«БЕССАРАБСКИЙ ВОПРОС» В ДОКУМЕНТАХ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР. ЧАСТЬ III

person3

Лев Михайлович Карахан (1889-1937), советский дипломат. С марта 1918 года заместитель народного комиссара по иностранным делам РСФСР. С мая 1921 года по октябрь 1922 года полпред РСФСР в Польше. В 1926—1934 годах заместитель народного комиссара иностранных дел СССР.

Часть I
Часть II

1. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

Передано по радио
23 марта 1921 г.

Румынские войска, расположенные вдоль Днестра, не только защищают белогвардейские отряды и облегчают им переход реки в целях нападения на российские и украинские вооруженные силы, но и совершают действия, непосредственно враждебные последним. Так, например, 12 марта румынские войска подвергли сильному обстрелу местечко Яруга, к юго-востоку от Могилева, а 14 марта они с еще большей энергией повторили этот обстрел.

Мы протестуем самым решительным образом против этих враждебных действий и во избежание роковых последствий, которые они могут повлечь за собой, мы ожидаем, что этим действиям будет положен конец и что нам, равно как и пострадавшим жителям, будет дано полное удовлетворение.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Чичерин

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» №74 (1208). 26 марта 1921 г.

2. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

Передано по радио
29 апреля 1921 г.
№ 3821

Мы, к сожалению, должны констатировать, что приведенные в Вашей радиотелеграмме от 13 апреля объяснения по поводу действий румынских войск и властей в Бессарабии не более удовлетворительны, чем объяснения, относящиеся к враждебным действиям вооруженных румынских судов на Днестровском лимане. Если по последнему вопросу как Российское, так и Украинское Правительства были вынуждены заявить, что они оставляют за собой свободу действий для защиты украинской территории и беспрепятственного плавания советских судов в устье Днестра, то равным образом мы не можем оставить без возражений точку зрения Румынского Правительства на инциденты, имеющие место на границе Бессарабии.

То, что Вы называете пробной стрельбой в окрестностях Днестра, привело в результате к известному числу раненых в украинских местечках, расположенных на левом берегу этой реки. Мы не можем допустить, чтобы румынские войска, расквартированные в Бессарабии, могли производить испытания своей артиллерии таким образом, чтобы в результате этого были раненые на другом берегу Днестра. Точно так же фактически установлено, что группы, а иногда и целые банды контрреволюциоиеров-петлюровцев, сформировавшись предварительно в Бессарабии, переправляются через реку под защитой румынских оккупационных войск и проникают в украинские местечки, расположенные у левого берега реки. Поэтому мы считаем необходимым и питаем твердую надежду, что Румынское Правительство представит нам точные сведения о мерах, принятых им для окончательного прекращения недопустимых действий его войск и властей в окрестностях Днестра.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» №94(1237), 4 мая 1921 г.

Примечание: В упоминаемой на имя Г. В. Чичерина от 13 апреля 1921 г. Ионеску пытался опровергнуть содержавшиеся в ноте Советского правительства от 23 марта 1921 г. (см. док. № 1) факты обстрела румынскими войсками советской территории у местечка Яруга, утверждая, что румынские войска в этом районе производили якобы пробную стрельбу и что «ни один снаряд не перелетел границу».

Относительно выраженного в ноте правительств РСФСР и УССР от 9 апреля 1921 г. (см. док. № 2) протеста против обстрела советских торговых судов румынскими военными судами в Днестровском лимане Ионеску заявлял, что в лимане Румыния имеет только «баркасы, вооруженные для полицейских нужд», и что они не обстреливали советские суда. Отвергая советские предложения об общем урегулировании положения в Днестровском лимане, правительство Румынии соглашалось лишь на разделение лимана путем установки буев по «линии, проведенной на равном расстоянии от обоих берегов».

3. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

19 апреля 1921 г.
№ 9276

В ответ на Вашу радиотелеграмму от 13 апреля Союзные Правительства России и Украины видят себя вынужденными повторить свой протест против враждебных и произвольных действий, предпринимаемых против их стран румынскими вооруженными судами в Днестровском лимане. Названные Правительства ни в коем случае ие могут согласиться на принцип разделения Днестровского лимана на две равные части с одновременным присутствием там военных кораблей всех трех стран. Они вновь констатируют, что русские и украинские суда обычно были мишенью для огня румын, как только эти суда появлялись на лимане, и вновь заявляют, что они сочтут себя вынужденными прибегнуть ко всем находящимся в их распоряжении средствам для обороны против враждебных действий румынских судов и батарей.

Для устранения опасности, создаваемой делу мира продолжением существующего положения на лимане, Правительства России и Украины признают единственно возможным выходом из него немедленный созыв смешанной комиссии, но отнюдь не для разделения вод лимана на две равные части, а, наоборот, для установления на всем лимане единого режима, способного устранить все поводы к конфликту на лимане между Румынией, с одной стороны, и Россией и Украиной — с другой. Союзные Правительства России и Украины надеются, что Румынское Правительство не будет настаивать на своем отрицательном отношении к их предложению, имеющему в виду дело мира между заинтересованными народами.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам Украинской Советской Социалистической Республики Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия»

№86 (1229). 21 апреля 1921 г.

Примечание: На эту ноту был получен следующий ответ министерства иностранных дел Румынии от 29 апреля 1921 г.:

«Мы получили Вашу радиотелеграмму от 19 апреля относительно режима, имеющего быть установленным смешанной комиссией на Днестровском лимане. Наше Военное Министерство отправило туда экспертов, которые должны лично выяснить положение вещей на месте. В скором времени они представят свой доклад, и мы Вам дадим окончательный ответ на Ваше предложение относительно смешанной комиссии, против образования которой мы принципиально ничего не имеем».

4. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

Передано по радио
29 апреля 1921 г.
№ 3821

Мы, к сожалению, должны констатировать, что приведенные в Вашей радиотелеграмме от 13 апреля объяснения по поводу действий румынских войск и властей в Бессарабии не более удовлетворительны, чем объяснения, относящиеся к враждебным действиям вооруженных румынских судов на Днестровском лимане. Если по последнему вопросу как Российское, так и Украинское Правительства были вынуждены заявить, что они оставляют за собой свободу действий для защиты украинской территории и беспрепятственного плавания советских судов в устье Днестра, то равным образом мы не можем оставить без возражений точку зрения Румынского Правительства на инциденты, имеющие место на границе Бессарабии.

То, что Вы называете пробной стрельбой в окрестностях Днестра, привело в результате к известному числу раненых в украинских местечках, расположенных на левом берегу этой реки. Мы не можем допустить, чтобы румынские войска, расквартированные в Бессарабии, могли производить испытания своей артиллерии таким образом, чтобы в результате этого были раненые на другом берегу Днестра. Точно так же фактически установлено, что группы, а иногда и целые банды коитрреволюциоиеров-петлюровцев, сформировавшись предварительно в Бессарабии, переправляются через реку под защитой румынских оккупационных войск и проникают в украинские местечки, расположенные у левого берега реки. Поэтому мы считаем необходимым и питаем твердую надежду, что Румынское Правительство представит нам точные сведения о мерах, принятых им для окончательного прекращения недопустимых действий его войск и властей в окрестностях Днестра.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 94(1237), 4 мая 1921 г.

5. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

Передано по радио
13 мая 1921 г.

Немедленно по получении Вашего радио от 10 мая за № 16568, содержащего согласие Румынии на образование Смешанной комиссии для выработки режима, регулирующего воды Днестровского лимана, Российское Правительство снеслось с Украинским Правительством по этому вопросу. Спешим дать ответ на вопросы, поставленные Вами, в возможно краткий срок.

Народный Комиссар Иностранных Дел Чичерин.

Печат. по арх.

Примечание: В упоминаемой ноте Ионеску Г. В. Чичерину от 10 мая 1921 г. № 16568 говорилось:

«В дополнение к нашему радио за № 16232 от 7 мая, имею честь известить Вас, что Румынское Правительство принимает Ваше предложение о созыве Смешанной комиссии для установления единого режима в водах Днестровского лимана.

Просим Вас сообщить фамилии Ваших представителей для того, чтобы мы могли назначить наших делегатов и установить по соглашению с Вами дату и место совещания».

6. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

1 июня 1921 г.
N° 12157

Российское и Украинское Правительства согласны, чтобы русский миноносец или какое-либо другое русское военное судно, имеющее на своем борту Российско-Украинскую делегацию, встретилось в водах Днестровского лимана с Румынской делегацией, имеющей прибыть на румынском судне. Председателем Российско-Украинской делегации будет члеи Коллегии Украинского Народного Комиссариата Иностранных Дел и представитель его в Одессе, гражданин Яковлев, а членами ее — представители Главного штаба Медель и Главного морского штаба Степанов.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 119(1262), 2 июня 1921 г.

7. Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР Председателю Российско-Украинской делегации в Смешанной Российско-Украинско-Румынской комиссии по Днестровскому лиману В. И. Яковлеву в Одессу

14 июня 1921 г.
№ 13063

Относительно Вашего инструктирования переписываюсь с Раковским и Реввоенсоветом Республики. Вопрос о Днестровском лимане возник потому, что там плавают румынские военные суда, стреляют в наши рыболовные лодки. Надо добиться свободы торгового мореплавания и рыболовства, надо нейтрализовать лиман, объявить закрытым море, не допускать плавания военных судов. Румынский проект есть разделение Днестровского лимана пополам на советскую и румынскую половину. Это недопустимо, потому что фарватер проходит у берегов Бессарабии, где [господствует] Румыния. Деление пополам лимана отдаст фарватер румынам.

Наше требование есть установление единообразного режима на всем Днестровском лимане, воспрещение военного судоходства, беспрепятственное торговое судоходство и рыболовство. Проект будет Вам выслан. Состав румынской комиссии еще не известен. Надо считаться с тем, что мы не признали присвоение Бессарабии Румынией, и когда говорим о Бессарабии, считаем ее оккупированной областью, причем мы протестовали официально против решения Антанты отдать Бессарабию Румынии, принятого без нашего участия и ведома. Когда будет заходить речь о бессарабском береге, придется избегать таких выражений, которые могли бы быть истолкованы как признание Бессарабии частью Румынии. Относительно места встречи мы приняли румынское предложение поехать на вооруженных судах с обеих сторон и встретиться посредине лимана. Можно заседать на румынском или на нашем военном судне по взаимному соглашению.

Чичерин

Печат. по арх.

8. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

1 июля 1921 г.
№ 107

Вслед за получением Вашей радиотелеграммы от 16 июня за № 21660 было отдано распоряжение о производстве следствия для выяснения причин нападений на румынские патрули, имевших место, согласно Вашей радиотелеграмме, 1 и 3 июня. Следствием установлено, что никто из военнослужащих немногих красноармейских частей, размещенных в этом районе, не принимал участия в названных инцидентах. Вооруженные лица, которые в указанные дни атаковали румынские патрули в Бессарабии, принадлежат, по всей вероятности, к каким-нибудь бандам или отрядам неизвестного нам происхождения, присутствие которых на берегах Днестра является результатом чрезмерной терпимости румынских военных властей к петлюровцам и другим антисоветским украинским элементам. Несколько таких лиц, захвативших с собой румынского солдата и переправившихся через Днестр, появились на левом берегу реки, где и были арестованы украинскими властями и отправлены в Каменец-Подольск. Следствие для установления личности арестованных продолжается. Эти инциденты происходят вследствие численного недостатка красноармейских частей, размещенных близ Днестра, что в свою очередь объясняется желанием Российского и Украинского Правительств не возбуждать размещением более многочисленных красноармейских частей по соседству с Бессарабией какие-либо подозрения, хотя бы и совершенно необоснованные.

В то же время Российское и Украинское Правительства протестуют против повторных обстрелов левого берега Днестра, которые уже столько раз производились румынскими войсками. В ночь с 5 на 6 июня левый берег реки снова был подвергнут бомбардировке со стороны румын, причем особенно пострадало от румынского огня селение Луки, находящееся в 20 верстах от Каменец-Подольска. Российское и Украинское Правительства еще раз обращаются к Румынскому Правительству с требованием принять все меры к тому, чтобы румынские военные власти в Бессарабии не оказывали никакой поддержки антисоветским элементам, которые постоянно переправляются через реку для нападения на советскую территорию, и чтобы румынские войска на Днестре прекратили, наконец, всякие враждебные действия против противоположного берега реки и против украинского населения и размещенных там красноармейских частей.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам Украинской Социалистической Советской Республики Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 144 (1287), 5 июля 1921 г.

Примечание: В упоминаемой радиограмме Ионеску от 16 июня 1921 г. говорилось: «В ночь на 1 июня в два часа на расстоянии одного километра от румынской деревни Васкауцы имел место следующий пограничный инцидент. Румынский патруль обнаружил на нашем берегу группу вооруженных солдат, прибывших на двух барках, и обстрелял их. На это ему ответили ружейными залпами с нашего и украинского берега. Совсем близко от того же места появились другие барки с солдатами, пытавшимися переправиться через Днестр, чтобы высадиться в Бессарабии. Когда наши солдаты обстреляли эти барки, им ответили ожесточенным огнем с украинского берега. Как те, которые переправились на наш берег, так и те, которые пытались это сделать, отступили на противоположный берег. Во время этого инцидента выстрелы раздавались с той и другой стороны.

Другой инцидент имел место в полночь со 2 на 3 июня, когда банда, вооруженная револьверами, ружьями и гранатами, перешла через Днестр вблизи г. Хотина и напала на наш пост пограничной охраны в Грушице. В завязавшейся борьбе перешедшие на наш берег оставили одного мертвым, с нашей стороны один солдат ранен.

Я понимаю, что подобного рода инциденты всегда могут иметь место вдоль границы столь большого протяжения, и я сообщаю Вам о них с просьбой дать самый строгий приказ вашим войскам избегать всяких действий, которые могут привести к столь печальным инцидентам».

9. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

13 августа 1921 г.

За последние три месяца в распоряжение Российского и Украинского Советских Правительств поступил ряд проверенных сведений из самых разнообразных источников, бесспорно свидетельствующих о подготовляющихся на территории Румынии, Буковины н Бессарабии военных действиях против Советских Республик. Союзные Советские Правительства считают необходимым настоящей нотой довести до сведения Румынского Правительства о целом ряде таких фактов.

Перехваченный советскими властями в начале мая петлюровский агент, прибывший из Бессарабии, сообщил следующее о своем пребывании в румынском военном штабе в Бендерах: «В конце апреля я перешел границу у деревни Ропнолан. Я пошел на румынский пост, и, так как я не умел объясняться по-румынски, меня направили к офицеру, говорившему по-русски, которому я сообщил о своей миссии к атаману Гуляй-Гуленко. С румынского поста под конвоем меня препроводили в Бендеры к «уполномоченному повстанческого штаба украинской народной республики», помещавшемуся в румынском штабе. Здесь, у дверей украинского штаба, меня встретили два агента в штатском, которые снова передали меня румынским властям. В присутствии украинских офицеров я был подвергнут тщательному допросу. Доказав свою самоличность и представив соответствующие удостоверения, я приступил к выполнению своей миссии».

Из дальнейших показаний вышеупомянутого агента явствует, что при румынском штабе в Бендерах находится повстанческий украинский штаб, во главе которого стоит некий Цветаев и ряд других агентов, между прочим, некий Пшенник. Из документов, найденных у этого агента, а также из его показаний вытекает следующее: уполномоченный штаба украинских повстанцев при румынском штабе в Бендерах состоит под высшим руководством атамана Гуляй-Гуленко, главного военного уполномоченного «украинского народного правительства» при Румынском Правительстве, который подготовляет восстание в Одесской губернии, рассчитывая в первую очередь на немецких колонистов. Так как агенты Зиглерт и Баумгартен, служившие посредниками в сношениях с этими колонистами, были признаны недостаточно опытными, то они были заменены другими для ускорения дела. Бендерский петлюровский штаб кроме подпольных организаций на Украине поддерживает еще связь с бандами, в частности с бандой Заболотного.

В числе других поручений, которые были даны этому петлюровскому агенту, имеются также следующие: а) сообщить петлюровской подпольной организации в Одессе, а также по линии Одесса — Вапнярка, что из Румынии скоро должен прибыть на Украину сам Гуляй-Гуленко, штаб которого находится в Кишиневе; б) сообщить, что в Бендерах формируется конный отряд в 400 человек под командой некоего Фролова, который должен получить недостающие ему 4 орудия из румынских военных складов и предполагает совершать операции в районе Одесской губернии; в) районом операций самого Гуляй-Гуленко намечаются Одесская, Николаевская и Таврическая губернии на север, вплоть до Вапнярки.

Петлюровский агент заканчивает свои показания следующим сообщением: «Получив документы (которые действительно были найдены у него при обыске после ареста на территории Украины), я был под конвоем отправлен на румынский пост, который перевел меня через границу на Украину, высадив на берегу Днестра».

2. Добровольно перешедший на сторону Советского Правительства атаман Мордалевич, начальник повстанческого района северо-западной Украины, наряду с другими документами, передал и полученную им накануне его перехода карту, посланную непосредственно из штаба Петлюры, которая подтверждает данные арестованного петлюровского агента относительно района действий Гуляй-Гуленко. О влиянии, которым пользуется Гуляй-Гуленко, бывший организатор погромов на Украине, у Румынского Правительства, свидетельствует то обстоятельство, что петлюровским правительством ему было поручено наблюдение за лагерями в Браилове, Фогараше и других местах, где находятся интернированные петлюровские солдаты, а также и то, что ему было разрешено при содействии генерала Дельвига вербовать оттуда добровольцев для создания отрядов, которые должны быть отправлены на Украину. Именующий себя генералом атаман Гуляй-Гуленко рассылает, с согласия Румынского Правительства, паспорта украинцам, находящимся в Турции, Чехословакии и Польше, для въезда в Румынию. Точно так же по его рекомендации румынские власти дают визу, получение которой обычно связано с непреодолимыми трудностями для украинцев, находящихся в Бессарабии, при их отъезде за границу.

Другим центром содействия петлюровскому штабу являются Черновицы, где под руководством некоего подполковника Лугового ведется аналогичная вербовка среди украинцев для военных действий на территории Украины, которому, между прочим, Румынским Правительством было дано 500000 лей для печатания и распространения петлюровской литературы. Кроме официального разрешения, данного Румынским Правительством для этой цели, Луговой пользуется еще правом производить регистрацию украинцев, находящихся в Чериовицах и других районах Буковины, со взиманием платы в пользу «украинской народной республики».

3. По сообщению перешедшего на сторону Советской власти атамана Лугача, бывшего помощника Заболотного, последний, чувствуя себя в опасности на Украине, вследствие проследования Красной Армией, в июне бежал в Румынию; одновременно с этим на территорию Украины при содействии румынских властей была переведена банда Соколовского, составленная из украинцев, находящихся в Румынии на воле или в лагерях.

4. Перешедшая 20 июля украинскую границу группа перебежчиков из так называемой Запорожской бригады петлюровской армии во главе с Евстафием Пукапом показала, что еще в первых числах июля резервная Херсонская дивизия была переброшена по железной дороге из лагеря Лаицута в район Окницы, в 20 верстах западнее Могилева-Подольского, на территории Бессарабии, и что равным образом на линию Днестра против Каменец-Подольска, тоже на территории Бессарабии, была переброшена из Галиции Волынская дивизия и, наконец, в район Сорок, на той же территории, переброшена Запорожская бригада.

Согласно показанию этих перебежчиков, петлюровская армия намерена начать военные действия против Советских Республик после сбора урожая. Петлюровские части, чтобы не вызвать подозрения населения, размещаются по Бессарабии под видом рабочих дружин. Когда их военная подготовка будет закончена, они, изображая себя якобы взбунтовавшимися солдатами, якобы самовольно перейдут на территорию Украины. Это наступление должно иметь целью захват Каменец-Подольского и Могилевского уездов с тем, чтобы создать там оперативную базу для дальнейших действий с помощью Румынии с целью вызвать военные и хозяйственные осложнения для Советских Республик — Украины и России. Румыния станет протестовать для вида, заявляя, что это банды и что она ни к их организации и ни к их переходу на Украину совершенно непричастна. Из слов самих перебежчиков явствует, что петлюровские офицеры этих отрядов для поднятия настроения солдат говорят, что между Румынией и каким-то другим государством будто бы заключен тайный договор для восстановления власти Петлюры на Украине.

5. Все приказы и воззвания Петлюры и Тютюника, распространяемые их агентами на территории Украины, постоянно содержат намеки на материальную и моральную поддержку, оказываемую им для восстановления их власти.

6. Сдавшийся бывший петлюровский полковник, прибывший из Румынии, сообщил украинским советским властям сведения о состоявшейся недавно поездке председателя так называемой «украинской рады в Тарнове», Фещенко-Чеповского, с целью заключения окончательного соглашения с Румынией для устранения затруднений, которые были вызваны раньше Румынским Правительством при переброске петлюровских частей из Польши.

Об удачном исходе этой миссии свидетельствует прибытие петлюровских частей в указанные выше местности Бессарабии. В Бухаресте Фещенко-Чеповскому были оказаны большие почести. Ему было передано от имени Румынского Правительства специальное приветствие Петлюре с прибавлением, что в скором времени Петлюра «будет единственным хозяином Украины». Кроме захвата территории банды, организуемые в Бессарабии, преследуют еще и другую задачу — сорвать сбор продналога и помешать Украинской Советской власти организовать помощь украинским крестьянам голодающих уездов и губерний юго-восточной Украины.

7. По точным сведениям, которые у нас имеются, Румынское Правительство отправило в Константинополь специальную комиссию для вербовки там белогвардейских офицеров и солдат под предлогом якобы репатриации уроженцев Бессарабии.

В этой комиссии участвуют также представители Гуляй-Гуленко.

8. Румынское Правительство поддерживает официальные связи с представителем «украинской народной республики» — Мациевичем, находящимся в Бухаресте и пользующимся правами дипломатического представителя.

9. Румынское Правительство употребляет свое дипломатическое влияние на правительства, которые в той или иной степени находятся в фактической зависимости от Румынии, чтобы парализовать усилия Советского Правительства к установлению добрососедских отношений с этими государствами. На основании неопровергнутого Румынским Правительством официозного сообщения болгарского правительства Румынское Правительство внушило болгарскому, что оно будет считать актом, враждебным Румынии, даже посылку делегатов для обмена болгарских гражданских и военнопленных, находящихся на территории России и Украины, на русских военнопленных, находящихся на территории Болгарии. Таким образом, в нарушение не только постановлений международной конвенции Красного Креста и даже Версальского договора, но и элементарных правил человечности волей Румынского Правительства продолжают томиться в изгнании десятки тысяч неповинных рабочих и крестьян.

Сообщая все вышеприведенные факты, союзные Советские Правительства пользуются этим случаем, чтобы подтвердить еще раз линию политического поведения, которой они неуклонно придерживались до сих пор по отношению к Румынии и которая сводится и будет сводиться впредь не только к налаживанию добрососедских отношений с Румынией, но и к полному восстановлению с ней нормальных дипломатических и экономических сношений путем улаживания мирными переговорами всех существующих и могущих возникнуть между обеими сторонами разногласий.

Российское и Украинское Советские Правительства всегда давали категорические приказы, в точности исполнявшиеся красными войсками, о недопущении вблизи Днестра всяких действий, которые могли бы быть истолкованы как агрессивные действия против Румынии. В то же самое время до сведения Румынского Правительства доводилось о всех инцидентах, которые бы ухудшали отношения между союзными Советскими Правительствами и Румынией, для принятия соответственных мер со стороны Румынии.

Твердо следуя и теперь этой политической линии н считая, что усилия по созданию нормальных отношений между Румынией, с одной стороны, и Россией и Украиной — с другой, отвечают истинным интересам украинского, русского и румынского народов и жажде мира, проявляемым трудящимися массами, союзные Советские Правительства рассчитывают на принятие со стороны Румынского Правительства срочных мер к устранению всех причин, грозящих аннулировать усилия, которые делаются обеими сторонами для скорейшего восстановления нормальных отношений между ними. По мнению союзных Советских Правительств, такими мерами должны быть — прекращение всякой моральной и материальной поддержки петлюровских и контрреволюционных организаций и высылка с территории Румынии, Буковины и Бессарабии их руководителей, расформирование созданных ими отрядов и прекращение дипломатических отношений с так называемым правительством «украинской народной республики», лишенным всякой территории и всякой власти на Украине.

В своем желании оказать содействие румынским властям в уничтожении банд, организуемых на территории Бессарабии и Румынии с целью агрессивных действий против Советских Республик, союзные Советские Правительства, исходя из требований военной необходимости и безопасности Советских Республик, считают необходимым при преследовании этих банд, в случае если они будут переходить на территорию, занятую румынскими властями, преследовать и на этой последней территории, уведомляя об этом своевременно румынские власти для того, чтобы эти действия украинских и русских красных войск не были истолкованы как действия, направленные, в какой бы то ни было степени, против румынского народа и Румынского Правительства.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известил» № 180(1323), 16 августа 1921 г.

10. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

20 сентября 1921 г.
[2467]

Известный бандит Махно перешел 28 августа бессарабскую границу у Монастыржевки с шайкой своих приверженцев, ища убежища на территории, которая фактически находится под властью Румынии. Этот разбойник в качестве главаря преступных банд совершил на территории России и Украины бесчисленные преступления, сжигая и разграбляя деревни, избивая мирное население и пытками вымогая у него имущество.

Ввиду этого Российское и Украинское Правительства обращаются к Румынскому Правительству с формальной просьбой выдать им, как обыкновенных уголовных преступников, упомянутого главаря шаек вместе с его соучастниками.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 212(1355). 23 сентября 1921 г.

11. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

Передано по радио
3 октября 1921 г.

В ответ на ноту Румынского Правительства от 26 августа союзные Советские Правительства России и Украины имеют честь заявить, что эта нота, к сожалению, не рассеяла всех опасений, высказанных Советскими Правительствами в их ноте от 13 августа [см. док. №9]. В ответе Румынского Правительства, наряду с заверениями о твердом намерении Румынии придерживаться по отношению к союзным Советским Республикам политики лояльности, отсутствует утверждение готовности изгнать с территории Румынии представителей петлюровского правительства и петлюровского штаба Мациевича, атамана Гуляй-Гуленко, генерала Дельвига и др., точные имена и адреса которых Румынскому Правительству хорошо известны, так как они выполняют при нем официальные функции, организуя одновременно переброску банд на Украину. Советские Правительства привели в своей ноте ряд определенных фактов, доказывающих, что территория Румынии, Бессарабии и Буковины является базой для организации разбойнических набегов против Украины. Советские Правительства были вправе ожидать, что Румынское Правительство назначит следствие для выяснения достоверности этих фактов. К сожалению, Румынское Правительство ограничилось только одной фактической поправкой, что в Бендерах, называемых теперь Тигина, нет никакого главного штаба, как утверждает нота Советских Правительств. Между тем, в ноте говорилось, что петлюровские организации работают при содействии главного штаба, т. е. военного командования в Бендерах, что не предполагает непременного присутствия там офицеров Генерального штаба.

Советские Правительства не только утверждают, что при военном командовании в Бендерах имелись агенты Гуляй-Гуленко в лице Пшенника и Цветаева, но к этому они еще могут прибавить, что в этом так называемом украинском информационном бюро работает под непосредственным руководством полковника Емельянова и поручик Дедученко, принадлежащий к той же организации. В их задачи входит, наряду с оказанием содействия по организации отрядов и их переброске на территорию Украины, еще и шпионаж по заданиям румынских военных властей, а также взрыв складов и сооружений на территории Украины.

Впрочем, в самой ноте Румынского Правительства имеется неожиданное сообщение, оправдывающее все опасения союзных Советских Правительств. Румынское Правительство сообщает, что 17 августа отряд из 38 бандитов перешел Днестр в районе деревни Собани, к югу от Деканки, был немедленно разоружен румынским сторожевым постом и впоследствии был интернирован внутри страны, согласно нормам международного права, как заявляет нота Румынского Правительства. Этот факт хорошо известен Советским Правительствам, но к нему они должны прибавить еще одно обстоятельство, о котором не могут не знать румынские военные власти. Переправа банд в вышеуказанной местности не является случайной, а заранее организованной. Дело в том, что недалеко от румынского сторожевого поста находится деревня Жавки, где имеется петлюровский комитет в составе следующих лиц: Марчука, Новомирского, Гайдученко, Новицкого, поддерживающих связь с бандитскими отрядами на Украине при содействии румынских властей. В эту именно местность и был отправлен указанный отряд. Как и факты, приведенные в ноте от 13 августа, настоящий факт союзные Правительства устанавливают на основании определенного следственного материала, в частности, на основании допроса арестованного агента Заболотного, некоего Мищенко. На территорию Бессарабии 27 августа перешла около местности Песчанки, т. е. приблизительно в том же районе, банда из 60 кавалеристов и 20 пехотинцев с пулеметами. Вовремя прибывший красноармейский отряд успел захватить у нее 10 лошадей, 5 винтовок и 5 тачанок. Во время перевоза банды на ту сторону Днестра с румынской стороны раздавались выстрелы в сторону нашего расположения. На основании показания Мищенко установлено, что Заболотный через различные комитеты, которые находятся на бессарабском берегу, поддерживает связь с представителем петлюровского правительства в Кишиневе, неким Бузиловским, проживающим по Пушкинской ул., в гостинице «Лондон».

Но насколько эта местность, указанная в ноте самого Румынского Правительства, является определенным местом переправы петлюровских банд не только с территории Украины на территорию Бессарабии, но и обратно, показывает тот факт, что 23 июля с бессарабского берега пытался высадиться в селе Подойма, расположенном в том же районе, на территории Украины, отряд из 25 человек с 18 ручными пулеметами, предназначенными для банды Заболотного. На территории Румынии бандиты снабжаются румынскими документами. По точным сведениям, такие документы выдаются бандитам консулом одного иностранного государства Малабенским, конспиративная квартира которого находится в доме помещика Эриту, расположенном у самого берега Днестра, в селе Япадово.

По сведениям, которые имеются в руках у Советских Правительств, с бессарабского берега переправляются из тех же банд маленькие группы, от пяти до десяти человек, с разведывательными заданиями от румынских властей, которые после выполнения своей задачи возвращаются на бессарабский берег, предупреждая сигнализацией электрическими фонарями с украинского берега румынские посты. Такая группа из пяти человек была накрыта, между прочим, 6 июля в деревне Браги, расположенной на территории Украины, в то время, когда эта группа сигнализировала румынским постам, расположенным на берегу Днестра недалеко от Хотина. Таким образом, для союзных Советских Правительств твердо установлен факт постоянного сотрудничества между румынскими военными властями и бандами, переправляющимися на территорию Украины или спасающимися на территории Бессарабии. С другой стороны, Советские Правительства утверждают и теперь, что часть петлюровских войск из Польши была переброшена на территорию Бессарабии. Их размещение по сахарным заводам и по другим местам известно Советским Правительствам со слов перебежчиков, возвращающихся на родину. Эти сведения нашли подтверждение и в показаниях генерала Галкина, посланного петлюровским штабом на Украину для руководства восстаниями и арестованного советскими властями при разгроме банды Орлика. Офицер Генерального штаба Галкин при допросе сообщил все подробности, касающиеся «народной республики», и о роли генерала Дельвига при Румынском Правительстве, как представителя Петлюры, миссии генерала Капустянского и пр. Союзные Советские Правительства не имеют никаких оснований сомневаться в правильности этих показаний, подтверждаемых многочисленными материалами, исходящими из других источников. В своей ноте Румынское Правительство указывает на факты, которые, по его мнению, устанавливают виновность красноармейских частей, расположенных на румынской границе. Эти части якобы нарушили приказы Советских Правительств и командования, воспрещающие какие бы то ни было агрессивные действия против Румынии.

Союзные Советские Правительства констатируют, что всякий раз, как Румынское Правительство сообщало о подобных фактах в своих нотах, командование Красной Армии всегда отдавало распоряжение о производстве тщательного расследования. Но расследование фактов, сообщенных в ноте Румынского Правительства от 26 августа, крайне трудно. До сих пор Румынское Правительство не указало ни одного конкретного случая перехода каких бы то ни было отрядов Красной Армии на территорию Бессарабии, и Советские Правительства могут только выразить свое удивление, что те же самые банды, которые переходят на территорию Бессарабии при содействии румынских военных властей, представляются как отряды Красной Армии.

Со своей стороны, союзные Советские Правительства могут привести десятки фактов обстрела украинского берега со стороны румынских постов. Были случаи, когда румынские солдаты открывали стрельбу или совершали насилие над мирными жителями Украины. Между прочим, такой возмутительный факт имел место в ночь с 15 на 16 и с 16 на 17 августа, когда в полутора или двух верстах от украинского берега Днестровского лимана, у села Роксоланы, в том месте, где ширина лимана более 6 верст, появился румынский монитор, который, подойдя к лодкам рыбаков и направляя на них пулеметы, изорвал часть их сетей, а другую — забрал с собой. По заявлению рыбака Ищенко, монитор уничтожил расставленные им в полутора верстах от Овидиополя сети и две изорвал. По заявлению другого рыбака, Кривченко, монитор захватил расставленные им в 2 верстах от берега 4 сети. Союзные Советские Правительства протестуют самым энергичным образом против этого разбойничьего нападения румынского монитора и желают знать, какие меры будут приняты Румынским Правительством для наказания виновных.

Возвращаясь к случаю перехода банды на бессарабскую сторону 17 августа, союзные Советские Правительства никак не могут согласиться с тем толкованием международного права, которое дает Румынское Правительство. Нормы международного права ясны и категоричны: уголовные преступники, переходящие из одного государства в другое, не имеют права на почетное интернирование, откуда они, отдохнувши и вооружившись, может быть, снова теми же винтовками, возвратятся на территорию Украины для организации поджогов, погромов и убийств. Эти преступники должны быть выданы государству, на территории которого они совершили преступление, или, по меньшей мере, должны быть преданы суду того государства, на территории которого они искали спасения и убежища.

Союзные Советские Правительства не могут быть обвинены в недостаточной охране своей границы, давая тем самым возможность бандам искать спасения на территории Бессарабии. И раньше еще они доводили до сведения Румынского Правительства, что они избегали всякого скопления войск на линии Днестра для того, чтобы дать Румынии лишнее доказательство своих миролюбивых намерений.

С другой стороны, Румынскому Правительству по собственному опыту на добруджанской границе известно, что пограничные посты бессильны справляться с бандитскими отрядами, если они находят убежище и покровительство на территории соседнего государства. Само Румынское Правительство, как об этом свидетельствует заявление Румынского Министра Иностранных Дел в парламенте, сговорилось с болгарским правительством относительно допущения румынских частей преследовать банды на самой болгарской территории. Когда союзные Советские Правительства сообщили Румынскому Правительству, что они могут быть вынуждены дать красному командованию задание преследовать банды па территории Бессарабии, они имели в виду и этот прецедент. Если Румынское Правительство желает предупредить такого рода возможные случаи, оно должно начать с ликвидации тех организаций, в руках которых сами банды являются только жалкими орудиями. А эти организации находятся не на территории Украины и Бессарабии, а в самом Бухаресте, Кишиневе, Черновицах, Яссах и пользуются фактически официальным признанием Румынского Правительства.

Советские Правительства не могут оставить без ответа упреки Румынского Правительства в том, что будто бы они повинны в замедлении мирных переговоров, и протестуют самым категорическим образом против такой оценки их поведения: за все время революции союзные Советские Правительства неоднократно обращались к Румынии с предложениями о мирных переговорах. Некоторые из этих предложений остались без ответа и о них, как выяснилось впоследствии, не были осведомлены ни румынский парламент, ни румынское общественное мнение. Точно так же не могут союзные Советские Правительства не выразить своего удивления по поводу того, что Румынский Министр Иностранных Дел заявил о своем согласии на ведение мирных переговоров в бытность свою в Париже. В беседе с сотрудником газеты «Эксельсиор» на вопрос, как обстоит дело с заключением мирного договора с Советскими Республиками, ои ответил: «разве можно заключать договоры с Советами».

Точно так же Советские Правительства не могут не отметить, что во время переговоров о Днестровском лимане румынские газеты, которые обыкновенно инспирируются из Министерства Иностранных Дел, заранее предсказали их неудачу. Однако Румынскому Правительству известно, что Советские Правительства переговоры эти считают лишь временно прерванными. Несмотря на все трудности, которые встречали Советские Правительства на пути к восстановлению добрососедских отношений, они твердо рассчитывают, что Румынское Правительство в сознании громадного ущерба, причиняемого существующим положением интересам народов Румынии, России и Украины, разделяет искреннее желание Советских Правительств, чтобы переговоры в Варшаве [см. далее] устранили все существующие недоразумения. Однако Советские Правительства не могут скрыть того, что успешное развитие этих переговоров будет зависеть от реальных доказательств, которые даст Румыния, что ее территории перестанут служить базой для организации враждебных действий против Советских Республик.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 222(1365), 5 октября 1921 в.

12. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

22 октября 1921 г.
№ 7529

Ответ, который глава вашего Правительства генерал Авереску соблаговолил дать 27 сентября на наше требование о выдаче бандита Махно и его сообщников, сопровождавших его, является скорее декларацией принципов юридического порядка, чем сообщением практического характера, и не выясняет нам действительного положения этого дела [см. док.№10]. В этой декларации даже не содержится подтверждения о прибытии Махно в Румынию. Как только будут собраны необходимые материалы и будут выполнены требуемые Вами юридические формальности, Вам будет сообщено о результатах.

Однако Российское и Украинское Правительства считают, что формальности процедуры имеют лишь второстепенное значение и совершенно меркнут перед тем фактом, что банда преступников, долгое время терроризировавшая мирное население Украины, нашла себе убежище под защитой Румынского Правительства. Юридическая щепетильность, проявленная в этом случае Румынским Правительством, не всегда была отличительной чертой его поведения даже при более важных обстоятельствах, как, например, при соблюдении договоров. Нам достаточно указать на подписанный от имени Румынии генералом Авереску Договор от 9 марта 1918 г., которым Румыния обязалась эвакуировать Бессарабию в двухмесячный срок [см. https://razboiulpentrutrecut.wordpress.com/2016/12/07/%d0%b1%d0%b5%d1%81%d1%81%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b1%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b2%d0%be%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%81-%d0%b2-%d0%b4%d0%be%d0%ba%d1%83%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%b0%d1%85-%d0%b2/ док.№8]. Этой юридической щепетильности совершенно не было и при так называемой аннексии Бессарабии Румынией 27 ноября 1918 года, когда после прибытия в Кишинев генерала Вайтояну 46 делегатов из общего числа 162 молдавского националистического собрания «Сфатул-Церий» были захвачены врасплох чтением телеграммы румынскому королю, провозглашающей эту аннексию и когда председатель собрания сообщил о признании этой аннексии, в то время как никакого голосования по этому вопросу не состоялось.

Мы вынуждены признать довольно мало соответствующим действительности Ваше утверждение о том, что смертная казнь не существует в Румынии. Наоборот, смертная казнь очень часто применяется в Румынии на основании военных законов в области, где объявлено осадное положение. После занятия Бессарабии румынскими войсками, чтобы заставить население подчиниться румынской оккупации, смертная казнь применялась в ужасающих размерах. С первого же дня прибытия румынских войск в Кишинев, в самом центре этого города, в здании духовной семинарии, румынским командованием было устроено особое помещение для пыток, в котором бессарабских граждан пытали и умерщвляли по малейшему подозрению в попытке оказать сопротивление Румынии. 17 солдат молдаванского полка, отказавшиеся тогда принести присягу румынскому королю, были казнены публично в присутствии толпы народа. Эти факты были отмечены организацией, охватывающей народные массы Бессарабии, под названием «Союз освобождения Бессарабии». В декларации этого союза констатируется, что число бессарабских граждан, потопленных в Днестре румынами, не поддавалось никакому учету. Граждане, изгонявшиеся из Бессарабии, расстреливались на Бендерском мосту и трупы их сбрасывались в Днестр. Число расстрелянных по всей стране нельзя определить. Бесчисленные восстания, характеризовавшие внутреннее положение Бессарабии за время этой насильственной аннексии, равным образом были потоплены в крови.

В 1919 г. после подавления восстания в Хотинском уезде румынские власти не оставили ни одной деревни без того, чтобы не совершить массовых смертных казней. В деревне Долиняны румыны набросились на крестный ход, убили священника и открыли огонь по участникам процессии. В лесу близ Щероуца румынские власти, найдя в доме лесника около 60 бежавших женщин и детей, подожгли его, так что несчастные сгорели заживо. 21 января в самом городе Хотине румынский комендант созвал население для выслушивания чтения одного приказа. Около 500 человек, прибывших на площадь, были окружены солдатами и расстреляны из пулеметов.

По отношению к политической партии, члены которой находятся во главе правительства России, — смертная казнь в Румынии применяется сплошь и рядом. Уже в июле 1918 г. по приказанию лейтенанта Ромело был убит социал-демократ Векслер. Около того же времени по приказу румынского Генерального штаба три коммерсанта из Одессы, прибывшие в Яссы, там были расстреляны. Организатором этого убийства был военный претор, полковник Стере, который затем, по показанию самой румынской печати, отддл приказ об убийстве комиссара Рошаля, представителя Российского Правительства в Бессарабии. Председатель съезда бессарабских Советов Руднев, русский социалист Гринфельд и другие были расстреляны. Велико было число бессарабских коммунистов, казненных румынскими властями. Еще недавно западная печать, несмотря на опровержение Румынского Правительства, утверждала, что во время якобы имевшей место попытки бежать депутат Борис Стефанов, секретарь Генеральной комиссии профессиональных союзов Константин Попович и редактор центрального органа социалистической партии Фабиану были убиты. Систематическое уничтожение коммунистов продолжается. 24 сентября газета «Диминяца» опубликовала сообщение, что в деревне Клещици, близ Кишинева, два лица, заподозренные в коммунизме, были арестованы и убиты на дороге в Кишинев под мнимым предлогом попытки к бегству. Газета добавляет, что многие другие арестованные лица погибли таким же образом и что попытки к бегству существуют лишь на бумаге.

Ввиду применения Румынским Правительством подобных методов к бессарабскому народу, борющемуся против оккупации, и к лицам, заподозренным в коммунизме, приходится удивляться той юридической щепетильности, которую демонстрирует это Правительство, когда речь идет об украинских бандитах, бежавших на его территорию. Для Российского и Украинского Правительств дело идет о безопасности их территории и населения.

Изъявляя полную готовность выполнить формальную процедуру, на которой настаивает Румынское Правительство, Российское и Украинское Правительства тем не менее подходят к вопросу с точки зрения их безопасности прежде всего. Не подлежит сомнению, что если бы бандит Махно и его сообщники были судимы румынским трибуналом в Бессарабии, они были бы приговорены к смертной казни. Российское и Украинское Правительства ограничиваются требованием о выдаче этих преступников и питают надежду, что по выполнении формальностей Румынское Правительство сочтет своим долгом удовлетворить это требование, столь справедливое и столь элементарное.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 241(1384), 27 октября 1921 г.

13. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР и Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел УССР Министру Иностранных Дел Румынии Ионеску

11 ноября 1921 г.

Принимая с удовлетворением декларацию, содержащуюся в Вашей радиотелеграмме от 29 октября, по которой Румыния желает сохранить по отношению к России и к Украине позицию мирного и лояльного соседства, Российское и Украинское Правительства очень желали бы, чтобы действительность более соответствовала этой декларации, чем это есть на самом деле в настоящее время. Мы ожидаем от Вас подтверждения прибытия Махно в Румынию, чтобы приступить к последующим шагам юридического характера по этому предмету.

Российское и Украинское Правительства готовы отправить Румынскому Правительству через посредство своих представителей в Варшаве документальный и даже фотографический материал. Однако уже теперь мы не можем обойти молчанием Вашего заявления, что факты, относящиеся к Бессарабии, являются вопросом внутренней политики Румынии. До тех пор, пока Россия и Украина не признали отделения Бессарабии и ее аннексии Румынией, все относящиеся к ней вопросы будут для них вопросами, интересующими Украину, союзницу России. Ни решение, к тому же и спорное, молдавского националистического общества, ни решения держав, которым Россия и Украина отнюдь не подчинены, не могут заменить для них их собственное решение и выражение их собственной воли. Поэтому всякий акт, нарушающий интересы населения Бессарабии, должен нами рассматриваться как акт, нарушающий интересы России, в период времени, предшествовавший провозглашению УССР, и интересы Украины, в период, последовавший за этим провозглашением.

Российское и Украинское Правительства равным образом считают невозможным признать вопросами, не затрагивающими их интересов, убийства по приказу румынского Генерального штаба граждан Одессы, так же как и убийство российского комиссара Рошаля, совершенное под руководством румынского военного претора полковника Стере. Попытка Румынского Правительства объявить внутренним делом Румынии все, что касается Бессарабии, заставляет Правительства России и Украины указать, что декларация Румынского Правительства, согласно которой вопрос о принадлежности Бессарабии для него якобы более не существует, после состоявшегося голосования «Сфатул-Церия», находится в явном противоречии с попытками этого же самого Румынского Правительства добиться от держав Антанты признания аннексии Бессарабии. Ибо, если Румынское Правительство считало необходимым для узаконения аннексии Бессарабии признание этой аннексии правительствами, не имевшими никакого отношения к Бессарабии, то уже одно это обстоятельство неопровержимо доказывает, что само Румынское Правительство не считает голосование «Сфатул-Церия» достаточным международным основанием для аннексии Бессарабии.

Российское и Украинское Правительства многократно заявляли о своей готовности рассмотреть этот вопрос во всем его объеме на будущей конференции с Румынией, если бы только между ними и этой последней не состоялось соглашения относительно исключения из порядка дня этой конференции всех спорных вопросов общего характера, с тем чтобы ограничиться обсуждением лишь вопросов о торговле, судоходстве и обмене пленных. На будущей конференции можно будет поставить на обсуждение вопрос, действительно ли состоялось законное решение «Сфатул-Церия» в этом смысле, тем более, что имеющиеся в распоряжении Российского и Украинского Правительств документы, исходящие от делегатов «Сфатул-Церия», заставляют нас думать, что никакого подобного решения не было принято.

С немалым удивлением мы также узнали о Вашем заявлении, по которому Вам казалось, что мы, согласившись обсуждать вопрос о судоходстве по Днестру, тем самым признали присоединение Бессарабии к Румынии. Напротив того, в целом ряде деклараций Российско-Украинской делегации, официально принятых к сведению г-ном Папиниу, всегда с полной и совершенной ясностью формулировалась точка зрения, что задача конференции состояла не в проведении границы между обеими странами, а лишь в проведении демаркационной линии, считаясь с фактической оккупацией Бессарабии румынскими войсками. Лишь договор между Румынией, с одной стороны, и Россией и Украиной — с другой, будет в состоянии изменить нашу точку зрения по этому предмету.

Но если такой договор еще не заключен, то ответственность за это падает исключительно на Румынию. Лишь юридическая щепетильность Румынского Правительства по отношению к возбужденному нами вопросу о бандите Махно заставила нас войти в оценку общего отношения Румынии к ее международным обязательствам и, между прочим, указать на нарушение ею соглашения от 9 марта 1918 года, которым Румынское Правительство обязалось эвакуировать Бессарабию в двухмесячный срок.

Отношение Румынского Правительства к бандитам Махно приобретает для нас особенное значение ввиду тех документальных сведений, которыми мы располагаем относительно действий Махно, подготовляющего из своего румынского убежища одновременно с Петлюрой новые нападения своих банд чисто уголовного характера против Украинской Республики.

Документальные данные, равно как и показания попавших в наши руки пленных во время нападения банд, направляющихся из Польши, свидетельствуют, что ареною действий Махно намечена Одесса, где он должен будет совершать свои преступные действия грабительского характера одновременно с операциями Гуляй-Гуленко. Это стоит в связи с планами, которые сторонники Петлюры вырабатывают на румынской территории и в Бессарабии. Перегруппировки их банд в Румынии и в Бессарабии производятся в целях новых военных действий против Украины. Согласно их намерениям, группа петлюровцев, находившихся на Заржанском сахарном заводе, близ Хотина, и переведенная в Черновицы под командованием петлюровского агента Лугового, должна начать свои операции против Украины в середине ноября. Этот самый Луговой в беседе с корреспондентом выходящей в Яссах газеты «Лумя» признал 8 сентября, что им были сделаны приготовления против Украины. По мнению авторов этих планов, Румыния также должна служить базой петлюровским группам, находящимся в настоящее время в балканских странах. Мы имеем в наших руках и мы можем показать Румынскому Правительству текст следующего соглашения:

«Украинская демократическая республика. Канцелярия командующего армиями и канцелярия военного министра. 3 сентября 1921 г. № 273. Секретно. Дипломатическому агенту украинской демократической республики в Болгарии. В Софии находятся члены украинской организации «Сичь», которые должны быть переведены в Румынию в распоряжение генерала Гулова. С этой целью г-н головной атаман поручил мне просить вас оказать ваше содействие «Сичи». Одновременно об этом доводится до сведения главы украинской демократической республики через посредство дипломатической миссии в Румынии. Подпись: генерал-хорунжий, начальник канцелярии Садовский».

Эти действия украинских белогвардейцев в Румынии и в Бессарабии вынуждают нас обратить более серьезное внимание на уголовных бандитов, вроде Махно, могущих воспользоваться этими обстоятельствами, чтобы попытаться совершить новые преступления против украинского мирного населения.

Российское и Украинское Правительства, таким образом, будут считать, что позиция, которую займет Румынское Правительство по отношению к этому вопросу, имеет существенное значение для отношений между Россией и Украиной, с одной стороны, и Румынией — с другой. В Вашем ответе от 29 октября мы не усматриваем достаточных оснований к изменению точки зрения, высказанной нами в наших предыдущих сообщениях, и мы, как и прежде, считаем, что занятая Вами по отношению к Махно позиция отличается таким пристрастием, что его нельзя было бы объяснить, если бы Ваше отношение к России и Украине было бы действительно таким, как Вы его определяете.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» №257(1400). 16 ноября 1921 г.

14. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

29 ноября 1921 г.

Российское и Украинское Советские Правительства неоднократно разоблачали преступные и враждебные действия, подготовляющиеся на территории Румынии и Бессарабии против Советских Республик при участии румынских властей, в частности петлюровским агентом Гуляй-Гуленко. Румынское Правительство в своей ноте от 18 октября, как и в предыдущих, неизменно заверяло Советские Республики в своей лояльности по отношению к ним. Когда в своей ноте от 13 августа [см. док. №9] Советские Правительства указывали, что среди агентов Гуляй-Гуленко отличался особой энергией некий Пшенник, который, как видно из имеющихся у нас документов, официально состоит при румынском штабе в Бендерах, Румынское Правительство в своем ответе от 20 августа пыталось опровергнуть факт существования какого бы то ни было румынского штаба в Бендерах, что же касается Пшенника и других атаманов, то Румынское Правительство ответило буквально следующее: «На нас эти имена, как и эти мнимые откровения, производят впечатление какого-то романа. Никогда мы не разрешали никакого рекрутирования банд в Румынии и никогда не допустим его ни в какой части нашего королевства. Считаю необходимым уверить вас еще раз, что Королевское Правительство Румынии твердо решило соблюдать по отношению к России самую строгую лояльность. Ни в коем случае вы не можете ожидать ни малейшего, хотя бы косвенного, нападения с нашей стороны и меньше всего через посредство банд. Румыния — государство цивилизованное, и оно никогда не прибегало к средствам, которые противоречили бы международному праву и высшим требованиям международной морали».

Таково буквально заявление Румынского Правительства в его ноте от 20 августа. Но так как, к сожалению, факты, доходившие до сведения Советских Правительств, коренным образом противоречат заявлениям Румынского Правительства, то Советские Правительства, движимые интересами граждан своих государств и стремлением к созданию мирных добрососедских отношений с Румынией, вновь обращают в своих последних нотах внимание Румынского Правительства на недопустимость того, что на территории Румынии подготовляются бандитские набеги против Украины и, между прочим, в самой последней своей ноте от 11 ноября[см. док. №13] они цитируют переписку штаба Петлюры с так называемыми представителями «украинской народной республики» в Софии и в Бухаресте, свидетельствующую, что Гуляй-Гуленко желает сгруппировать около себя на территории Румынии не только все авантюристские украинские элементы, но также и группы интернированных украинских солдат, находящихся в Болгарии и в других государствах Балканского полуострова. Советские Правительства указывали также, что, по самым точным сведениям, в начале ноября банды, направляющиеся из Румынии, должны быть посланы на поддержку тех банд, которые уже в последние дни октября начали перебрасываться с территории Польши на территорию Украины.

Советские Правительства, доводя до сведения Румынского Правительства обо всех этих фактах, твердо рассчитывали, что Румынское Правительство, дававшее столь многократные заверения в своем миролюбии и своих добрососедских намерениях, примет меры, необходимые для предупреждения вторжения банд на советскую территорию. Кровавые события, которые разыгрались в последние дни в районе Тирасполя, показали, к сожалению, что все предупреждения Советских Правительств оставлены были без внимания Румынским Правительством и что румынские власти продолжают действовать рука об руку с организаторами бандитских набегов и кровавых погромов.

Советские Правительства доводят до сведения Румынского Правительства о следующих фактах: 19 ноября, на рассвете, банда в 150 штыков, вышедшая из Бендер, оттеснила пограничный советский пост, заняла деревни Парканы и Терновка, вырезала там крестьян, заподозренных в принадлежности к коммунистической партии, и убила 13 красноармейцев. К 9 часам банда достигла западного предместья Тирасполя. Одновременно с этим другая банда, меньшей численности, перешла Днестр у местечка Гура-Бикулуй, севернее Бендер, и направилась в деревню Плоская, после занятия которой она также двинулась на Тирасполь в северо-западном направлении. После короткого боя с тираспольским гарнизоном банда была отброшена, понеся потери убитыми, ранеными и пленными; в числе последних два офицера. Из первого общего опроса пленных выяснилось, что во главе банды, переброшенной в Парканы, находился тот самый атаман Пшенник, существование которого Румынское Правительство категорически отрицало. В банде Пшенника участвовали, между прочим, петлюровские офицеры Емельянов, Дудиченко и некий полковник Пугалов. Во главе банды, переброшенной через Гура-Бикулуй, находился атаман Батурин. Из дальнейшего опроса пленных выяснилось, что энергичное участие в организации и переброске этих банд принимал румынский офицер, капитан Сатулеску, из штаба 3-го румынского корпуса, и некий капитан Мардарий, снабжавший банды оружием. По сведениям украинской пограничной охраны, накануне перехода банд в районе Збруч, южнее Тирасполя, поднялись два румынских аэроплана, с которых пускали ракеты, служившие, очевидно, условной сигнализацией для агентов Гуляй-Гуленко, находившихся на украинском берегу Днестра.

За несколько дней до перехода банды забрасывались прокламации на немецком и украинском языках за подписью Гуляй-Гуленко и начальника его административной части Поплавского. При переходе банды с бессарабского берега был открыт артиллерийский огонь со стороны румынских солдат но нашим пограничным постам. 19-го вечером, когда разбитые и рассеянные банды стали спускаться к Днестру, с противоположной стороны румынскими солдатами навстречу им были отправлены лодки. У захваченных бандитов найдены, между прочим, те же самые прокламации Гуляй-Гуленко, в которых от имени Петлюры местное население приглашалось восстать. У бандитов захвачены также два желто-голубых украинских флага. По другим показаниям бандитов выясняется, что в районе Аккермана подготовляется отряд из 200 человек, под командой другого атамана, капитана Фролова, действия которого были разоблачены перед Румынским Правительством в русско-украинской ноте 13 августа [см. док. №9] и существование которого Румынское Правительство отрицало так же, как и существование Пшенника. Одновременно с этими сведениями доставлены были и другие, свидетельствующие о том, что 18 ноября утром в районе Дубоссары под прикрытием артиллерийского огня румынских солдат пыталась пробраться с территории Бессарабии на территорию Украины другая многочисленная банда, во главе которой должен был находиться сам Гуляй-Гуленко.

Для выявления всех этих обстоятельств Украинское Советское Правительство отправило на место происшествия следственную комиссию с поручением произвести тщательный допрос пленных. Результаты этого допроса будут доведены до сведения Румынского Правительства. Одновременно с этим на другой части украинской территории было получено несомненное документальное доказательство участия румынских властей в петлюровском бандитизме. В захваченном с 17 на 18 ноября в районе деревни Голубовичи архиве штаба Тютюника, после разгрома его банды, найдены убедительные документы, свидетельствующие об этом участии. Речь идет о докладе Гуляй-Гуленко, отправленном из Румынии за № 388 от 22 августа и адресованном головному атаману Петлюре, и об ответе, составленном штабом Петлюры на требования, предъявленные Гуляй-Гуленко. Из сопоставления этих двух документов, между прочим, выясняется, что Гуляй-Гуленко имеет постоянную связь с штабом 4-го румынского корпуса и при помощи этого штаба он занимается переброской банд на территории Румынии для переброски их на Украину; что для этой цели он привлекает различные деклассированные элементы Украины. Как констатирует ответ штаба Петлюры, эта вербовка элементов с территории Украины имеет очень мало успеха, ибо в общем этим способом Гуляй-Гуленко не мог завербовать в месяц больше 50 человек. Затем из этого доклада следует, что Гуляй-Гуленко имеет специальный фонд подкупа румынской печати и для распространения ложной информации об Украине. Но самым характерным в ответе штаба Петлюры на доклад Гуляй-Гуленко местом является следующее; мы цитируем его дословно: «Штаб головного атамана не может не выразить удивления, что Гуляй-Гуленко просит деньги на содержание штаба своих повстанческих групп в то время, как он получает деньги из Румынии леями».

Этот рукописный документ, который Советские Правительства могут представить Румынскому Правительству, с неоспоримой очевидностью подтверждает все опасения, которые неоднократно в своих нотах выражались Советскими Правительствами, а именно, что румынские органы власти находятся в тесном сотрудничестве с украинскими контрреволюционными элементами и совместно организуют банды для переброски на Украину.

Советские Правительства, протестуя самым энергичным образом против действий румынских властей и считая на основании сведений, находящихся в их распоряжении и подтвержденных, к сожалению, событиями, что налеты 18 и 19 ноября являются лишь отдельными эпизодическими фактами определенно намеченной программы, вынуждены предупредить Румынское Правительство., что они считают его целиком ответственным во всех отношениях за действия украинских контрреволюционных организации, пребывающих на территории Румынии и Бессарабии, и за результат этих действий.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам УССР Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» №271 (1414), 2 декабря 1921 г.

15. Декларация IX Всероссийского Съезда Советов о международном положении РСФСР

28 декабря 1921 г.

Перед лицом трудящихся всего мира и всех честно мыслящих людей Всероссийский Съезд Советов снова устанавливает тот факт, что, несмотря на все усилия Советского Правительства наладить дружественные отношения со всеми государствами, мировая реакция в своем стремлении задушить рабоче-крестьянскую революцию в России до сих пор не положила оружия, избрав в настоящее время орудием для достижения своих целей граничащие с Советскими Республиками государства. Хотя Советские Правительства всячески старались установить с этими государствами добрососедские отношения, идя для этого на всевозможные уступки и даже на тяжелые жертвы, военные и шовинистические партии этих государств ни на минуту не перестают в той или иной форме готовить или совершать нападения на Советскую Россию, причем буржуазия этих стран в лице правительств отчасти активно поддерживает военные партии, отчасти проявляет нежелание или бессилие помешать им в этой их деятельности.

С румынским правительством Россия и Украина уже два года ведут официальную переписку о созыве конференции для заключения между ними договора. Хотя румынское правительство соглашением 9 марта 1918 г. обязалось в двухмесячный срок очистить Бессарабию, однако оно не только этого не исполнило, но до сих пор оккупирует Бессарабию своими войсками и установило в ней политику жестокого террора, подавляя в крови все попытки бессарабских масс сбросить с себя невыносимое румынское иго. Несмотря, однако, на эти вопиющие нарушения элементарных прав Бессарабии, Украины и России, Российское и Украинское Правительства в своем стремлении обеспечить мир на своих западных границах изъявляли готовность вступить с румынским правительством в переговоры по всем спорным вопросам, не исключая и вопроса о Бессарабии. От переговоров румынское правительство, однако, уклоняется. В то же время в Румынии, при самом деятельном участии румынских властей, формируются и вооружаются белогвардейские банды петлюровцев. В ноябре ими было произведено вторжение на украинскую территорию у Тирасполя, отбитое красными войсками. Петлюровские отряды ведут, однако, новые приготовления на румынской территории. Там же готовится к новым разбойничьим подвигам на украинской территории уголовный бандит Махно.

[…]

Председатель IX Съезда М. Калинин
Секретарь Съезда А. Енукидзе

Печат. по газ. «Известия» № 1(1440), 1 января 1922 г.

16. Из годового отчета Народного Комиссариата Иностранных Дел РСФСР к IX Съезду Советов за 1920—1921 гг.

23—28 декабря 1921 г.

[…]

С Румынией в течение всего этого времени происходила длительная и безрезультатная переписка о будущей конференции. 24 ноября Наркоминодел обратился к румынскому правительству с требованием не допускать в Румынию остатков врангелевской армии. Румынское правительство ответило отрицанием факта перевозки врангелевских войск в Румынию. 14 декабря Наркоминодел еще раз предложил румынскому правительству назначить место и время для переговоров. Румынское правительство в своих радиотелеграммах от 12 и 16 декабря продолжало заверять о своем нейтралитете и просило объяснить причины концентрации русских войск на румынской границе. 24 декабря Наркоминодел объяснил, что концентрации войск в указанной местности не происходит, что там расположены зимние квартиры, где устраиваются войска в связи с ликвидацией фронта после поражения Врангеля. 5 января румынское правительство просило Наркоминодел точно указать вопросы, долженствующие служить предметом предстоящих переговоров между Россией и Румынией. 15 января Наркоминодел ответил, что наиболее желательно было бы устранить все поводы к разногласиям между Россией и Румынией путем рассмотрения на конференции всех без исключения вопросов, интересующих Румынию, Украину и Россию, причем был бы так же разрешен и вопрос о том, создано ли было нотой России и Украины от 2 мая 1919 г. состояние войны между Советскими республиками и Румынией. Если же румынское правительство настаивает на своем нежелании рассматривать все спорные вопросы, Россия готова в интересах мира ограничить программу будущей конференции разрешением наиболее неотложных практических вопросов, как вопросы восстановления коммерческих отношений, судоходства по Днестру и пр. 31 января румынское правительство предложило устроить в нейтральной стране, например в Риге, встречу делегатов обеих стран для установлении программы будущей конференции. 7 февраля Наркоминодел ответил согласием, сообщил о назначении для этой цели т. Литвинова и предложил местом переговоров г. Ревель. 10 февраля румынское правительство ответило на это согласием. 17 марта румынское правительство сообщило о назначении для этой цели делегатом г. Филалити. Оказалось, однако, что г. Филалити тогда еще не был свободен и его поездка в Ревель могла состояться лишь позднее. Итак, дело с начатием предварительного обсуждения вопроса о будущих переговорах опять затянулось.

[…]

В отношениях между Россией и Румынией, рядом с общими переговорами о предполагаемой конференции, внезапно обострился вопрос о судоходстве и рыболовстве на Днестровском лимане. Телеграммой 9 апреля российский и украинский Наркоминоделы потребовали прекращения враждебных действий румынских мониторов на Днестровском лимане против российских больших и малых судов и предложили вывести из лимана военные суда и созвать конференцию трех заинтересованных государств для установления статута лимана. Ответной телеграммой 13 апреля румынский министр г. Таке Ионеску, отвергая инкриминируемые факты, заявил, что румынское правительство не возражает против созыва смешанной комиссии, но находит наиболее целесообразным установить разграничительную линию на Днестре буями. Эту задачу можно было бы, по его словам, возложить на смешанную комиссию, передав общий вопрос о судоходстве на Днестре ожидаемому совещанию обоюдных представителей Литвинова и Филалити.

Телеграммой 19 апреля российский и украинский Наркоминоделы протестовали против продолжавшихся на лимане враждебных действий и предложили немедленно созвать смешанную комиссию для установления на лимане определенного порядка во избежание дальнейших конфликтов. Румынское правительство телеграммой 30 апреля согласилось на созыв смешанной комиссии и телеграммой 10 мая просило указать делегатов и сообщить дату и место переговоров. 19 мая российский и украинский Наркоминоделы предложили Одессу, румынское же правительство 28 мая предложило устроить конференцию на военном судне посередине Днестровского лимана. 1 июня российский и украинский Наркоминоделы выразили на это согласие и назвали делегатов, тт. Яковлева и Степанова. 16 июня г. Таке Ионеску сообщил о назначении румынских делегатов, г. Папиниу и двух других.

К 25 июня, как предлагала Румыния, русско-украинская делегация не могла прибыть. Конференция на лимане открылась лишь 10 июля. Румынская делегация старалась добиться установления на лимане окончательной границы, означающей признание Бессарабии частью Румынии. Русско-украинская делегация настаивала на установлении на всем лимане единообразного режима на основе полной свободы торгового судоходства и рыболовства и недопущения военных судов. Румынская делегация согласилась на разделение лимана на две части только для целей полицейской службы и на строгое ограничение числа контролирующих судов и допустимого на них вооружения. Русско-украинская делегация официальным заявлением 13 июля установила, что эта линия разделения не будет носить характера границы. Относительно направления этой линии возникли неразрешимые разногласия, так как в заседании 17 июля румынская делегация настаивала, чтобы на румынской стороне оставался единственный судоходный выход из лимана — Цареградское гирло. Российско-украинская делегация требовала вывода демаркационной линии в гирло с предоставлением его в общее пользование. Начавшийся обмен мнениями о правилах торгового судоходства и рыболовства обнаружил несовместимость взглядов обеих сторон. 23 июля председатель русско-украинской делегации выехал для доклада в Харьков и Москву, и после начавшегося 22 июля перерыва конференции российский и украинский Наркоминоделы 25 августа предложили румынскому правительству вести дальнейшие переговоры о Днестровском лимане в Варшаве на конференции между румынским делегатом г. Филалити и российскими и украинскими представителями.

Одновременно происходила все время оживленная переписка между Россией и Украиной, с одной стороны, и Румынией — с другой, по поводу нападений банд на советскую территорию, причем румынское правительство выставляло встречные обвинения о переходе Днестра вооруженными людьми и их нападениях на румынские отряды. Предполагаемое совещание между т. Литвиновым и г. Филалити в Ревеле затягивалось вследствие невозможности для г. Филалити приехать немедленно, а затем, ввиду оставления т. Литвиновым Ревеля на более продолжительное время, на его место был назначен т. Карахан, предполагавший в начале июня выехать в Варшаву. 2 июня г. Таке Ионееку выразил согласие на ведение переговоров г. Филалити с т. Караханом в Варшаве. Конференция задержалась вследствие того, что восстановление дипломатических сношений с Польшей затянулось до начала августа.

Совещание между т. Караханом и г. Филалити началось 22 сентября. Заседания продолжались до 25 октября. Переговоры собственно касались установления порядка дня будущей конференции между Россией и Украиной, с одной стороны, и Румынией — с другой, причем с обеих сторон предлагались различные порядки дня. Российский представитель предлагал в полном объеме рассмотреть спорные вопросы между Россией и Украиной, с одной стороны, и Румынией — с другой; мирные добрососедские отношения могли бы быть установлены лишь в случае окончательного разрешения всех спорных вопросов. Румынский делегат категорически отказывался ставить в порядок дня предстоящей конференции вопросы не только о судьбе Бессарабии, но даже о границе между Румынией и Украиной, а также о правах национальных меньшинств, но в то же время он требовал рассмотрения на конференции вопросов о румынских денежных претензиях к Российскому правительству, в частности, об оставшемся в руках Российского правительства румынском золотом фонде и других ценностях. Российское правительство находило невозможным вырвать один вопрос о взаимных расчетах из всей совокупности спорных вопросов и соглашалось на его рассмотрение лишь в случае постановки в порядок дня всех пунктом разногласий. На 4-м заседании совещания 21 октября выяснилось, что румынское правительство отказывается от подписания декларации о нейтралитете на случай нападения на одну из сторон третьей державы. Несогласие Румынии на обязательство соблюдения нейтралитета отнимало надежду на успех переговоров. На последнем заседании 25 октября т. Карахан предложил г. Филалити следующий исход: согласиться на созыв предлагаемой конференции без предварительного установления порядка дня с тем, чтобы на самой конференции решить вопрос о предметах ее обсуждения. Г-н Филалити обещал довести это предложение до сведения румынского правительства.

Между тем Румыния сделалась военной базой для петлюровских банд, готовивших вторжения в украинские пределы. После обмена телеграммами по этому вопросу в феврале, марте и апреле телеграммой 1 июля российский и украинский Наркоминоделы снова протестовали против перехода петлюровских банд из Бессарабии на Украину и телеграммой 13 августа указали на то, что собранные за последние 3 месяца сведения указывают на формирование петлюровских банд при содействии румынских властей для указанной цели. Г-н Таке Ионеску телеграммой 26 августа уверял Советское правительство в ложности сведений о существовании в Румынии антисоветских вооруженных отрядов.

Однако 3 октября российский и украинский Наркоминоделы были вынуждены в пространной телеграмме довести до сведения румынского правительства целый ряд самых точных фактических данных о систематической подготовке петлюровских отрядов в Румынии при содействии румынского правительства. Г-н Таке Ионеску в телеграмме 19 октября ответил снова отрицанием. 11 ноября российский и украинский Наркоминоделы еще раз указали румынскому правительству на подготовление петлюровскими бандами одновременно с бандами Махно на румынской территории нападений на Украину, и 29 ноября они сообщили г. Таке Ионеску о совершившемся уже факте вторжения петлюровских отрядов на украинскую территорию в Тираспольском районе; вторгшиеся банды были наголову разбиты советскими войсками; Россия и Украина считают румынское правительство ответственным за действия антисоветских отрядов, формирующихся в Румынии и Бессарабии, и за результаты этих действий. Г-н Таке Ионеску еще раз ответил 3 декабря такими же отрицаниями, как и прежде.

О переходе бандита Махно на территорию, занятую румынами, российский и украинский Наркоминоделы заявили румынскому правительству 20 сентября, требуя выдачи бандита и его сообщников как уголовных преступников. Румынский премьер Авереску в телеграмме 27 сентября сослался на необходимость выполнения некоторых юридических формальностей для выдачи уголовного преступника; кроме того, Румыния требует гарантии, что против Махно и его сподвижников не будет применена смертная казнь, которая не применяется в Румынии; после исполнения нужных формальностей румынский суд рассмотрит этот случай. 22 октября российский и украинский Наркоминоделы, обещая формально передать необходимый юридический материал, в то же время указали на неодинаковое отношение румынского правительства к бандитам, с одной стороны, и к коммунистам — с другой, и привели массу случаев, доказывающих существование в Румынии смертной казни в особенности в оккупированной Бессарабии, где румынская фактическая власть держится при помощи самого беспощадного кровавого террора. Г-н Таке Ионеску в телеграмме 29 октября полемизировал против этих утверждений, заявляя в то же время, что румынскому правительству неизвестно, находится ли Махно среди интернированных. В телеграмме 11 ноября российский и украинский Наркоминоделы заявили, что ожидают подтверждения прибытия Махно в Румынию, чтобы приступить к дальнейшим юридическим шагам по этому предмету; эта именно нота была одновременно посвящена указаниям на происходящие в Румынии и Бессарабии приготовления к вторжениям на Украину.

Переписка между Российским и румынским правительствами относительно допущения нашей торговой делегации в Румынию для закупки хлеба закончилась точным указанием с румынской стороны, что визы поименованным в российских телеграммах делегатам будут даны в Варшаве. […]

Примечание: Советско-румынская прелиминарная конференция, проходившая с 22 сентября по 25 октября 1921 г. в Варшаве, имела целью выработку программы будущей конференции по урегулированию советско-румынских отношений.

Представитель РСФСР Л. М. Карахан на заседании 22 сентября предложил следующий порядок дня намечаемой конференции: 1. Вопрос о Бессарабии. 2. Вопрос о советско-румынской границе. 3. Судоходство по Дунаю. 4. Взаимные расчеты. 5. Возобновление торговых сношений. 6. Возобновление дипломатических и консульских сношений. 7. Охрана интересов национальных меньшинств. 8. Взаимное невмешательство во внутренние дела обеих стран. 9. Ликвидация банд, переходящих из Бессарабии на украинскую территорию с преступными целями. 10. Конвенция о возобновлении почтово-телеграфных и железнодорожных сообщений.

Румынская делегация со своей стороны выдвинула следующую программу: 1. Ценности, находящиеся в России в качестве вклада. 2. Помещение и имущество румынского посольства в Петрограде. 3. Вклады, сделанные румынскими комиссиями по снабжению в банках России. 4. Освобождение румын, задержанных в России, и разрешение им вернуться на родину. 5. Русские беженцы в Румынии, а также русские из армии Врангеля.

Глава румынской делегации Филалити, ссылаясь на инструкцию своего правительства, категорически отказался обсуждать на будущей конференции вопросы о Бессарабии, о границе между Румынией и Украиной и о правах национальных меньшинств.

Переговоры советских и румынских представителей о созыве конференции не дали положительных результатов ввиду негативной позиции румынской стороны.

Печат. по кн. «Годовой отчет НКИД к IX Съезду Советов. (1920—1921)». М. 1921.

(Продолжение следует)

Источник: ДОКУМЕНТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР, ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ (19 марта 1921 г. — 31 декабря 1921 г.), Москва, 1960 г.

Reclame

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare /  Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare /  Schimbă )

w

Conectare la %s