерийского полка (командир — майор И. Ф. Шмельков) 95-й дивизии. Они орудийным огнем дивизиона с 16 до 20 часов 22 июня разогнали скопление войск противника, разрушили три переправы и шесть пушек врага. Этот бой был отмечен 26 июня в сводке Совинформбюро, где сообщалось: «Командир артиллерийского подразделения коммунист капитан А. Я. Манзий, участник боев с белофиннами, умело помог нашей пехоте отбить попытку противника форсировать реку Прут» [21]. Об этом бое писала и газета «Правда» за 27 июня: «Враг не ступил здесь на Советскую землю».

Не смог противник закрепиться и на всем 115-километровом фронте обороны 95-й Молдавской стрелковой дивизии. Комдив генерал-майор А. И. Пастревич по сигналу боевой тревоги главные силы направил на два важнейших направления: Яссы-Кишинев и Хуши-Кишинев, которые прикрывали 241-й стрелковый полк (командир — полковник П. Г. Новиков) и соответственно 161-й стрелковый полк (командир — полковник С. И. Серебров). Между полками образовался 35-километровый незащищенный участок, охраняемый только пограничниками. Оставался открытым и левый фланг дивизии. Считалось, что наступление здесь крупных сил противника маловероятно. Однако для их прикрытия в полках создавались подвижные резервы до двух стрелковых и одной пулеметной роты в каждом полку. Создавался резерв и в дивизии. Второй эшелон составлял 90-й стрелковый полк. В первые же дни войны в полосе 95-й дивизии противник пытался переправиться через реку Прут в районах Унген и Котул-Морий, там, где начинались дороги, ведущие в глубь Молдавии. Один только 241-й стрелковый полк за время боев па границе отбил более тридцати попыток врага форсировать реку Прут.

Стремясь любой ценой захватить плацдармы, противник меняет направления ударов, пытаясь переправиться на любом участке реки, менее защищенном, без выбора выгодных мест.

Вспоминает бывший командир 161-го стрелкового полка полковник С. И. Серебров: «…Командир Немценской погранзаставы докладывал: батальон вражеской пехоты форсировал реку Прут. Он окружает заставу. Веду неравный бой, имею потери, прошу помощи. Это было в районе села Немцены, и я не имел права снимать подразделения полка с занятых ими участков обороны…[22]

Срочно был организован подвижный отряд (из резерва командира полка) в составе 8-й стрелковой роты на 10 гусеничных тракторах (с бронированной передней частью и оснащенных ручными пулеметами), взвода танков и 6-й стрелковой роты, которая до этого находилась в селе Котул-Морий. Отряд поддерживали полковая батарея и третья минометная рота» [23].

Отряд возглавлял заместитель командира полка капитан С. П. Быстров. Воины действовали стремительно и согласованно. Вражеский батальон (потом было установлено — отдельный охотничий разведбатальон из румын и немцев) был разгромлен. В этом бою особенно отличились старший лейтенант Бережной, лейтенанты Ильященко и А. А. Жабановский, младший лейтенант Я. Г. Бреус, политрук Пальчик и другие [24]. Однако враг продолжал наступать. Форсировав в ряде мест реку, он пытался во что бы то ни стало закрепиться на плацдармах, расширить их для главных сил и развития наступления. Но под ударами подвижных резервов частей 35-го стрелкового корпуса, подошедших вскоре передовых частей 48-го стрелкового корпуса и 2-го механизированного корпуса (командир — генерал-майор Ю. В. Новосельский) противник отбрасывается на правый берег Прута.

Тяжелые и кровопролитные бои развернулись в районе Скулен. Об этих боях почти ежедневно сообщалось в сводках Совинформбюро.

Из сообщения 27 июня: «На Бессарабском участке фронта наши части нанесли удар по противнику в районе Скулен, сорвав подготовку крупного наступления на этом направлении» [25].

Противнику удалось удержать плацдарм у Скулен. Упорные бои велись и на центральном участке фронта 9-й армии, где вместе с пограничниками оборону держали кавалеристы 9-й Крымской кавалерийской дивизии. Ее 108-й кавполк (командир — подполковник В. Д. Васильев) вместе с пограничниками отражал яростные атаки врага. Однако противнику в районе Фэлчиу удалось захватить шоссейный и железнодорожный мосты через реку Прут и приступить к оборудованию на подступах к ним предмостных укреплений.

9-я кавдивизия получила задачу — ликвидировать предмостные укрепления, а мосты взорвать. Для выполнения этой задачи была создана специальная группа под командованием заместителя командира дивизии подполковника Н. С. Осликовского, который успешно справился с задачей, разгромив переправившегося врага и взорвав оба моста.

На поле боя противник оставил свыше ста убитых и много раненых. Отличились в бою артиллеристы батареи старшего лейтенанта Ф. А. Герасимова, саперы взвода лейтенанта Н. И. Химича, конники 2-го эскадрона 72-го кавполка, которым командовал старший лейтенант Нестеров, и командир взвода лейтенант Коханый, политрук Бархатов, командиры отделений Василенко, Виноградов и Рубан, рядовой Кукуев и многие другие. Об этом бое рассказал на страницах армейской газеты «Защитник Родины» от 30 июня 1941 г. подполковник Н. С. Осликовский, ставший впоследствии генерал-лейтенантом, Героем Советского Союза.

С подходом частей 150-й стрелковой дивизии конники были отведены в тыл и вместе с 5-й Ставропольской имени М. Ф. Блинова кавдивизией (комдив — В. К. Баранов) 2-го кавалерийского корпуса составили подвижный резерв 9-й армии. Воины 2-го кавалерийского корпуса мужественно и храбро сражались на территории Молдавии, а затем на территории Украины и Подмосковья.

Активно действовали летчики 20-й (командир — генерал-майор А. С. Осипенко) и 21-й (командир — полковник Д. П. Галунов) смешанных авиационных дивизий 9-й армии. Они отчаянно сражались в воздухе, наносили штурмовые удары по войскам противника, форсирующим реку Прут, по скоплениям техиики и маршевым колоннам, по переправам и артиллерийским позициям. Только за первые четыре дня войны, с 22 по 26 июня, ими уничтожен на аэродромах и сбит в воздушных боях 71 самолет противника, при этом их потери составили 23 боевых машины.

В первые дни войны совершили подвиг командир звена 4-го авиаполка старший лейтенант А. А. Морозов в небе Кишинева и заместитель командира эскадрильи 146-го полка старший лейтенант К. П. Оборин в районе Тарутино. Первый из них после тарана приземлился па парашюте, второй сумел посадить израненную машину на аэродром.

Исключительным упорством отличился в небе Молдавии капитан А. Г. Карманов. Гитлеровские войска рвались к Кишиневу и на второй день войны отважный летчик А. Карманов сбил в воздухе над столицей три немецких самолета, но и сам погиб в неравном бою. Имя Героя Советского Союза капитана А. Г. Карманова в советское время носила одна из улиц г. Кишинева.

Здесь же, в небе Молдавии, начали свой ратный путь прославленные советские воздушные асы — трижды Герой Советского Союза маршал авиации А. И. Покрышкин и Герой Советского Союза маршал авиации И. И. Пстыго.

29 июня 1941 г. повторил подвиг капитана Гастелло командир эскадрильи 55-го истребительного авиаполка капитан Ф. В. Атрашкевич. При штурме переправы противника через Прут его самолет был подбит зенитками, и летчик направил свою горящую машину в скопище вражеской техники на переправе.

Участник того боя, будущий маршал авиации, А. И. Покрышкин вспоминает:

«О чем думал Атрашкевич в те зловещие мгновения — об этом никто и никогда не узнает. А может, его убило в момент выхода из атаки! Нет, видимо, он был все-таки жив. Ведь машина вышла из пикирования и несколько секунд летела по прямой. Значит, она управлялась. Скорее всего, Атрашкевич сознательно направил свой горящий самолет в гущу вражеских автомашин.

Мы с яростью набросились на зенитки. Мы мстили изо всех сил за смерть командира и друга [26]. Отличились в приграничном сражении летчики капитан В. В. Анисимов и лейтенант М. П. Галкин, оба ставшие Героями Советского Союза.

В боях за Молдавию проявили мужество и отвагу летчики A.B. Алелюхин, Ахмет-хан Султан, П.Я. Головачев, Г.А. Речкалов, И.Н. Степаненко, впоследствии удостоившиеся звания дважды Героя Советского Союза.

Стойко отражали нашествие фашистской авиации, увеличивая счет сбитых стервятников, воины 15-й бригады ПВО (командир — полковник И. Т. Шеленков) и Кишиневская бригада района ПВО (командир — полковник С. П. Аввакумов).

События на приграничном сражении развивались катастрофически. Полевое управление Южного фронта перемещается в Первомайск. Начальник штаба 9-й армии генерал-майор М. В. Захаров отзывается в распоряжение Генштаба, а начальником штаба 9-й армии назначается генерал-майор П.И.Бодин, начальником оперативного отдела — полковник Л. В. Ветошкин.

Учитывая успех наступления немецких войск на Украине, фельдмаршал Рундштедт 24 июня отдает приказ командующему 11-й армии генералу Р. Шоберту — быть готовым с утра 2 июля к прорыву обороны советских войск в Молдавии. Замысел наступления состоял в том, чтобы ударом 11-й немецкой и 3-й румынской армий в общем направлении на Винницу во взаимодействии с 17-й армией, наносившей главный удар с запада, окружить и уничтожить основные силы Юго-Западного и Южного фронтов. Генерал Р. Шоберт (через него шло управление всей южной группировкой, хотя номинально главнокомандующим числился Антонеску) сосредоточивает главные силы в районе Ясс и наносит удар с плацдарма у Скулень на Бельцы (командующий Южным фронтом генерал армии Тюленев ожидал, что главный удар противник нанесет из района 100 км севернее, и глубоко эшелонированную оборону создал на Могилев-Подольском направлении).

27 июня Венгрия объявляет войну СССР.

В конце июня Южный фронт по-прежнему яростно отражал атаки румынских и немецких войск, стремившихся форсировать реку Прут. К 28 июня враг захватил шесть небольших плацдармов на участке 9-й армии. Со всех плацдармов враг был отброшен, но крупный плацдарм в районе Скулен ему удалось удержать. К концу июня противник вновь захватывает ряд плацдармов, в том числе и в полосе обороны 18-й армии генерала А. К. Смирнова. В оперативной сводке штаба 9-й армии отмечалось: «С рассветом 1 июля противник начал переправу на восточный берег реки Прут в районах Цуцора, Стефанешты, одновременно наступать из района Скулен. Особые усилия противника отмечены на фронте 176-й стрелковой дивизии и у соседа справа…»

2 июля, развернув наступление с лево-бережных плацдармов Прута, враг подошел к Могилеву-Подольску [27].

Трагические события развернулись на Юго-Западном фронте: задержать врага на рубеже бывших укрепленных районов (УР) по старой государственной границе и контрударами танковых корпусов не удалось.

Танковая группа Клейста прорвалась: 7 июля был взят Бердичев, 8 июля — Новоград-Волынский, 9 июля пал Житомир и к исходу 11 июля танковая группа Клейста вышла к Киевским укреплениям. Отход войск Юго-Западного фронта проходил в сложных условиях… Войскам Южного фронта было приказано прикрыть отход Юго-Западного фронта, с 6 июля отвести правый фланг 18-й армии на Каменец-Подольский укрепленный район и упорно его оборонять.

Если левофланговые соединения 9-й армии при поддержке Дунайской военной флотилии продолжали прочно оборонять рубеж Дуная и нижнего течения Прута вплоть до 25 июля, то на правом фланге армии развернулись упорные бои. Главный удар противника наносился в направлении Бельцы—Сороки. Для прикрытия этого направления командование 9-й армии выдвигает 74-ю Таманскую стрелковую и 30-ю горно-стрелковую дивизии 48-го стрелкового корпуса генерал-майора Р. Я. Малиновского. В лесу севернее Кишинева сосредоточился 2-й механизированный корпус генерал-майора Ю. В. Новосельского. Их передовые части вступили в бой с врагом 24-25 июня.

Впоследствии Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский вспоминает: «176-я стрелковая дивизия прикрывала государственную границу на фронте протяженностью почти 200 километров и одновременно проводила отмобилизование. Подошедшие к этому участку части нашего корпуса, тоже неотмобилизованные, в течение 26-28 июня вели исключительно упорные и ожесточенные бои за ликвидацию плацдарма в районе Скулень. Нашим войскам удавалось несколько раз врываться в этот населенный пункт, но каждый раз контратаки противника, поддержанные сильными ударами авиации, заставляли их отходить».

В этих боях, вспоминает командир 74-й дивизии полковник Ф.Е.Шевердин, «особенно отличился 1-й батальон 78-го полка, которым командовал капитан А.И.Гулидов. Сам Гулидов был дважды ранен, однако с поля боя не ушел, а продолжал руководить боевыми действиями батальона и лишь после третьего ранения, в результате которого потерял сознание, был эвакуирован в госпиталь…» [28]

В одной из жестоких схваток был тяжело ранен командир 3-го батальона старший лейтенант Поляков. Его заменил командир пулеметной роты лейтенант М. Ф. Буланов, ставший впоследствии генералом. Отличился в первых боях и 109-й Чонгарский полк, которым командовал полковник А. В. Лапшов. Под Бельцами гитлеровцы затеяли провести «показной» бой, спланированный по минутам. Полюбоваться этим зрелищем, спланированным «всего за час» смять заранее подготовленную оборону красных, прибыл сам командующий 11-й немецкой армией генерал-полковник фон Шоберт со свитой высших офицеров. Битыми оказались фашисты, и сконфуженный фон Шоберт ретировался ни с чем.

Беззаветную храбрость в этом бою проявили полковой комиссар И. М. Колесов, капитан Г. А. Анищенко, старший лейтенант Д. С. Ященко, лейтенант Я. М. Ровенский, политрук И. А. Таран, старший сержант И. Е. Соколов, сержант С. Н. Скачков и сам командир полка полковник А. В. Лапшов.

В его наградном листе на звание Героя Советского Союза записано: «О прославленных подвигах 109 саперного полка, которым командует т. Лапшов, знает не только наша дивизия, но вся армия и наша страна. Тов. Лапшов всегда появлялся впереди полка и на самых трудных участках. В боях под Бельцами, Флорештами, несмотря на превосходящие силы наступающего противника, полк несколько раз ходил в атаку. Лапшов лично сам в трудные минуты боя шел впереди… Лапшов не знает поражений… Бойцы и командиры считают Лапшова народным героем-самородком, чапаевцем» [29].

Левее г. Бельцы прикрывала 30-я Иркутская стрелковая дивизия. Перед войной она была переведена на штат горно-стрелковой (без батальонного звена). Особо отличился в боях 256-й полк (командир полка — полковник Г. А. Сафонов), проявили мужество капитан А. Д. Василюк, лейтенанты П. В. Лебедев, П. М. Манько, А. Г. Рамазанов, младшие лейтенанты М. П. Браварный, Д. Г. Козорог, В. Т. Приладыш, политруки В. Н. Горюнов и С. Г. Ковальчук, рядовой А. В. Варламов и др. Командир полка полковник Г. А. Сафонов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Прорыв противника на Киевском направлении был связан единым замыслом с операцией немецко-румынских войск против Южного фронта. Здесь операция главных сил началась 2 июля. Главный удар противник наносит из района Яссы. Четыре ударные группировки на двух участках атакуют войска 9-й армии и в первый день прорывают оборону по реке Прут на глубину 8-10 км. 5 июля генерал Тюленев решил отвести войска за Днестр и, опираясь на укрепленные районы, создать прочную оборону.

Принимая такое решение, командующий Южного фронта считал, что против него не менее 40 пехотных, 13 танковых и моторизованных дивизий противника (это был просчет штаба фронта, так как здесь не было танковых и моторизованных дивизий, да и пехотных было меньше). В докладе в Ставку генерал армии Тюленев доказывал, что войска фронта для сохранения своих сил должны вести только подвижную оборону, опираясь на укрепленные районы на Днестре и речные преграды для выигрыша времени и нанесения врагу максимального урона [30].

В связи с отходом левого крыла войск Юго-Западного фронта командующий Южного фронта 7 июля отдает приказ войскам 18-й армии начать отход за реки Збруч и Днестр для занятия обороны в полосе Могилев-Подольского укрепленного района, а правофланговым соединениям 9-й армии отойти за реку Днестр [31].

Но Ставка ГК отменяет это решение и приказывает 7 июля Южному фронту отбросить противника за реку Прут. Ошибочность этого решения скажется позже. Отвести разрешалось только одну 18-ю армию, примыкающую к войскам Юго-Западного фронта.

18-й механизированный корпус (командир — генерал-майор П.В.Волох) выводится из Аккермана и направляется в состав 18-й армии. У Южного фронта не было сил на контрудар, а о широком наступлении и говорить было нечего, так как от него были переданы Юго-Западному фронту стрелковый и два мехкорпуса.

Особые трудности возникли в 9-й армии. Выполняя приказ командующего фронтом, армия начала отвод войск за Днестр и теперь, чтобы вернуть их, требовалось время и большие организаторские способности командиров всех степеней.

Опытные, талантливые командиры 48-го стрелкового корпуса — генерал Р. Я. Малиновский, 2-го механизированного корпуса — генерал К. В. Новосельский и присоединившегося к ним 2-го кавалерийского корпуса — генерал П. А. Белов наносят удар во фланг вклинившейся главной группировке противника на Бельцком направлении [32].

5 июля завязались жестокие бои у Бельц. Город несколько раз переходил из рук в руки. Ожесточенные бои велись и за столицу Молдавии — Кишинев. Особенно на подступах к Корнештам, Котовску, Каларашу. Сражение длилось несколько суток. Вражеские дивизии понесли большие потери и местами были отброшены назад. Этот контрудар даже отразился в Ставке Гитлера. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии 7 июля запишет в своем дневнике: «Оптимистическое настроение у командования 11-й армии сменилось разочарованием. Наступление 11-го армейского корпуса опять задерживается» [33].

Согласованный контрудар трех корпусов 9-й армии в районе Бельц сковал крупные силы противника и обеспечил 18-й армии организованный отход и подготовку обороны на правом крыле фронта по Днестру [34].

Второй контрудар в стык 11-й немецкой и 4-й румынской армий, предпринятый 8-10 июля, не принес больших оперативных успехов, но был неожиданным, в результате один пехотный полк и два немецко-румынских полка понесли большие потери. Наступление 11-й и 4-й румынской армий было задержано.

При нанесении контрудара на Бельцком направлении 95-я Молдавская стрелковая дивизия вела кровопролитные бои на Кишиневском направлении. Полки дивизии действовали в гористых Кодрах на значительном удалении друг от друга по долинам рек. Трудно было со связью, и командирам приходилось принимать самостоятельное решение. Так поступил командир 2-го батальона 90-го стрелкового полка майор В. А. Вруцкий. Утром 8-го июля разведчики доложили, что из Ниспорен на Долну движется крупная вражеская колонна. Связь со штабами полка и дивизии отсутствовала, и майор В. А. Вруцкий решил выждать, пока колонна противника войдет в узкое речное дефиле, где не было возможности развернуться, а затем вместе с находившимся поблизости 13-м отдельным разведывательным батальоном дивизии (командир — старший лейтенант М. Г. Долгий) неожиданно ударить по врагу. План удался. Успех был полный…

В сводке утреннего сообщения Совинформбюро от 15 июля 1941 года говорилось: «Один пехотный и два артиллерийских германо-румынских полка вторглись на советскую территорию. Внезапно на голову колонны обрушились удары советской артиллерии. Одновременно вступили в бой бронемашины. С флангов косили противника пулеметным огнем и ружейным огнем пехотинцы. В колонне началась паника. Грузовики, орудия, лошади, солдата сгрудились на дороге. Подоспевшие советские артиллеристы повернули против немцев их собственные орудия и открыли ураганный огонь по бегущим деморализованным толпам немецких солдат. Поздно ночью подсчитали результаты боя. Разгромлены пехотный и артиллерийский немецкие полки и 3 батареи. Захвачено 56 орудий, 80 семитонных грузовиков со снаряжением и боеприпасами, 600 повозок, 1000 лошадей, танкетки, много пулеметов, винтовок, снарядов и патронов. На протяжении нескольких километров поле боя было покрыто вражескими трупами» [35].

Доблесть и отвагу проявили все бойцы и командиры 2-го батальона 90-го стрелкового полка и 13-го отдельного разведывательного батальона 95-й Молдавской стрелковой дивизии, но особенно отличились: конники взвода полка старшего лейтенанта С. Ф. Ямпольского, начальник связи батальона младший лейтенант
С. И. Пухный, политруки И. В. Турчин и Р. Е. Говенный, командир взвода младший лейтенант Н. Л. Кудрявцев, несколько раз вступавший в рукопашную схватку. Младшему лейтенанту Никифору Лаврентьевичу Кудрявцеву было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Отличился в оборонительных боях в районе Кишинева Д. Р. Овчаренко (уроженец Луганской области), ездовой пулеметной роты 389-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии. 13 июля при доставке боеприпасов в роту он вступил в бой с группой гитлеровцев. Проявив отвагу и находчивость, гранатами уничтожил свыше 20 солдат и офицеров. Боеприпасы были доставлены в роту своевременно.

9 ноября 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Д. Р. Овчаренко было присвоено звание Героя Советского Союза [36].

В середине июля 1941 г. противник предпринимает крупную наступательную операцию в полосе от Бердичева до устья Днестра и после трехдневных боев прорывает оборону советских войск на стыке Юго-Западного и Южного фронтов.

Поворотом танковой группы Клейста из-под Бердичева—Житомира вдоль Днепра создается угроза окружения 6, 12 и 18-й армий на правом крыле Южного фронта. Под натиском превосходящих сил врага наши войска вынуждены были отходить. Во избежание охвата противником правого крыла Южного фронта Ставка отдает директиву 17 и 18 июля об отводе войск на линию старых укрепленных районов по левобережью Днестра [37].

Завершилось приграничное сражение 9-й армии в междуречье Прута и Днестра. Войска 9-й армии оставили Молдавию: Фэлешть сданы 4 июля, Бэлць — 7 июля, Сороки — 15 июля, Оргеев — 21 июля, Кишинэу — 16 июля, Бендеры — 28 июля, Тирасполь — 8 августа.

По мере отхода левого крыла Юго-Западного фронта и правофланговых соединений Южного фронта определяется самостоятельное приморское направление. Для его прикрытия и обороны Одессы 6 июля создается Приморская группа войск Южного фронта (командующий — генерал-лейтенант Н. Е. Чибисов), объединяющая 25-ю, 51-ю и 150-ю стрелковые дивизии и другие отдельные части с задачей прочно прикрыть восточный берег Прута, северный берег Дуная и побережье Черного моря и не допустить высадки морских и воздушных десантов (Одесский округ упраздняется). Эта задача была выполнена. 18 июля Приморской группе было приказано: «Отойти главными силами к утру 21 июля на восточный берег реки Днестр, где, опираясь на центр и южный фас Тираспольского укрепленного района и аккерманские позиции, во взаимодействии с Черноморским флотом не допустить противника в направлении Одессы, удерживая последнюю при любых условиях» [38]. Выполняя приказ, отдельная Приморская армия в ночь на 19 июля начала отход к Днестру. Предварительно были сняты подразделения с плацдармов на румынском берегу Дуная.

Ведя ожесточенные арьергардные бои и отражая фланговые атаки с севера, войска армии 22 июля оставили Измаил, 23 июля отошли из Татарбунар и Арциза, а два дня спустя — из Аккермана, и к 25 июля сосредоточились на левобережье Днестра и Днестровского лимана.

В начале августа в районе Умани были окружены войска 6-й и 12-й армий Юго-Западного фронта. Они мужественно сражались с превосходящими силами врага, но были разломлены и пленены. В плен попали и их командующие генералы И. Н. Музыченко, П. Г. Неделин.

Создалась угроза глубокого охвата войск Южного фронта с севера. Ставка ВГК приказывает 5 августа отвести войска фронта за Южный Буг, Одессу оборонять до последней возможности силами Приморской армии и Черноморского флота…

Войска Южного фронта, оставив Молдавию, в трудных условиях отходят с боями на восток.

Задержать на целый месяц наступление немецко-румынских войск по захвату Молдавии удалось потому, что ранним утром и в течение дня 22 июня воинские части оперативно покинули казармы, тем самым удалось избежать массовой гибели советских войск от бомбовых ударов в первые дни войны.

Вспоминая об отце, жительница города Кишинев, кандидат биологических наук Л. К. Попова рассказывает: «Мой отец, Новиков Кузьма Михайлович, 1905 г. рождения – кадровый военный офицер НКВД, накануне войны являлся начальником особого отдела 20-й смешанной авиадивизии Одесского военного округа (затем входившей в состав Южного фронта).

В июне 1941 года, за несколько дней до войны, отца вызвали в Москву доложить обстановку на молдавско-румынской границе.

После возвращения в Кишинев, 21 июня 1941 года, он вместе с московской военной комиссией совершил облет по всей территории границы на берегу Прута, где четко просматривалось сосредоточение военной техники немецко-румынских войск.

Было ясно, что Германия с Румынией готовилась к войне против СССР. Поэтому 22 июня воинские части, дислоцированные на территории Молдавии, покинули казармы и двинулись к границе на помощь пограничникам.

Отец прошел всю войну, участвовал в освобождении Молдавии, награжден правительственными наградами».

Степан Григорьевич Бондаренко, ныне доктор сельскохозяйственных наук, встретил первый день войны будучи секретарем Скуленского сельского совета, вступил в истребительный батальон и участвовал в боевых действиях по защите и освобождению Молдовы от фашистских оккупантов.

Болотинский истребительный батальон, сформированный в начале войны и возглавляемый начальником районного отдела НКВД Снетковым Е. М., героически сражался в Прутской долине с немецко-румынскими захватчиками. И не мог знать тогда Ефим Михайлович, что три года спустя после освобождения от фашизма Молдовы он снова увидит Болотино, чтобы продолжить здесь свою нелегкую службу, бороться против зла вместе с другими преданными Родине работниками болотинской милиции [39].

В первые дни войны вступил в коммунистический батальон методист по истории и географии Наркома просвещения МССР А. М. Лазарев. Артем Маркович отличился в Сталинградской битве как командир противотанковой батареи. Он является почетным гражданином села Ерзовка Волгоградской области. Молодой офицер и его друг-земляк И. И. Антосяк были инструкторами 1-й румынской добровольческой пехотной дивизии им. Тудора Владимиреску, участвовавшей в освобождении Молдавии и Румынии от фашистских захватчиков.

В послевоенный период А. М. Лазарев работал министром образования МССР, секретарем ЦК КП(б) МССР, министром культуры, а с 1963 г. активно занялся научной деятельностью, защитил докторскую диссертацию по истории. В 1968—1974 гг. А. М. Лазарев — ректор Государственного университета им. В. И. Ленина, 1974—1977 гг. — академик-координатор отдела гуманитарных наук, вице-президент Академии наук МССР, в 1994 г. избран депутатом Парламента РМ, в этом же году был награжден высшей наградой страны — «Ordinul Republicii».

15 апреля 1999 г. на 85-м году жизни перестало биться сердце академика Артема Марковича Лазарева, видного деятеля науки и культуры, педагога, государственного деятеля, ветерана Великой Отечественной войны.

Для другого видного ученого-историка, Лукерьи Евстафьевны Репиды, война началась, когда она была студенткой 3-го курса исторического факультета Тираспольского пединститута и готовилась к участию во Всесоюзных соревнованиях по спортивной гимнастике в составе сборной команды МССР. В первые дни войны Л. Е. Репида была зачислена в 1-й батальон Тираспольского укрепрайона, который был направлен па помощь пограничникам к молдавско-румынской границе (начальником санитарной части). До апреля 1944 г. была в разведке, после освобождения северной части Молдавии работала в системе государственного управления: вначале заместителем министра, а затем министром Государственного контроля Молдавской ССР (1944—1958 гг).

Имя Лукерьи Евстафьевны Репиды заслуженно внесено в Молдавскую Советскую Энциклопедию и в энциклопедию о женщинах Республики Молдова. Она одна из первых женщин-молдаванок министров, первая женщина-молдаванка доктор наук (ныне доктор хабилитат), удостоена двух орденов Знак Почета, орденов Отечественной войны и Gloria Muncii, лауреат Государственной премии в области науки и техники…

В настоящее время Л. Е. Репида ведет активную общественную работу в ветеранском движении [40].

В Молдавии, оккупированной фашистскими войсками, на долгие три года установился кровавый фашистский режим румынского диктатора Антонеску.

Таким образом, в приграничных сражениях за Молдавию войска Южного фронта внесли существенный вклад в срыв чудовищного замысла Вермахта — плана «Барбаросса».

Список использованной литературы и источники

1. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. Кишинев, 1975. Т. 1.С. 571.

2. Сообщения Советского Информбюро. М., 1944. Т. I. С. 4.

3. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985. С. 78.

4. Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Сборник документов. М., 1976. С. 74.

5. Там же. С. 74-75.

6. Там же. С. 79-80.

7. Там же. С. 81.

8. Там же.

9. Там же. С. 81-84.

10. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. Кишинев, 1975. Т. 1.С. 107-108.

11. Там же. С. 108-109.

12. Судьба моя граница. Кишинев, 1988. С. 26.

13. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985. С. 79.

14. Сообщения Советского Информбюро. М., 1944. Т. 1.С. 17.

15. Там же. С. 6, 29.

16. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985. С. 80.

17. Всероссийская Книга памяти. М., 1995. С. 76.

18. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985. С. 81.

19. Война. Народ. Победа. 1941-1945. Кн. 1. М., 1970. С. 19.

20. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985. С. 82.

21. Сообщение Советского Информбюро. М., 1944. Т. 1.С. 6.

22. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1985.С. 84.

23. Шрамы земли. Кишинев, 1980. С. 60.

24. Там же. С. 61.

25. Сообщение Советского Информбюро. М., 1944. Т. 1.С. 7.

26. Покрышкин А. И. Небо войны. М., 1970. С.47.

27. История второй мировой войны. 1939-1945. Т.4. С. 47.

28. Малиновский Р. Я. Величие победы. М., 1965. С. 9.

29. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. Кишинев, 1975. Т. 2. С. 146-147.

30. Тюленев И.В. Через три войны. М., 1972. С. 132.

31. Восемнадцатая в сражениях за Родину. Боевой путь 18-й армии. М., 1982. С. 22.

32. Одесский Краснознаменный. Кишинев, 1975. С. 92.

33. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 1. М., 1971. С. 95.

34. Восемнадцатая в сражениях за Родину. Боевой путь 18-й армии. М., 1982. С. 22-24.

35. Сообщения Советского Информбюро. М., 1944. С. 54.

36. Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь. М., 1988. Т. 2. С. 187.

37. Украинская ССР в Великой Отечественной войне. Киев, 1975. Т. 1. С. 201, 202.

38. Военный энциклопедический словарь. М., 1983. С. 150.

39. Ленинская искра. 26 октября 1985 г.

40. Гуцул Н.Ф., Сысоев П.И. Они защищали и освобождали Молдову. Пермь, 2001. С. 65.

Источник: Н. Ф. Гуцул, Они сражались за Молдову, Кишинев, 2004 г.

Anunțuri

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s