БОИ С РУМЫНСКИМИ ВОЙСКАМИ ЗА ГОРОД ВИЛКОВ В ФЕВРАЛЕ 1918 ГОДА

В зиму 1917-1918 Румыния начала прибирать к рукам Бессарабию. Королевским войскам сопротивлялись разрозненные отряды красногвардейцев, местная беднота, разагитированные моряки дунайской флотилии и бестолково перебрасываемые из Одессы подкрепления из сборной солянки революционных солдат и матросов.
Захватив Измаил, румынские королевские войска повели наступление на Вилков, который имел важное стратегическое положение.

Помимо стратегического положения города, румынское командование привлекало громадное количество имущества Балтийской морской дивизии, брошенного тут в результате логистического абсурда и хранившегося на нескольких баржах.
Для наступления на Вилков, из состава 13-й румынской дивизии, был выделен отряд полковника Драгу, состоявший из 47-го пехотного полка, 5-го кэлэрашского полка (кавалерия), 23-тья артиллерийская батарея и полубатарея 53-миллиметровых орудий. С реки отряд поддерживали три монитора и суда с десантом из двух рот 48-го полка.

Вилковский совет в большинстве состоял из рыбопромышленников, которым совсем не хотелось драться. Для разведки обстановки и организации обороны, из Одессы в Вилков был послан член Одесского Совета Матросских депутатов Иван Суворов. А чтобы его не принимали за пустое место, с ним отправился отряд в 100 румынских революционных матросов с кораблей „Император Троян” и „Король Карол” при трех пулеметах.

Прибыв в Вилков, Суворов созвал митинг. Большинство местных было настроено дать бой румынским войскам и не пускать их в город. Однако, вилковский Совет, во главе с промышленником Ершовым, пригнал на митинг своих наемных работников, которые повели агитацию за сдачу города. Пошли крики и ругань.
В самый разгар митинга на площадь прискакал из Измаила „крестьянин Т. Порошенко, в серой крестьянской шубе, подвязанной большим красным поясом, на отнятой кэлэрашской лошади”. Товарищ Порошенко рассказал собравшимся о зверствах, учиненных в Измаиле над крестьянами и рабочими, о расстрелах и о запрете семьям забирать трупы расстрелянных. Порошенко призывал к оружию и мести.

На митинге было постановлено создать ревком, а Совет послать лесом. Председателем избрали Суворова, комиссаром матроса-балтийца Платова.
На следующий день, из рыбаков и крестьян, было сформировано две роты по 200 и 250 человек. Румынские матросы принялись переоборудовать баржи в канонерские лодки, а также разогнали контрреволюционный экипаж настоящей канонерской лодки „Терец” и заняли его место (доукомлектоваться помогло еще одно подкрепление из Одессы в 50 румынских матросов).
Товарищ Порошенко поскакал по окрестным деревням Галилешты, Зелюкар, Нерушай и Жербиен. Оттуда в Вилков потянулись подводы с продовольствием для защитников города. Многие крестьяне приводили верховых лошадей и оставались. Из них было сформировано два эскадрона по 30 человек. Своим комиссаром кавалеристы единогласно избрали Порошенко.

Обороняться решили так:
– первая рота из рыбаков, под командованием Андрея Семибратнева, заняла позицию на берегу Дуная по направлению к Килии, в 18 верстах от Вилкова. Ее поддерживали две баржи-канонерки, вооруженные 3-дюймовыми орудиями (по два на баржу);
– вторая рота и батарея трехдюймовок заняли оборону на дороге Галилешты-Жербиены, в 25 верстах от Вилково.
– одна батарея трехдюймовок была оставлена в резерве.

Когда роты заняли оборонительные рубежи, члены ревкома поняли, что они идиоты – роты находились на расстоянии 20 верст друг от друга по прямой и вся эта местность была занята болотами и камышами. Связь между ротами пришлось налаживать через Вилков, а о взаимной поддержке пришлось забыть.

7 февраля 1918 года румынские войска пошли в наступление на Вилков. Накануне к защитникам перебежали 20 румынских солдат из молдован и влились в оборону. Кроме того, усилиями Порошенко, состав сухопутных сил был доведен до 650 человек.

Первая атака, после часовой артподготовки, пришлась на вторую роту. Пехота противника несколько раз приближалась к окопам, но была отогнана. Кэлэраши пытались обойти позиции по берегу, но из-за Жербиен, в море, неожиданно показался „Терец” и угостил их несколькими снарядами. Кэлэраши ускакали.
8-го румынское войска атаковали первую роту. Тут дошло даже до рукопашной, но выручили баржи-канонерки.
За первые сутки боев защитники потеряли несколько десятков человек убитыми и ранеными. Запросили Одессу о подкреплениях.

Румыны же решили перегруппироваться, подтянуть авиацию и прихлопнуть „Терец”.
Для уничтожения канонерки, морем на Вилков вышел отряд в составе монитора и трех вооруженных пароходов. Отряд застал „Терец” когда тот заходил в устье Дуная. Открыли огонь. „Терец” стал отвечать и третьим залпом накрыл монитор, который задымил, получил сильный крен, и, заливаемый волнами, выбросился на мель. Пароходы удрали. Из-за поднявшегося волнения, „Терец” не смог подойти и взять „приз”. Утром румыны пригнали буксиры и утащили монитор. Пароходам было приказано возобновить атаку.
Но „Терец” прятался в камышах и стрелял оттуда. Пароходы его не видели, стреляли в пустоту, и, поймав близкие разрывы, уходили.

Пока геройствовал „Терец”, румынские войска подтянули и установили на правом берегу Дуная, у села Переправа, в виду Вилкова, две тяжелые батареи и наблюдательный пункт. 10 февраля батареи открыли огонь. В этот же день они смогли утопить баржу-канонерку „К15”.
11 февраля румынские войска провели атаку по всему фронту. Атаку удалось отбить, но боеприпасы почти все расстреляли. Снова стали отчаянно запрашивать Одессу.

Одесса неожиданно ответила, что уже, ждите. На следующие утро в город прибыл целый миноносец „Керчь”. Увидев его, румынские пароходы окончательно смылись и в море вообще больше не выходили.
На „Керчи” прибыл не абы кто, а сам матрос Железняков (тот самый). Правда привез он только боеприпасы. И тут ревком совершил вторую глупость. Ну как глупость.. Свои военные способности ревком оценивал довольно трезво:

Поэтому обратился к товарищу Железнякову с просьбой возглавить оборону. Железняков сходу предложил высадить на правом берегу десант и захватить румынские батареи.

Объявили призыв добровольцев. Вызвалось 70 лучших бойцов. Желязнаков мобилизовал для десанта 15 каюков. Командиром десанта назначил Суворова. Десантироваться решили ночью. А для подготовки десанта стянули всю артиллерию, которая с вечера принялась обстреливать Переправу.

Ровно в полночь погрузились на каюки в 5 верстах выше по течению. Когда каюки были на середине пути, артиллерия умолкла. Почти сразу, с нашего берега, взметнулись две осветительные ракеты (на утро поймали двух переодетых русских офицеров, посланных генералом Щербачевым, и расстреляли). Каюки оказались перед румынскими позициями как на ладони и тут же начался орудийно-пулеметный обстрел. 4 каюка перевернулись и утонули, остальные выбросились на свой берег. 10 убитых и много раненых. Утром товарищ Железняков сказал, что у него дела в Одессе и уплыл.

14 февраля, на рассвете, в небе над Виковом показался один аэроплан. Он покружил, сбросил несколько мелких бомб и улетел. Затем показалось сразу несколько аэропланов, которые полетели целенаправленно бомбить „Терец”. „Терец” зенитного вооружения не имел и был вынужден уйти в море. Аэропланы постоянно возвращались и им, совместно с батареями у Переправы, удалось уничтожить вторую баржу-канонерку. Добившись успеха, аэропланы принялись бомбами и пулеметами утюжить окопы, а батареи перенесли огонь непосредственно на Вилков. Артиллерия красных стала отвечать. К концу дня два орудия вышли из строя и кончились снаряды.

Вечером защитников ждал еще один неприятный сюрприз. Румынский королевский флот перестал бить баклуши и прислал настоящую эскадру: по Дунаю подошли 3 монитора, а с моря 2 миноносца. Корабельные орудия тоже принялись обстреливать город. К полуночи весь город был в огне, а первую роту выбили с позиций. На экстренном совещании ревком принял решение отступать и эвакуироваться на доступных судах в Одессу. Одесса обещала отогнать миноносцы. Решение приняли, а отступить организованно не смогли – дороги оказались запружены беженцами из горящего города. В частях началась паника, многие стали разбегаться.

Собрав несколько матросов и солдат, ревком принялся взрывать и топить баржи с имуществом. Две утопить и взорвать так и не смогли. Бросились к морю, в надежде на каюках проскочить, но на море разыгрался сильный шторм. Вернулись в город и обнаружили, что товарищ Порошенко собрал бегущих бойцов и сколотил сводный отряд в 200 штыков. Отряду удалось пробиться на Аккерман. Вилков был сдан.
Румынские войска, по официальным данным, потеряли в боях за город убитыми 3 офицеров и 130 рядовых. Цифр по раненым нет.

Обороне Вилкова посвящен первый номер журнала „Красная Бессарабия” за 1935 год. Данные о составе румынских войск и их потерях приводят по статье капитана М. Михайлеску в румынском военном журнале „Ревиста инфантерией” № 328.

Источник: http://d-clarence.livejournal.com/169106.html

Anunțuri

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s