«БЕССАРАБСКИЙ ВОПРОС» В ДОКУМЕНТАХ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР. ЧАСТЬ II

1157803
Георгий Васильевич Чичерин (1872-1936), Народный комиссар по иностранным делам РСФСР (9 апреля 1918 — 6 июля 1923); Народный комиссар иностранных дел СССР (6 июля 1923 — 21 июля 1930).

(Продолжение. Часть I находится здесь)

Притязания Румынии на Парижской мирной конференции были удовлетворены лишь в отношении Буковины. Что касается Бессарабии, то мирная конференция этого вопроса не решила. Лишь позже, 28 октября 1920 г., в Париже был подписан так называемый Бессарабский протокол между Великобританией, Францией, Италией, Японией и Румынией. По этому протоколу, заключенному без участия Советского правительства, Бессарабия была передана Румынии.

Советское правительство никогда не признавало захвата Бессарабии Румынией.

1. Радиограмма Временного Рабоче-Крестьянского Правительства Украины председателю Парижской мирной конференции Клемансо

Копия—Президенту США Вильсону

7 февраля 1919 г.

Из полученного нами радио явствует, что председатель румынского кабинета Братиану требовал от Мирной конференции официального признания присоединения к Румынии Бессарабии и Буковины.

Ознакомившись с этим предложением, Временное Рабочее и Крестьянское Правительство Украины, одинаково обязанное защищать как интересы украинских рабочих и крестьян, живущих в этих провинциях, так и интересы всего трудового населения, заявляет энергичный протест против захватнической империалистической политики румынского помещичьего правительства.

В первую очередь, притязания Румынии на Бессарабию и фактическая аннексия являются наглым нарушением соглашения 9 марта 1918 года, подписанного со стороны Румынии председателем кабинета министров и министром иностранных дел генералом Авереску и со стороны Российского и Украинского Правительств — уполномоченными представителями как Центральной власти, так и советских военных и гражданских властей Одесской области (см. часть I, док. №8 -y.o). Это соглашение было заключено при посредстве представителей держав Согласия в Одессе и при особо активном участии полковника канадской службы Бойля.

На основании этого соглашения румынские войска должны были в двухмесячный срок очистить Бессарабию. По мере постепенного очищения советские войска должны былн занять бессарабскую территорию. Это соглашение начало выполняться путем обмена политических заключенных. Занятие германскими империалистическими войсками как Бессарабии, так и всей Украины создало для Советского Украинского Правительства невозможность следить за дальнейшим проведением данного соглашения. Но оно остается торжественным международным актом, связывающим не только румынское правительство, но н державы Согласия, тем более, что при оккупации румынскими войсками Бессарабии дипломатические представители держав Согласия заявили, что она имеет чисто временный и военный характер. Чтобы не было на этот счет никакого недоразумения, позволим себе цитировать официальную ноту старшины представителей держав Согласия при румынском правительстве барона Фашиотти, отправленную 21 февраля 1918 г. всем союзным консулам и представителям в Одессе, оригинал которой был передан советским властям. «Что касается Бессарабии, — писал барон Фашиотти, — то вы вспомните, что вмешательство румынских войск является военной оккупацией без всякого политического характера, предпринятой в полном согласии с союзниками и бессарабскими властями с очевидной гуманитарной целью обеспечить продовольствие русских и румынских войск, а также и гражданского населения».

Государства Согласия, заявлявшие не раз, что они начали войну против империалистической Германии потому, что она нарушила нейтралитет Бельгии, гарантированный международным договором, под которым находилась и подпись самой Германии, не могут допустить, чтобы теперь, когда они больше, чем раньше, говорят о международном праве и создают Лигу народов, договоры являлись клочком бумаги. То обстоятельство, что империалистическая Германия, раздававшая направо и налево захваченные ею территории, отдала бессарабских крестьян и рабочих под жестокое господство румынских помещиков, когда они, покинув союз держав Согласия, перешли иа сторону германского империализма, не может являться законным прецедентом для государств Согласия, не раз объявлявших, что их военная задача заключалась в борьбе с политикой германского империализма. Тем более странным кажется, имея в виду заявления держав Согласия и, в частности, программу президента Вильсона, торжественное сообщение как французского, так и американского представителя г. Вопичка, сделанное на официальном митинге в Кишиневе, что Бессарабия составляет отныне неотъемлемую часть Румынского королевства.

Протестуя самым энергичным образом против такой политики, не считающейся с правом, Украинское Рабочее и Крестьянское Правительство предлагает Мирной конференции в Париже аннулировать эти заявления и отвергнуть захватные притязания румынского помещичьего правительства. В нашем протесте мы ссылаемся не только на международные договоры, обеспечивающие за Украинской и Российской Советской Республиками суверенные права на территории Бессарабии и вменяющие им в обязанность защиту интересов бессарабских рабочих и крестьян, но еще и на то, что все население Бессарабии, ее городов и деревень, без различия национальности, самым решительным образом протестует против румынского владычества. Мы позволяем себе Вам напомнить, что съезд крестьян Бессарабской Республики, заседавший в Кишиневе от 18-го и до 22-го января 1918 года, несмотря на присутствие румынской армии, несмотря на арест его председателя Руднева, расстрелянного потом по распоряжению румынских властей, единогласно высказался против румынской оккупации. Этого красноречивого факта не может упразднить ни комедия самоопределения, проделанная германофильским румынским кабинетом Маргиломана с помощью немецких штыков и румынского золота, ни торжественные заявления о принадлежности Бессарабии к Румынии различных дипломатов держав Согласия. Испытавшие преимущества собственной власти бессарабские рабочие и крестьяне никогда не помирятся с властью румынских помещиков и капиталистов, против которых подымались сами румынские крестьяне во время кровавого и поголовного восстания, охватившего всю Румынию в 1907 г. Румынская власть в Бессарабии держится только благодаря насилию, террору и подкупу. За свое одногодичное пребывание там румынские чиновники своей политикой ограбления населения, расхищения государственного имущества, организации еврейских погромов и избиения жителей и расстрелов сознательных рабочих и крестьян восстановили против себя всех.

Рабочее и Крестьянское Правительство Украины, доводя это до сведения Мирной конференции, заявляет, что оно не остановится ни перед какими средствами, чтобы освободить от ига румынской олигархии рабочую и крестьянскую Бессарабию, что оно не допустит, чтобы на исстрадавшейся и разоренной войной Буковине установилась власть, ненавистная самому румынскому народу.

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 30(582), 9 февраля 1919 г.

2. Нота Временного Рабоче-Крестьянского Правительства Украины Правительству Франции

Передано по радио
25 февраля 1919 г.

Временное Рабоче-Крестьянское Правительство Украины вынуждено снова обратить самым серьезным образом внимание Французского Правительства на действия военного командования союзных войск на юге России и в Бессарабии. Оно протестует против обстрела французским миноносцем города Евпатории, когда восставшие рабочие восстановили там Советскую власть. Французским миноносцем выброшено было по городу Евпатории 100 снарядов.

Оно также энергично протестует против отправки из Бендер смешанного румынско-французского отряда в 400 человек против отряда Южной советской армии, занявшей Тирасполь.

В результате этого возмутительного нападения, которое представители Советской власти тщетно старались предупредить, отправляя делегацию [к] французскому офицеру, командующему румынско-французским отрядом, было убито около 100 человек со стороны последних.

Захваченные 32 пленных после того, как им была [дана] возможность присутствовать на митинге и убедиться, что русские рабочие и крестьяне не питают никаких агрессивных намерений против французских солдат и считают их своими братьями, были отпущены на свободу. […]

Председатель Временного Рабоче-Крестьянского Правительства Украины и Народный Комиссар по Иностранным Делам

Печат. по арх. Опубл. в сборн. «Красные книги», кн. 1, Харьков 1921, стр. 12—13.

3. Нота Временного Рабоче-Крестьянского Правительства Украины Правительству Румынии

Передано по радио
26 февраля 1919 г.

По полученным из Тирасполя сведениям от штаба Южной советской армии, румынско-французский отряд из четырехсот человек, перейдя мост через Днестр, пытался занять город и арестовать местную власть, но был разбит и вынужден был отступить обратно, оставивши на поле сражения около ста убитых. Советскими войсками было захвачено тридцать два пленных — румын и французов, которые были освобождены после того, как на состоявшемся общенародном митинге им было выяснено, что русские рабочие и крестьяне не питают никаких агрессивных намерений против румынских и французских рабочих и крестьян.

Доводя до вашего сведения об этом факте, Украинское Советское Социалистическое Правительство считает нужным напомнить вам, что за все действия румынских военных властей против Украинской Советской власти и против рабочих и крестьян Бессарабии оно будет считать коллективно ответственным Румынское Правительство, румынскую буржуазию и румынских офицеров. Рабоче-Крестьянская власть Украины располагает достаточными средствами для того, чтобы не допустить повторения прошлогоднего разбойничьего набега на Бессарабию, тем более, что в борьбе за торжество Советской власти украинские рабочие и крестьяне имеют все основания рассчитывать на братскую поддержку румынских рабочих и крестьян.

Председатель Временного Рабоче-Крестьянского Правительства Украины и Народный Комиссар по Иностранным Делам

Харьков, 26 февраля 1919 г.

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 47(599), 1 марта 1919 г.

4. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии

Передано по телеграфу
1 мая 1919 г.

В то время, когда существовал единый русско-румынский фронт, Румыния воспользовалась единством последнего для того, чтобы вероломно вторгнуться в конце 1917 г. в пределы Бессарабии, где она упразднила завоевания Русской революции, восстановила ненавистную власть помещиков и укрепила тиранию последних своей собственной военной и полицейской бюрократией. С целью прикрытия своей действительной политики Румыния прибегала к заявлениям, оставшимся неподтвержденными ее действиями, якобы эта оккупация носит чисто временный характер и якобы Румыния преследует при этом исключительно бескорыстные, гуманитарные цели.

Империалистические правительства держав Согласия, со своей стороны, поддерживая тайно румынские аннексионистские вожделения, выступали официально с такими же несоответствовавшими действительности заявлениями о временном якобы характере оккупации Бессарабии. В официальной ноте, отправленной 21 февраля 1918 г. Российскому Советскому Правительству от имени союзных представителей при Румынском Правительстве, итальянский дипломатический представитель Фашиотти заявлял нижеследующее: «Что касается Бессарабии, интервенция румынских войск является чисто военной операцией без всякого политического характера, предпринятой в полном согласии с союзниками, с очевидно гуманитарной целью обеспечения снабжения продовольствием русских и румынских войск, а также, гражданского населения».

5 марта 1918 г. Румынское Правительство под давлением военной силы русских советских войск подписало соглашение с Россией, в котором Румыния обязывалась, в силу первой статьи соглашения, очистить Бессарабию в двухмесячный срок. Этого обязательства Румыния, однако, не выполнила. Мало того, в четвертом пункте первой статьи этого соглашения Румыния обязывалась не предпринимать ни военных, ни других каких-либо враждебных действий и не поддерживать предпринятых другими враждебных действий против Федерации Российских Советов. Но, несмотря на свое торжественное обязательство, Румынское Правительство пропустило через Молдавию и Бессарабию германские войска, наступавшие на Россию, оказывая им всяческое содействие. Оно не прекращало ни на минуту свою враждебную политику по отношению к Советской власти, проявившуюся немедленно после Октябрьской революции в зверском убийстве румынскими властями представителя Советов на румынском фронте тов. Рошаля.

Румыния стала одним из очагов российской контрреволюции. В Яссах на деньги, выданные румынской королевой, образовывались белогвардейские отряды, вроде отряда полковника Дроздовского, которые перебрасывались на украинскую территорию и переправлялись потом при содействии немцев в Донскую область. Румынское Правительство продолжало оказывать поддержку русским белогвардейцам чем могло. Оно Черным морем, через Новороссийск, снабжало контрреволюционные армии русского Юга оружием и амуницией, взятыми из захваченных Румынией русских складов. Царские генералы, объявленные Советским Правительством вне закона, как Щербачев, организовывали вместе с представителями российских монархических партий заговоры против Советской власти, пользуясь покровительством Румынии.

В Бессарабию Румыния перенесла все свои привычные приемы управления и свою систему грабежа и эксплуатации, вызвавшую в самой Румынии поголовное восстание крестьян в 1907 г. Чтобы удержать в Бессарабии свою власть, ненавистную не только рабочим и крестьянам, но и всему населению без исключения, без различия народностей и вероисповеданий, Румынское Правительство возвело в систему террор, расстрелы, аресты, порку, конфискацию имущества, органзацию еврейских погромов, грубую насильственную румынизацию и ограбление населения румынским воровским чиновничеством. По сведениям одесских буржуазных газет, одних железнодорожников было расстреляно за последнее время свыше 100 человек. Выведенное из терпения бессарабское крестьянство отвечает на эти насилия рядом непрекрешающихся восстаний, подавляемых с беспощадной жестокостью. Тысячи крестьян были расстреляны, их деревни сожжены или сравнены с землей артиллерийским огнем. По сведениям тех же буржуазных источников, в последнем, январском восстании в Северной Бессарабии было расстреляно свыше 3000 человек. Десятки тысяч беженцев, в большинстве румынских крестьян, спасавшихся по сю сторону Днестра на украинскую советскую территорию, служат лучшим доказательством невыносимой тяжести румынского ига и эксплуатации, жертвой которых сделалось бессарабское население.

Видя свою власть колеблющейся на своей собственной территории и предусматривая, что рабочие и крестьяне самой Румынии скоро восстанут, Румынское помещичье Правительство старается в настоящее время укрепиться ценою нового преступления — оно задалось целью низвергнуть Советскую власть в Венгрии. Румынские войска наступают со всех сторон против венгерских красных войск после того, как под Тирасполем они тщетно старались наступать против украинских красных войск.

Между тем как до сих пор Российское и Украинское Советские Правительства ограничивались лишь протестами против насилий, чинимых Румынией над бессарабскими рабочими и крестьянами, они в достаточной мере имели теперь возможность убедиться, что эти протесты не оказывают никакого воздействия на Румынское Правительство, и теперь, когда украинские войска разбили румынские части, оперировавшие вместе с французскими и добровольческими, и, отбросивши их за Днестр, заняли переправы под Тирасполем и Рымницей, Российское и Украинское Советские Правительства уже не имеют возможности дольше ждать, чтобы положить конец насилиям и вызывающим действиям Румынского Правительства.

Не желая проливать братскую кровь румынских рабочих и крестьян, действующих по принуждению, оба Советские Правительства обращаются к Румынскому Правительству с нижеследующими предложениями:

1) Немедленная эвакуация румынских войск, чиновников и агентов из всей Бессарабии и предоставление бессарабским рабочим и крестьянам свободы установить свою собственную власть;

2) Предание народному суду всех виновников преступлений, совершенных над бессарабскими рабочими и крестьянами и над всем населением Бессарабии;

3) Возвращение всего военного имущества, принадлежащего России и Украине, захваченного Румынией;

4) Возвращение жителям Бессарабии всего отнятого и конфискованного у них имущества.

Российское и Украинское Социалистические Советские Правительства ожидают в течение 48 часов, начиная с первого мая в 22 часа, ясного и точного ответа о принятии их предложения; в противном же случае они будут считать себя обладающими в отношении Румынии полной свободой действий.

Народный Комиссар по Иностранным Делам РСФСР Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам Украинской Социалистической Советской Республики X. Раковский

Печат. по арх. Опубл. в сборн. «Красные книги», кн. 2, Харьков, 1921, стр. 30—32.

5. Радиограмма Правительств РСФСР и УССР Правительству Румынии, всем, всем

25 мая 1919 г.

С момента упразднения русского фронта в Румынии Румынское Правительство наложило руку на громадное военное, железнодорожное и краснокрестское имущество, которое находилось там для обслуживания русской армии. После разбойничьего захвата Бессарабии Румынское Правительство так же поступило с военными продовольственными базисными складами Бессарабии. Часть имущества, принадлежащая России, была использована самим Румынским Правительством, часть оно предоставило в распоряжение белогвардейских банд, сражавшихся против Советской власти на юге России и Украины и, наконец, остальное, в особенности предметы первой необходимости, как-то: обмундирование, белье, сахар, консервы, расхищалось проворовавшимися румынскими чиновниками и офицерами. Они спускали народное добро за бесценок спекулянтам, а потом, чтобы замести следы своих преступлений, поджигали склады и архивы, как поступил полковник Сион в Бендерах. Теперь, когда Румынскому Правительству стало ясно, что пришел конец его позорному господству над бессарабскими рабочими и крестьянами, оно перед своим отступлением задалось целыо ограбить всю Бессарабию. Агенты румынской власти не только забирают у крестьян последний пуд хлеба и последнюю лошадь, но и вывозят из государственных учреждений всю обстановку вплоть до оконных рам, нагружая все и отправляя в Румынию.

Сохраняя за собой право предать своевременно суду Революционного трибунала прямых и косвенных виновников вышеперечисленных преступлений, как бы высоко они ни стояли, Рабоче-Крестьянские Правительства России и Украины снимают с себя всякую ответственность за дальнейшую судьбу различных ценностей, перевезенных во время царского правительства в Россию и принадлежащих Румынскому Правительству, Румынскому Национальному банку, другим румынским банкам, а также румынским помещикам и капиталистам.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам Украинской Социалистической Советской Республики Раковский

Печат. по сборн. «Красные книги», кн. 2, Харьков, 1921. стр. 33.

6. Отчет Народного Комиссариата Иностранных Дел РСФСР VII Съезду Советов за период с ноября 1918 г. по декабрь 1919 г.

5—9 декабря 1919 г.

[…]

Мощно развивающийся революционный процесс в Центральной Европе выразился в создании 21 марта Венгерской Советской Республики, а затем и Баварской и Словацкой. Как известно, мировая реакция направила все силы на их уничтожение, и эти небольшие республики не были в состоянии долго держаться. Главным орудием мировой реакции против красной Венгрии послужила Румыния, которая и против Советской России выступила как непримиримый враг. В занятой Румынией Бессарабии господствовал безудержный, варварский белогвардейский террор и политика дикой румынизации, а также простого грабежа. 1 мая два советских правительства — Российское и Украинское потребовали немедленной эвакуации румынских войск, чиновников и агентов из всей Бессарабии, предания народному суду всех нарушителей закона в этой области, возвращения захваченного Румынией военного имущества в России и на Украине и возвращения жителям Бессарабии конфискованного у них имущества. Начавшееся вскоре после этого наступление Деникина отвлекло силы Советских Республик от борьбы против Румынии, что и дало последней возможность сыграть известную роль палача по отношению к красной Венгрии. […]

Печат. по брошюре «Отчет Народного Комиссариата по Иностранным Делам Седьмому Съезду Советов» (ноябрь 1918 г. — декабрь 1919 г.), Гиз, М. 1919.

7. Годовой отчет Народного Комиссариата Иностранных Дел РСФСР к VIII Съезду Советов за 1919—1920 гг.

22—29 декабря 1920 г.

[…]

Румынское правительство колебалось между своим постоянным стремлением угождать Франции, своим страхом перед опасностями, связанными с войной против Советских Республик, и соображениями местной политики, непримиримой враждой с Венгрией, которую обкарнали в ее пользу, и с соседней Болгарией. В Бессарабии была проделана еще в 1919 году комедия якобы добровольного присоединения к Румынии, вызывавшая ярые протесты со стороны действительных представителей бессарабских масс без различия происхождения. Франция, вечно колеблющаяся между своим стремлением к воссозданию единой неделимой России прежнего образца и попытками опираться на окружающие нас контрреволюционные политические группировки, только в этом году окончательно решилась одобрить присоединение Бессарабии к Румынии. Между тем Румыния до сих пор не решилась вступить в переговоры с теми правительствами, которые одни могли бы устранить опасность, грозящую аннексии Бессарабии Румынией. В течение всего истекшего года Румыния на все наши попытки вступить в переговоры для установления мирных отношений не отвечала прямым отрицанием, но всегда находила поводы для отсрочки. 24 и 26 февраля [1920 г.] наше и Украинское Советские Правительства предложили Румынии вступить в переговоры. 3 марта правительство Вайда-Воевод ответило согласием. 8 марта мы предложили для этих переговоров Харьков, 15 марта Вайда-Воевод из Лондона сообщил, что Румыния предлагает Варшаву, куда уже отправились ее делегаты. 17 марта мы снова предложили Харьков. Странным образом до нас не дошел радиотелеграфный ответ Румынии, где как раз в это время вступил во власть новый кабинет генерала Авереску с министром иностранных дел Таке Ионеску — проводником последовательной французской ориентации. 5 августа, узнав из газетного интервью Таке Ионеску, что последний, объясняя неудачу переговоров с нами, ссылался на отсутствие ответа с нашей стороны на румынское радио, мы указали ему, что это радио до нас не дошло, и мы повторили выражение нашей готовности разрешить все спорные вопросы с Румынией путем мирных переговоров. 10 августа Таке Ионеску ответил указанием на английское предложение созвать в Лондоне конференцию с участием всех соседних с нами государств, причем Румыния уже согласилась там участвовать и поэтому не может вести с нами непосредственных переговоров. 29 августа мы указали, что мы английского предложения не приняли и что путь непосредственных переговоров есть единственный для заключения договора между Румынией и Советскими Республиками. Еще раз румынский радиотелеграфный ответ не дошел до нашей радиостанции и еще раз мы узнали об этом ответе из румынской печати, и 29 сентября снова указали Таке Ионеску на наше желание вести переговоры. 8 октября Таке Ионеску ответил указанием, что между Румынией и Россией якобы не было состояния войны и что поэтому он предварительно хочет узнать от нас, на каких основаниях мы предлагаем вести переговоры. 13 октября мы указали, что лишь на самой конференции возможно будет установить, каковы были международные отношения между нами, и что основа, на которой мы предлагаем вести переговоры, есть точное соблюдение прав заинтересованных государств и народов. 21 октября генерал Авереску просил нас перечислить, какие спорные вопросы мы желаем разрешить путем переговоров. 27 октября мы указали Румынии на содействие, которое она оказывала и оказывает крымским контрреволюционным мятежникам в их борьбе против трудящихся масс России и Украины, а также на то, что благоприятное разрешение этого вопроса облегчит разрешение других вопросов между нами. Между тем 1 ноября, узнав о договоре между державами Антанты и Румынией по поводу аннексии последней Бессарабии, Наркоминоделы России и Украины заявили им, что никакая сделка по поводу Бессарабии без нас не имеет силы и что разрешение вопроса не есть дело посторонних правительств. 11 ноября румынское правительство заявило, что отказывается обсуждать вопрос о Бессарабии, и спросило нас, какие спорные вопросы между нами должны быть разрешены. Между тем, узнав о плане Врангеля высадиться в Констанце, мы 24 ноября предостерегли Румынию против такого враждебного акта. Румынское правительство сообщило нам 30 ноября, что не допустит нарушения своего нейтралитета, и вслед за тем довело до нашего сведения о разоружении отступивших на румынскую территорию мятежников. 14 декабря мы приняли к сведению заверения Румынии, просили более подробных сведений о разоружении вступивших в Румынию банд, относительно же программы предлагаемой конференции заявили, что не считаем целесообразным исключать из ее работ какие-либо интересующие обе стороны вопросы. За последние дни румынское правительство встревожено тем, что часть наших войск располагается на зимние квартиры поблизости от Днестра, и двумя радиотелеграммами, только что нами полученными, от 15 и 16 декабря Таке Ионеску запрашивает нас о целях появления близ румынской границы этих войск. Наш ответ будет безусловно успокоительный, но -мы все же не можем ручаться, что мирная конференция между Румынией, Россией и Украиной, по поводу которой переписка тянется целый год, станет, наконец, реальностью. […]

Печат. по брошюре «Годовой отчет НКИД к VIII Съезду Советов (1919—1920)», М. 1921. На правах рукописи.

8. Нота Правительств РСФСР и УССР Правительствам Великобритании, Франции, Италии, Румынии

1 ноября 1920 г.

Узнав о том, что между великими союзными державами и Румынией подписан договор о присоединении к последней Бессарабии, Правительства Советских Республик России и Украины объявляют, что они не могут признать имеющим какую-либо силу соглашение, касающееся Бессарабии, состоявшееся без их участия, и что они никоим образом не считают себя связанными договором, заключенным по этому предмету другими правительствами.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Российской Республики Чичерин

Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный Комиссар по Иностранным Делам Украинской Республики Раковский

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 246(1093), 3 ноября 1920 г.

9. Нота Правительства РСФСР Правительству Румынии

23 ноября 1920 г.
№ 9347

Российское Правительство информировано о том, что вражеские вооруженные силы, действующие в секторе Могилев-Подольский, после того как они были обращены в бегство войсками Красной Армии, перешли Днестр с тем, чтобы найти убежище на территории Бессарабии, где румынские власти приняли офицеров и обозы, отказав только солдатам.

Российское Правительство полагает, что Румынское Правительство займет в данном случае позицию, предписываемую международным обычаем державам в отношении любых войск, попавших в силу военных обстоятельств на территорию, на которую распространяется их фактическая власть, и вследствие этого разоружит и интернирует упомянутых офицеров и возвратит России указанные выше обозы.

Российское Правительство считает себя тем более вправе ожидать быстрого и удовлетворительного ответа на это законное требование, что Румынскому Правительству не представилось бы лучшего случая доказать русскому народу подлинность своих мирных и дружественных чувств, которые оно многократно выражало в своих официальных телеграммах в наш адрес.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Чичерин

Печат. по арх.

10. Нота Правительства РСФСР Правительству Румынии

Весьма срочно
24 ноября 1920 г.
№ 9431

Бывший генерал Врангель, предводитель крымских мятежников, ныне разбитых, намерен перевезти остатки своей армии в Констанцу и подготовить на румынской территории новое нападение на Россию.

Принимая во внимание заявление относительно строгого соблюдения нейтралитета, содержавшееся в Вашей телеграмме от 10-го ноября, и Ваши дружественные заверения, неоднократно повторявшиеся в Ваших сообщениях, Российское Правительство твердо рассчитывает на Ваше решительное противодействие намерениям Врангеля и надеется, что всякая попытка с его стороны или со стороны других мятежников нарушить нейтралитет румынской территории будет подавлена всеми имеющимися в Вашем распоряжении средствами.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Чичерин

Печат. по арх. Опубл. в газ. «Известия» № 266(1113), 26 ноября 1920 г.

Примечание: На приведенные выше ноты НКИД от 23 и 24 ноября 1920 г. Министр Иностранных Дел Румынии Таке Ионеску ответил нотой от 30 ноября 1920 г. следующего содержания:

«Мы не имеем никаких сведений о нарушении генералом Врангелем нейтралитета Румынии, выразившемся в перевозке войск в Констанцу или в подготовке на румынской территории нападения на Россию. Исходя из Вашей точки зрения, что мы не находимся во вражде с Россией, мы никогда не могли бы допустить подобное нарушение нашего нейтралитета. Несмотря на это, мы даем временное убежище нескольким беженцам, главным образом, женщинам и детям. Что же касается вооруженных сил, перешедших на территорию Румынского Королевства через пограничную линию Днестра, то эти войска нами разоружены, и солдаты, равно как и офицеры, интернированы. Обозов не было. Оружие и лошадей мы сохраняем, согласно международному праву».

11. Нота Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР Министру Иностранных Дел Румынии Таке Ионеску

15 февраля 1921 г.
№ 3870

Мы очень сожалеем, что нам приходится обращать Ваше внимание на то, что, согласно сведениям, достоверность и точность которых вне всякого сомнения и которые были сообщены нам компетентными военными властями России и Украины, позиция румынских властей по отношению к Советским Республикам в некоторых вопросах оставляет желать лучшего. В прилегающей к бессарабской границе области мятежными белогвардейскими бандами были подняты восстания против Советских Правительств России и Украины, причем базой для всех операций служила бессарабская территория.

Румынская администрация, осуществляющая власть в Бессарабии, не только не противодействует мятежам, опирающимся на Бессарабию, но, напротив, оказывает им поддержку. Так, например, 5 февраля банда петлюровской конницы под командой петлюровского офицера с румынской территории перешла бессарабскую границу и вступила на украинскую территорию. Подобные факты повторялись несколько раз, что требует со стороны русских и украинских военных властей постоянной бдительности и применения вооруженной силы. Согласно показаниям пленных, эти мятежи преследуют цели не местного характера, а являются частью общего плана борьбы против Советских Республик.

Российское Правительство протестует против подобного образа действий румынских властей и тех элементов, которые подчинены им, и позволяет себе обратить внимание Румынского Правительства на ту опасность, которую представляют эти факты для мира и успешного исхода переговоров с Румынией, которые Российское Правительство со своей стороны искренно желало бы видеть законченными как можно скорее и к общему благополучию обеих стран.

Народный Комиссар по Иностранным Делам Чичерин

Печат. по арх.

(Продолжение следует)

Источник: ДОКУМЕНТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР
ТОМ ВТОРОЙ 1 января 1919 г. — 30 июня 1920 г. Москва, 1958.
ТОМ ТРЕТИЙ 1 июля 1920 г. — 18 марта 1921 г. Москва, 1959

Anunțuri

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s