МОЛДАВИЯ В ДОКУМЕНТАХ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР ВРЕМЕН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (III)

%d1%81%d1%82%d1%80%d0%be%d0%ba%d0%b0%d1%87-%d1%82%d0%b8%d0%bc%d0%be%d1%84%d0%b5%d0%b9-%d0%b0%d0%bc%d0%b2%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b8%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87

На фотографии: Тимофей Амвросиевич Строкач (1903—1963) — генерал-лейтенант (1944 г.), с января 1924 г. служил в пограничных войсках, с июля 1938 г.— начальник 25-го погранотряда погранвойск НКВД УССР, а затем погранвойск НКВД Молдавской ССР. С апреля 1941 г.— заместитель наркома внутренних дел УССР, с июня 1941 г. руководил формированием истребительных батальонов и партизанских отрядов на Украине, в 1942—1945 гг.— начальник Украинского штаба партизанского движения. В 1945—1946 гг.— заместитель наркома внутренних дел УССР, в 1946—1956 гг.— министр внутренних дел УССР. С 1956 г. работал в МВД СССР, с 1957 г.— в отставке.

Часть I
Часть II

 
В конце 1943 года — начале 1944 года Румынию охватил глубокий политический кризис. Армия — основная опора существующего режима — была деморализована. В результате больших потерь на фронте (только под Сталинградом и на Дону было разгромлено 18 румынских дивизий, на Кубани и в Крыму — 15) ее захлестнули пораженческие и антивоенные настроения. Развал национальной экономики, вызванный огромными военными расходами и ограблением страны немецкими фашистами, рост дороговизны, инфляция, жестокая эксплуатация, нищета трудящихся масс, террор усилили недовольство войной, возмущение и ненависть к военно-фашистской диктатуре, обострили классовые противоречия в Румынии.

Утрата веры в победу в войне против СССР, приближавшееся поражение нацистской Германии вызвали отход от И. Антонеску значительной части кругов, которые ранее поддерживали его, усилили противоречия в правительственном лагере. Начался «кризис верхов». Яркое выражение он нашел в поисках путей выхода из войны, переориентации на США и Англию. (См.: История Второй мировой войны. 1977. Т. 8. С. 202).

Вступление Красной Армии на территорию Румынии состоялось в ночь на 28 марта 1944 г. в ходе Уманско-Ботошанской операции. Первыми перешли советско-румынскую границу войска 27-й армии генерала С. Г. Трофименко (3-я гвардейская воздушно-десантная и 206-я стрелковая дивизии), а затем 52-й армии генерала К А. Коротеева и 40-й армии генерала Ф. Ф. Жмаченко. К середине апреля они продвинулись в глубь страны более чем на 100 км, освободив свыше 800 населенных пунктов.

Войска Красной Армии вели бои за освобождение Румынии около семи месяцев (с конца марта по 30 октября 1944 г.). Решающее значение в достижении этой цели имела Ясско-Кишиневская операция (20-29 августа 1944 г.), которая была проведена войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией и др.

12 сентября 1944 г. в Москве подписано соглашение о перемирии между СССР, США и Великобританией, с одной стороны, и Румынией — с другой. В соглашении констатировалось, что с 4 часов 24 августа 1944 г. Румыния полностью прекратила военные действия против СССР, вышла из войны против Объединенных Наций, порвала отношения с фашистской Германией и ее сателлитами, вступила в войну на стороне союзных держав в целях восстановления своей независимости и суверенитета.

Освобождение Румынии было достигнуто ценой больших жертв. С марта по октябрь 1944 г. пролили свою кровь на румынской земле свыше 286 тыс. советских воинов, из них 69 тыс. человек погибло. В ходе боев советские войска потеряли здесь 2083 орудия и миномета, 2249 танков и самоходных артиллерийских установок и 528 самолетов. Потери румынских войск в борьбе против гитлеровцев с 23 августа по 30 октября составили более 58,3 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести (см. История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 томах. М., 1978, т. 9, с. 118).

ДОКУМЕНТЫ:

1. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ № 5594с О ЗАДАЧАХ КРАСНОЙ АРМИИ В СВЯЗИ С ВСТУПЛЕНИЕМ НА ТЕРРИТОРИЮ РУМЫНИИ

10 апреля 1944 г.

В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии, Государственный Комитет Обороны постановляет:

I. В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии Военному Совету 2 Украинского фронта издать к населению воззвание, в котором призвать население продолжать свой мирный труд и оказывать командованию Красной Армии содействие и помощь в поддержании порядка и обеспечении нормальной работы промышленных, торговых, коммунальных и других предприятий. В воззвании объяснить населению, что Красная Армия вошла в пределы Румынии, не преследуя целей приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего в Румынии общественного строя. Вступление советских войск на территорию Румынии вызвано исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением германских войск и воинских частей союзной с Германией Румынии. В воззвании сказать, что Красная Армия выполняет приказ Верховного Главнокомандующего — преследовать неприятельские войска до их полного поражения и капитуляции противника. Не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского гнета вошла в Румынию Красная Армия, не имеющая других целей, кроме целей разгрома вражеских германских армий и уничтожения господства гитлеровской Германии в порабощенных ею странах.

II. При вступлении Красной Армии на территорию Румынии для обеспечения порядка в занятых Красной Армией районах руководствоваться следующим:

1. Общее руководство делом организации и контроля за осуществлением гражданского Управления на всей освобожденной советскими войсками территории Румынии возложить на Военный Совет, а персонально на члена Военного Совета 2 Украинского фронта генерал-лейтенанта танковых войск Сусайкова.

2. Имея в виду, что вступление советских войск в Румынию диктуется исключительно военной необходимостью и не преследует иных целей, кроме целей сломить и ликвидировать продолжающееся сопротивление войск противника, в занятых Красной Армией районах Советов и органов Советской власти не создавать. Сохранить без изменения все существующие в этих районах румынские органы власти и существующую в Румынии систему экономического и политического устройства. Исполнению религиозных обрядов не препятствовать и церквей и молитвенных домов не трогать. Румынских порядков не ломать и советских порядков не вводить.

3. Необходимые мероприятия по поддержанию общественного порядка на занятой советскими войсками румынской территории осуществлять через местную румынскую администрацию под контролем и наблюдением командования Красной Армии.

4. В каждом уездном и волостном центре, а также в наиболее крупных населенных пунктах Румынии, занятых советскими войсками, приказом соответствующего Военного Командования назначаются военные коменданты. Военный комендант осуществляет необходимые мероприятия, исходя в первую очередь из интересов Красной армии, через существующие органы местной власти.

5. Военный комендант устанавливает в населенных пунктах должный режим, соответствующий условиям военной обстановки. Немедленно по вступлении в должность Военный комендант опубликовывает путем объявления в прессе и расклеивания приказ № 1 на русском и румынском языках. Текст приказа должен быть разработан Военным Командованием.

В приказе указать:

а) гражданским властям продолжать исполнение своих обязанностей;

б) всем владельцам торговых и промышленных предприятий продолжать свою деятельность;

в) школам, больницам, амбулаториям и т. п. учреждениям оказывать содействие в обеспечении их нормальной работы;

г) местному населению сдать военному коменданту все имеющееся оружие, боеприпасы, военное имущество и радиоаппаратуру.

6. В каждом уездном и волостном центре и в наиболее крупных населенных пунктах по усмотрению Военного Командования устанавливаются военные гарнизоны из состава войск НКВД или частей Красной Армии.

7. Военное Командование принимает необходимые меры к бесперебойной работе телеграфа, телефона и всех иных средств связи, устанавливая в отношении их необходимый контроль.

8. Железные дороги временно переходят в Управление Военного Командования, которое на станциях железных дорог назначает военных комендантов.

9. Установить, что свободное хождение на территории Румынии имеют наряду с леями румынского образца также леи образца Военного Командования — военные леи и советская валюта — рубль.

Установить следующие курсы указанных выше валют:

сто румынских лей равны двадцати военным леям;

сто румынских лей равны одному советскому рублю.

10. Денежными знаками, обязательными к приему населением и всеми учреждениями при закупке продовольствия и товаров для Красной Армии, являются как леи румынского образца, так и леи образца Военного Командования.

11. Установить, что выдача жалования военнослужащим в советских рублях на территории Румынии не должна превышать 25-30% офицерскому и генеральскому составу, 50% — сержантскому составу, а рядовому составу выдавать жалование полностью в советских рублях.

12. Стоимость всех реквизируемых или добровольно продаваемых для нужд Красной Армии предметов потребления и промышленных товаров выплачивается в леях по ценам, существовавшим до вступления советских войск.

13. В случае бегства владельцев торговых и промышленных предприятий, Военный комендант назначает временно из числа бывших служащих этих предприятий и учреждений лиц, на которых возлагает обеспечение дальнейшего нормального функционирования предприятия или учреждения.

14. Всем румынским должностным лицам (чиновники государственных учреждений, муниципальные власти, полиция, сигуранца, судебные чины и т. д.), оставшимся на местах, не препятствовать исполнять их обязанности. От работы отстранять лишь тех должностных лиц, которые противодействуют мероприятиям Красной Армии.

15. Объявить во всеобщее сведение, что все личные и имущественные права румынских граждан и частных обществ, а также принадлежащая им частная собственность находятся под охраной советских военных властей.

Председатель Государственного Комитета Обороны
И.Сталин

ЦА ФСБ России

Примечание: В настоящем Постановлении ГКО были конкретизированы и развиты основные положения Заявления Советского Правительства от 2 апреля 1944 года.

В постановлении определялись практическая линия поведения советских войск на румынской территории, порядок введения советской военной администрации и характер ее деятельности в освобождаемых районах.

Общее руководство по организации гражданского управления и контролю за его деятельностью на всей освобожденной территории Румынии возлагалось на Военный совет 2-го Украинского фронта.

Выполняя указания партии и правительства, Военный совет фронта в специальном воззвании призвал население освобожденных районов Румынии оказать всемерное содействие советским войскам в разгроме немецко-фашистских войск и быстрейшем освобождении страны от фашистского ига. Население было широко информировано о целях и задачах Красной Армии на территории Румынии, об открывшихся возможностях выхода страны из войны на стороне фашистской Германии и восстановления независимого румынского государства.

2. ИЗ СООБЩЕНИЯ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА «1-го ОПЕРАТИВНОГО ЭШЕЛОНА ВОСТОЧНОГО ФРОНТА» В ЦЕНТР О БЕСПОРЯДОЧНОМ ОТСТУПЛЕНИИ НЕМЕЦКО-РУМЫНСКИХ ОККУПАНТОВ И БЕЖЕНЦЕВ

10 апреля 1944 г.

Все дороги в Румынию забиты беженцами, бегут и местные власти. Колонны военнопленных, эвакуируемого мужского населения беспорядочно движутся по дорогам. Войска на подводах, пешие, голодные, уставшие, деморализованные и недисциплинированные, наводняют все дороги в Бессарабии и, будучи убежденными в том, что им все позволено, грабят и разоряют населенные пункты. Немецкие солдаты деморализованы, дезориентированы и недисциплинированы.

Ионеску
ЦА ФСБ России

Примечание: Перехват настоящей шифровки был осуществлен в ходе проведения войсками 2-го Украинского фронта наступательной Уманско-Ботошанской операции (5 марта — 17 апреля 1944 года).

Перенос боевых действий войск фронта в северо-восточные районы Румынии был осуществлен спустя 23 дня после начала операции.

В результате Уманско-Ботошанской операции была разгромлена 8-я армия, а также частично 1-я танковая армии немецко-фашистских войск и рассечен фронт группы армий «Юг». 10 дивизий противника потеряли 50-75% личного состава и почти все тяжелое вооружение (см.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: энциклопедия. С. 746).

3. КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ГРУ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ 1-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ГЕНЕРАЛУ АРМИИ К. К. РОКОССОВСКОМУ О ПРОТИВНИКЕ, ДЕЙСТВУЮЩЕМ ПЕРЕД ФРОНТАМИ СССР на 3 МАЯ 1944 г.

7 мая 1944 г.

[…]

ВТОРОЙ УКРАИНСКИЙ ФРОНТ

Перед фронтом действуют соединения 4 румынской армии (1, 4, 6 ак), 8 армии (4, 7 ак, 40, 47, 57 тк) и 44 ак 6 армии немцев, с общим количеством 36 дивизий, из них 7 танковых (3, 11, 13, 23, 24 тд, тд СС «Тотенкопф», тд СС «В. Германия»).

Артиллерия и танки
дивизионных артполков — 35
артполков РГК — 5
артдивизионов РГК — 4.
Всего перед фронтом — 1760 орудий.

В танковых дивизиях (3,11,13,23,24 тд, тд СС «Тотенкопф», тд СС «В. Германия» — 380 танков.

В отдельных танковых батальонах (507,509) — 50 танков.

Танков поддержки пехоты — 70 танков.

Всего перед фронтом 500 танков и 150 штурмовых орудий.

Наибольшую группировку противник имеет на участке Пашкани, Яссы (на направлении Пятра), где на протяжении 75 км в первой линии действуют 4 танковых, 4 пехотных и одна кавалерийская дивизии, прикрывая тем самым Фокшанские ворота с севера и на Кишиневском направлении — в районе юго-западнее Григориополь, где на участке протяженностью 20 км действует до 5 дивизий.

Пытаясь остановить наступление войск Второго Украинского фронта, противник на направлениях Пятра и Кишинев, начал вводить в бой румынские части, перебрасываемые из Румынии и части из состава 6 немецкой армии. Главным образом, противник усиливал участок Пашкани, Яссы и район зап. Дубоссары, Григориополь.

С 1 марта по 1 мая на Второй Украинский фронт противник перебросил из Румынии 8 дивизий, в том числе шесть пд (3,4,7,18,20 пд, 1 кв. пд), две кд (5 и 7 кд) и из состава 6 армии — 9 дивизий, из них — 3 танковых (3,23,24 тд).

По показаниям ряда пленных, захваченных в конце апреля, противник, якобы, готовится к активным действиям на участке Пашкани, Яссы в северном направлении.

ТРЕТИЙ УКРАИНСКИЙ ФРОНТ

Перед фронтом действуют части 6 армии немцев в составе: 17,29,30, 52, 72 ак и 3 ак 3 армии (рум.).

Всего — 20 дивизий, из них: в первой линии 17 дивизий и в резерве — 3 дивизии (335 пд немцев, 12 пд румын и 1 пд словаков).

Кроме того перед фронтом действует до 10 отд. полков (боевые группы 293 пд и 5 апд, 1031 мп, 685 пп и 16 спец. батальонов).

Артиллерия и танки
дивизионных ап — 16
артполков РГК — 2
отдельных артдивизий РГК — 4
с общим количеством — 850 орудий.

Танков в танковых дивизиях (14 тд) — 50 в отдельных танковых батальонах РГК (506 ОТБ) — 20 танков поддержки пехоты — 30

Всего перед фронтом до 100 танков и 70 штурмовых орудий. Наиболее плотная группировка противником создана на Каушанском направлении на участке Спея — Оланешть — 15 дивизий, в том числе одна танковая дивизия со средней плотностью — 6 км на одну дивизию.

[…]

ВЫВОДЫ: […] 5. Усилив Южную группу армий «А», частями 4 армии румын, переброшенными из Румынии и произведя перегруппировку частей 8 и 6 армий немцев, противник имеет цель не допустить дальнейшего продвижения войск 2 и 3 Украинских фронтов в южном и юго-западном направлениях, пытаясь удержать за собой Яссы, Кишинев и рубеж р. Днестр.

Генерал-лейтенант Кузнецов

ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2352. Д. 141. Лл. 91 -102.

4. ДИРЕКТИВА НКВД СССР № 15/10-002267 НАЧАЛЬНИКАМ ВОЙСК НКВД ПО ОХРАНЕ ТЫЛА ФРОНТОВ О ЗАДАЧАХ ВОЙСК НКВД В СВЯЗИ С ВСТУПЛЕНИЕМ КРАСНОЙ АРМИИ НА ТЕРРИТОРИЮ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

18 мая 1944 г.

В связи с выходом Красной Армии к гос. границе и дальнейшим продвижением по территории воюющих с нами стран перед войсками НКВД по охране тыла фронтов на ближайший летний период ставится основная задача — обеспечение надежной охраны тыла фронтов и всемерное содействие еще более быстрому и победоносному продвижению Красной Армии вперед.

Обстановка, в которой большинству частей придется выполнить эту задачу, будет значительно отличаться от той, в которой они действовали до настоящего времени.

На территории Румынии, а в последующем и на территории других воюющих с нами стран, мы столкнемся с враждебно-настроенными к нам группами населения.

Вынужденные считаться с нашей силой, эти группы, возможно, будут внешне подчеркивать свою лояльность к нам, чтобы в подходящий момент ударить нам в спину, втихомолку напакостить, уничтожать доверчивых, расхлябанных и потерявших бдительность одиночек и групп военнослужащих.

На своей собственной территории враг, отступая, будет оставлять большое число своих агентов, в том числе специально подготовленных для активной подрывной работы. Следует ожидать активности этой агентуры не только в районах войскового тыла, но и в более глубоком фронтовом тылу.

На территории Западной Украины наши части уже столкнулись с организованными бандгруппами из кулацко-националистических элементов, подготовленных и обильно вооруженных немцами и руководимых ими (ОУН — УПА). Тем более мы должны быть готовы к возможному появлению таких банд на собственной территории противника. Наступающий же летний период будет благоприятствовать действиям бандгрупп.

На польской территории имеется организованная агентура и вооруженные формирования эмигрантского польского «правительства». Следует ожидать, что эта агентура будет пытаться оказывать активную помощь немцам своей подрывной работой, возбуждать население против нас, сеять панику и провокационные слухи, убивать бойцов и офицеров Красной Армии из-за угла и дезорганизовывать наш тыл.

Население, проживающее в районе боев, собирает и хранит у себя большое количество брошенного и оставленного оружия и боеприпасов. Это создает благоприятные условия для роста бандитизма. Есть основание предполагать, что на вражеской территории, где останутся большие группы враждебных элементов и агентов врага, который последний, отступая, специально снабдит орудием, вопрос может стать еще острее.

Личный состав наших частей столкнется с иным государственным строем и другой формой управления, чуждой для советского человека общественной жизнью и другими особенностями национально-бытового и религиозного характера.

Дезертиры из частей Красной Армии получат возможность под видом представителей Красной Армии использовать неосведомленность населения в своих преступных целях.

Оперативно-служебная деятельность войск НКВД будет значительно усложнена незнанием местного языка и письменности.

Возникнут более значительные, чем на нашей территории, трудности при организации соответствующего режима в тылу фронтов.

Сложным на первых порах будет вопрос о личных документах населения. Мы встретимся с иной формой документации населения. Местами ее совершенно не будет или она окажется в хаотическом состоянии (как, например, в Румынии). Враг, оставляя свою территорию, постарается умышленно дезорганизовать системы личной документации населения, чтобы затруднить нам борьбу с его агентурой.

Эти главные особенности предстоящего летнего периода должны быть заранее и всесторонне учтены всем нашим руководящим офицерским составом. Штабы и командиры подразделений, которые не проведут заблаговременно тщательной подготовки, не в состоянии будут должным образом выполнять возложенные на них задачи в новых, более сложных, чем до настоящего времени, условиях.

В основном эта подготовка и предстоящая деятельность наших войск должны будут заключаться в следующем:

1. Используя все силы и средства, надо максимально поднять и укрепить воинскую дисциплину, добиваясь образцового порядка как во внутренней жизни подразделений, так и в службе всех видов нарядов.

2. Четко организовать работу штабов всех степеней как по управлению подчиненными войсками, так и в части безукоризненной постановке службы донесений, информации и оперативной отчетности.

3. При изменившейся обстановке потребуется больше, чем когда-либо ранее, максимальное усиление живого руководства нашим основном звеном — заставой. Наряду с работой командиров и их штабов по улучшению контроля исполнения приказов и указаний, должны быть всемерно усилены помощью начальникам застав и конкретный деловой показ непосредственно на месте. Это особенно необходимо, учитывая предстоящее наполнение офицерского состава частей лицами, не имеющими опыта в службе по охране тыла.

4. Настойчиво претворять в жизнь требования к офицерскому составу о непосредственном активном участии его в служебных нарядах и операциях.

5. Должна быть повышена боевая готовность частей и подразделений. Начальникам войск и командирам частей всегда иметь у себя подвижные резервы в постоянной боевой готовности.

Установить контроль за тем, чтобы подразделения и части постоянно имели полный комплект боеприпасов и достаточные запасы их для питания подразделений в ходе боевых операций.

6. Максимально использовать оперативную паузу на фронтах для усиления учебы и совершенствования знаний личного состава, чтобы ко времени изменения обстановки на фронтах, быть достаточно подготовленными.

На фронтах, находящихся длительное время в условиях стабильного положения, провести ряд учений в масштабе батальон — застава по действиям в условиях успешного наступления Красной Армии.

Войскам НКВД по охране тыла готовить сейчас свои части к борьбе с возможным проявлением бандитизма и прочими активными формами вооруженного сопротивления вражеского элемента.

7. Установить жесткую дисциплину передвижения личного состава (нарядов, конвоя и проч.) на территории противника и в наших освобождаемых районах (Западная Украина, Белоруссия, Прибалтийские Советские республики), особенно в районах бандпроявлений. Одиночное передвижение воспретить.

Предупредить личный состав против проявления беспечности и излишней доверчивости к населению. Воспретить одиночное пребывание или расквартирование личного состава в домах местных жителей, в том числе и офицерского состава.

При расквартировании подразделений в населенных пунктах размещать их, как правило, только компактно, а на окраинах селений, в пунктах, наиболее удобных для организации непосредственной обороны. При наличии благоприятных условий и возможностей размещать подразделения вне населенных пунктов (в землянках, шалашах, палатках).

Управления войск и штабы полков и батальонов размещать компактно и изолированно от местного населения. Для размещения их в крупных населенных пунктах, в целях лучшего обеспечения военной тайны и удобства организации охраны и обороны — занимать отдельные целые кварталы (или часть их ), переселяй жителей в другие кварталы селения. Ни в коем случае не допускать такого положения, когда отделы и службы управлений и штабов разбрасываются по разным районам селения.

Повысить требовательность к офицерам, возглавляющим штабы и подразделения в части тщательной подготовки к круговой обороне пунктов их расположения. Усилить воздушную маскировку, более четко организовать ПВО.

8. Усилить работу по воспитанию у личного состава высокой бдительности, настороженности и умения строго хранить военную тайну.

9. С приближением к нашим границам и переходом на территорию противника обеспечить большую подвижность наших частей и подразделений, освободить от излишнего имущества, подготовить их к быстрому реагированию на все враждебные проявления.

На всех заставах отработать вопрос быстрого стягивания находящихся на участке служебных нарядов и групп на случай непредвиденных обстоятельств (появления банд, защиты от нападения, временного отхода и проч.).

Иметь заранее подготовленные расчеты на транспорт, установленные принципы расквартирования, способы связи, сигналы и проч.

10. Там, где это будет целесообразно для пользы службы, сводить две-три заставы в одну. Подобной дислокации подразделений отдавать преимущество перед другими формами, но не превращать ее в постоянную. Командир полка должен по своей инициативе маневрировать своими подразделениями так, как этого потребуют изменения в обстановке на охраняемом участке.

В основном объединенные заставы должны располагаться или передвигаться на главнейших направлениях, охватывая своим оперативным обслуживанием и второстепенные пункты в пределах отведенных участков.

11. Своевременно разъяснить личному составу линию поведения после перехода наших государственных границ, руководствуясь разъяснением Советского Правительства в отношении Румынии [1], опубликованным соглашением СССР с Чехословакией и указаниями военных Советов и политических управлений фронтов. С последними усилить связь и деловой контакт.

От офицерского состава добиваться четкого уяснения и понимания складывающейся обстановки и своих задач в новых условиях, в зависимости от характера страны, на территории которой придет.

С офицерским составом войск 1-го и 2-го Украинского фронтов тщательно изучить «Соглашение об отношениях между Советским Главнокомандующим и Чехословацкой администрацией после вступления советских войск на территорию Чехословакии»), (См. «Правда» от 10.05.44).

Со всем личным составом усилить работу по ознакомлению и с географическими политико-экономическими особенностями страны на своем направлении, ее населения и проч.

12. Для преодоления трудностей, которые неизбежно возникнут в связи с незнанием личным составом языка страны, на территории которой придется действовать, необходимо уже сейчас заняться вопросом подготовки переводчиков. Их следует подбирать среди гражданского населения нашей территории, владеющих языком сопредельной страны, зачисляя в войска после соответствующей проверки в органах «Смерш», НКГБ и НКВД. Кроме того, отбирать их из числа военнослужащих частей, знакомых с языком страны.

Помимо этого, необходимее составить разговорники (60-100 наиболее необходимых слов и фраз для нарядов), отпечатать и распространить их среди личного состава. Выяснить желающих более подробно изучить язык и оказать им в этом всемерное содействие.

13. Одной из серьезных задач после перехода Красной Армии государственных границ СССР является борьба с мародерством, личному составу наших частей должна быть разъяснена недопустимость какого бы то ни было ущемления жизненных интересов местного населения, а тем более, оскорбления его религиозных чувств, и своевременно указаны наши задачи по борьбе с проявлениями мародерства со стороны военнослужащих Красной Армии.

14. Всеми мерами добиваться от личного состава правильного понимания и четкого выполнения правил применения оружия, всемерно избегая таких действия в этом вопросе, которые могли бы возбудить против нас местное население.

15. Энергичнее организовать изъятие оружия у населения, сбор и охрану его.

Принять меры, чтобы личный состав своевременно понял исключительную важность этой задачи, особенно в обстановке службы на вражеской территории. Усилить связь и контакт с другими органами, занимающимися этими вопросами, и оказывать им помощь.

Через соответствующие местные органы организовать разъяснительную работу среди населения по этому вопросу.

16. Привести в полный порядок секретную документацию и архивы. Учесть, что могут быть попытки к захвату документов. Максимально повысить требовательность в деле соблюдения военной тайны, хранения, учета и перевозки документов. Не держать и не возить с собой ненужных дел и архивов. Все ненужное подготовить и сдать.

* * *

Настоящая директива рассылается, как ориентировка для разработки на ее основе своих указаний частям (подразделениям) в зависимости от конкретно складывающийся обстановки на каждом отдельное участке фронта и на отдельных этапах.

Директиву проработать с руководящим составом управления войск, включая помощников начальников отделений оперативного, разведывательного и политического отделов.

Разрешить выслать каждому погранполку по одному экземпляру настоящей директивы для ознакомления с ней командира полка, его заместителей, начальника штаба и его заместителя по службе, после чего из полков изъять и уничтожить в управлении войск по акту, оставив только один экземпляр для руководства.

Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР
комиссар госбезопасности 2-го ранга Серов

ЦА ФСБ России

Примечание: Настоящая директива издана в связи с вступлением войск Красной Армии на территорию стран Восточной Европы. В ней довольно обстоятельно и подробно охарактеризована военно-политическая и оперативная обстановка, в которой войскам ряда фронтов, в частности 1 -го и 2-го Украинских фронтов, приходилось решать задачи в ходе проведения Проскурово-Черновицкой (4 марта — 17 апреля) и Уманско-Ботошанской (5 марта — 17 апреля) операций. В ходе последней войска 2-го Украинского фронта вышли в северо-восточные районы Румынии.

В директиве излагаются требования о необходимости совершенствования войскам по охране тыла фронта своей деятельности в условиях дальнейшего наступления Красной Армии, конкретизируются задачи намеченных ближайших операций: Львовско-Сандомирской (13 июля — 29 августа), Ясско-Кишиневской (20-29 августа 1944 г.).

Требования и рекомендации директивы сыграли положительную роль в совершенствовании управления войсками, повышении боеготовности и бдительности, укреплении воинской дисциплины, перестройке партийно-политической работы, мобилизации личного состава на образцовое выполнение задач, стоящих перед войсками по охране тыла фронтов Действующей Красной Армии.

В связи с выходом Красной Армии в северо-восточные районы Румынии правительство СССР 2 апреля 1944 г. сделало следующее заявление: «Советское Правительство доводит до сведения, что наступающие части Красной Армии, преследуя германские армии и союзные с ними румынские войска, перешли на нескольких участках реку Прут и вступили на румынскую территорию. Верховным Главнокомандованием Красной Армии дан приказ советским наступающим частям преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции.

Вместе с тем Советское Правительство заявляет, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего общественного строя Румынии и что вступление советских войск в пределы Румынии диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника». (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы. Т. 11. 1 января — 31 декабря 1944 г. М.: 1946. С. 105).

5. СООБЩЕНИЕ НКГБ УССР № 34050/2 В НКВД УССР О БАНДОТРЯДЕ «РУМЫНСКИЕ ПАРТИЗАНЫ», ОРГАНИЗОВАННОМ РУМЫНСКОЙ И НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКАМИ

21 июня 1944 г.

По имеющимся у нас строго проверенным данным, в районе Красно-Путна румыно-немецкой разведкой организован бандитский отряд, именуемый «румынские партизаны», численностью до 500 человек.

Во второй половине мая 1944 года германское командование распорядилось, чтобы «партизаны», оперирующие в районе Красно-Путна в срочном порядке были снабжены необходимым вооружением и продовольствием.

Наряду с этим немцами были даны указания развивать движение «партизан» на освобожденной войсками Красной Армии территории Буковины, Бессарабии и Молдавии.

С целью привлечения в банду новых участников среди населения распространяется листовка, содержащая восхваление «борьбы патриотов из Красно-Путна».

Дислоцирующийся в районе Ветра Дорней штаб немецкой воинской части снабдил указанный отряд оружием и боеприпасами.

Как устанавливается, работой по созданию «партизанских» отрядов руководит полковник Ионеску, являющийся начальником агентурного управления Восточного фронта, именуемого «Вултур».

Непосредственно эту работу проводят начальники румынских разведцентров капитан Куку в Красно-Путна и майор Балотеску в Ватра-Дорней.

25 мая с.г. полковник Ионеску имел намерение выехать в Бырлад для встречи с капитаном Куку по вопросу инструктажа последнего о создании «партизанских отрядов» и руководства их деятельностью.

Настоящее сообщаю для оперативного использования.

Народный комиссар госбезопасности УССР
комиссар госбезопасности 3-го ранга Савченко

ЦА ФСБ России

Примечание: 18 марта 1944 г. войска 2-го Украинского фронта форсировали Днестр и освободили г. Сороки; 26 марта вышли на государственную границу — р. Прут, 12 апреля воины 3-го Украинского фронта освободили Тирасполь, форсировали Днестр. К 1-й половине апреля 1944 г. Красная Армия очистила от Немецко-румынских войск левобережные и северные районы Молдавской ССР.

В связи с отступлением немецких войск, на территории Румынии с началом 1944 г. стали сосредотачиваться различные органы немецкой военной разведки. Сюда в разное время прибыли 4 абверкоманды (106, 206,1 Ви/150,1 Ви/153) и 6 абвергрупп (101, 102, 103, 204, 304, 306). Местами дислокации и действий немецких органов явились города: Браилов, Бузау, Бырлад, Ватра Дорней, Васлау, Деж Дедрод, Клуж, Регин, Сас, Пятра-Няму, Скорцару Веку и другие населенные пункты: Фрунтишени, Денгелет, Мигул-де-Компие, Олог. На территории Румынии абверкоманды и абвергруппы приступили к массовой подготовке и заброске своей агентуры в районы, освобожденные войсками Красной Армии.

6. ПЛАН ОРГАНИЗАЦИОННЫХ И ОПЕРАТИВНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ УКРАИНСКОГО ШТАБА ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ ПО УСИЛЕНИЮ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ПАРТИЗАН УКРАИНЫ И ОКАЗАНИЮ ПОМОЩИ БРАТСКИМ КОМПАРТИЯМ В ОРГАНИЗАЦИИ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ЧЕХОСЛОВАКИИ, ВЕНГРИИ, РУМЫНИИ И ПОЛЬШЕ НА ПЕРИОД ИЮЛЬ — СЕНТЯБРЬ 1944г.

Июнь 1944 г.

В связи с выходом Красной Армии в пограничные области Украины и Молдавии, а во многих районах на государственную границу СССР и на территорию противника, перед Украинским штабом партизанского движения стоят следующие задачи:

1. В целях срыва воинских перевозок противника в прифронтовой полосе, усилить удары партизанских отрядов по важнейшим железнодорожным и шоссейным коммуникациям оккупированных районов Украины и Молдавии, а также по судоходству на р. Дунай.

2. Оказать помощь братским компартиям в организации и развитии партизанского движения на территории Чехословакии, Венгрии, Румынии и Польши для нанесения ударов по глубоким тылам противника, нарушения подвоза резервов и техники к линии фронта и воспрепятствования вывозу населения, промышленного оборудования и стратегического сырья из этих стран в Германию.

Исходя из этих задач провести следующие мероприятия:

На территории оккупированных районов Украины и Молдавии:

[…]

6. Для активизации партизанской борьбы в районах Кагул и Романешти Молдавской ССР и усиления диверсий на железных дорогах Кишинев — Галац, Романешти — Бырлад подготовить и направить в эти районы 7 организаторско-диверсионных отрядов, общей численностью 200 человек.

Срок выхода на задание: 4 отрядам до 1 августа, 3 отрядам до 15 августа.

7. Для нарушения судоходства противника в нижнем течении р. Дунай сформировать 4 диверсионных отряда, численностью 12-15 человек каждый, которые перебросить самолетами в район Измаильской области.

Срок переброски 25-30 июля 1944 года.

[…]

На территории Румынии:

Для оказания помощи компартии Румынии в организации партизанского движения и передачи опыта борьбы украинских партизан подготовить 17 организаторско-диверсионных отрядов, численностью до 20 человек каждый, укомплектовать их на 40-50% румынами из числа обучающихся в школе особого назначения Украинского штаба партизанского движения и в течение июля-августа самолетами перебросить:

а) 13 отрядов в район Плоешти с задачей организации румынских партизанских отрядов и диверсий на нефтепромыслах;

б) 4 отряда в районы нижнего течения р. Дунай с задачей нарушения судоходства.

[…]

Всем партизанским отрядам, направляемым на территорию Чехословакии, Венгрии, Румынии и Польши, поставить основной задачей — развертывание широкого партизанского движения путем формирования самостоятельных отрядов из местного населения указанных государств.

Кроме поставленных задач отрядам, направляемым в тыл противника, вменять в постоянную обязанность ведение военной и политико-экономической разведки.

В соответствии с настоящим планом разработать конкретные оперативные задачи каждому отряду в отдельности.

При укомплектовании отрядов, направляемых для действий в Чехословакию, Венгрию, Румынию, Польшу и Германию, особое внимание обратить на отбор наиболее опытных и хорошо проверенных партизан.

Для обеспечения выполнения мероприятий, предусмотренных настоящим планом, перебросить в тыл противника 350 тонн грузов, в том числе:

а) 35 вооруженных вновь организуемых отрядов, общей численностью 800 человек, предназначенных для действий в Чехословакии, Румынии, Венгрии, Польшей Германии;

б) для действующих в настоящее время в тылу противника партизанских отрядов 190 тонн вооружения, боеприпасов, средств связи, медикаментов, в том числе: оружия 2000 единиц, боеприпасов 10 500 боекомплектов, взрывчатых веществ 25 тонн, медикаментов 50 мешков и радиоимущества 40 мешков.

Для переброски предусмотренной настоящим планом людей и грузов возбудить ходатайство перед Генеральным Штабом Красной Армии о выделении в оперативное подчинение Украинскому штабу партизанского движения 5 самолетов «СИ-47» или 100 самолетовылетов.

В целях улучшения подготовки специалистов и организаторов партизанских отрядов школу особого назначения Украинского штаба партизанского движения к 15 августа 1944 года передислоцировать из г. Ровно в г. Киев.

Начальник Украинского штаба партизанского движения
комиссар госбезопасности Строкач

ЦА ФСБ России

7. ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЦК КП(б) УКРАИНЫ № 4/70 В ГКО О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО РАЗВИТИЮ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕХОСЛОВАКИИ, РУМЫНИИ И ВЕНГРИИ В СВЯЗИ С ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КОМПАРТИЙ ЭТИХ СТРАН

16 августа 1944 г.

В июне 1944 г. в ЦК КП(б)У обратились представители компартий Чехословакии, Румынии и Венгрии с просьбой оказать им помощь в организации и развитии партизанского движения на территории этих стран.

Практические мероприятия по развитию партизанского движения в этах странах разработаны и осуществляются по поручению ЦК КП(б)У Украинским штабом Партизанского движения с участием представителей компартий Чехословакии, Румынии и Венгрии.

С целью подготовки национальных кадров для организаторских партизанских отрядов, в июле 1944 г. школами Особого назначения Украинского Штаба Партизанского движения было принято и обучено 400 человек чехословаков, венгров и румын, отобранных представителями компартий из числа военнопленных.

Из обученных чехов, словаков, румын и венгров сформировано 40 организаторских отрядов, во главе которых представителями компартий поставлены командиры, офицеры из числа бывших военнопленных и партизан соответствующей национальности. В отряды включено по 4-5 опытных украинских партизан в качестве штабных работников, инструкторов-минеров, радистов и врачей.

Сформированные отряды полностью обмундированы, вооружены, снабжены средствами связи и перебрасываются самолетами в тыл противника.

На 10 августа 1944 г. Украинским штабом переброшено самолетами 32 организаторских отряда, общей численностью 491 человек, в том числе: в Чехословакию — 12 отрядов; в Венгрию — 8, в Румынию — 7 отрядов и 5 организаторских отрядов выброшено на базы украинских партизан на оккупированную территорию Молдавии.

С 18-ю отрядами имеется устойчивая радиосвязь.

[…]

Выброску отрядов и оружия продолжаем.

В августе-сентябре намечено выбросить самолетами в Чехословакию, Венгрию и Румынию еще 30 организаторских партизанских отрядов, вооружение, боеприпасы и средства связи, всего 160 тонн.

Первый секретарь ЦК КП(б) Украины Н. Хрущев

ЦА ФСБ России

8. ИЗ СПРАВКИ ОКР «СМЕРШ» 53-й АРМИИ 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 2-го БЮРО «А» ПРИ ШТАБЕ 4-ГО РУМЫНСКОГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА

[Август 1944 г.]

С момента перехода частями 2-го Украинского фронта государственной границы Румынии и занятия части ее территории начала активно проявляться деятельность румынских разведывательных органов, главным образом 2-го отдела генштаба румынской армии.

С февраля сего года в г. Яссы… при штабе 4-го пехотного корпуса действует 2-е бюро «А» (секретное бюро) 2-го отдела генштаба румынской армии.

Начальником бюро является майор румынской армии Поунеску Константин, а его заместителем — лейтенант Морару.

2-е бюро «А» ведет разведывательную работу против частей 2-го Украинского фронта путем заброски агентуры через линию фронта, производства вербовок агентов на нашей стороне из местных жителей и имеет зону деятельности на участке городов Роман, Кишинев.

Агентурные кадры — методы вербовки и их подготовка

Для разведывательной работы агентурные кадры подбираются в основном в румынских частях из числа кадровых офицеров и солдат, имеющих родственные связи на нашей стороне, и в меньшей степени из гражданского населения. Наряду с этим для разведывательной работы в нашем тылу забрасываются и сотрудники бюро, так называемые штатные агенты.

Вербовкой агентуры из гражданского населения в Ясском 2-м бюро «А» занимается капитан румынской армии Модан Константин, псевдоним «Григориу».

Основная часть завербованной агентуры подготовляется в специальных разведывательных школах, однако данных о местах дислокации и деятельности их не добыто.

Экипировка агентуры и обеспечение документами

Агентура, забрасываемая в тылы наших частей, экипируется в гражданскую одежду, документами не снабжается и действует под видом местных жителей.

Легендирование, задания и переброска агентов

На случай задержания советскими органами 2-е бюро «А» рекомендует агентам выдавать себя за: жителей прифронтовой полосы, бежавших на нашу сторону от мобилизации в румынскую армию, при отселении в тыл, с окопных работ и т. п.; жителей территории, освобожденной Красной Армией, эвакуированных в свое время румын и перебегающих к нам из-за желания возвратиться к семьям; солдат румынской армии, дезертировавших из частей, переодевшихся в гражданское платье и добровольно перешедших линию фронта.

Переброска агентуры осуществляется путем нелегального перехода линии фронта на участках 52-й и 4-й гвардейской армий.

Агентам дается задание по установленному маршруту собрать сведения о расположении частей и их оснащенности техникой, штабов, воинских складов, аэродромов, о наличии укреплений.

Наиболее проверенным и активным агентам поручается вербовка лиц из гражданского населения, враждебно настроенных к советской власти, для работы в пользу румынской разведки, и на случай явки к ним связников устанавливаются пароли.

Наряду с этим 2-е бюро «А» через агентуру интересуется отношением местного населения к Красной Армии, созданными на [освобожденной] территории Румынии органами самоуправления и лицами (из румын), работающими в них, какими налогами облагается население, какие деньги находятся в обращении, и дает задание агентуре покупать леи, выпущенные командованием Красной Армии.

Разведывательная деятельность агентуры 2-го бюро «А» распространяется на глубину до 100 км от переднего края.

Способы передачи собранных сведений, пароли для возвращения агентуры

Основным способом передачи собранных агентом разведданных является личное возвращение его в разведорганы. Сведения, собранные агентурой, завербованной на нашей стороне, передаются во 2-е бюро «А» через связников. Для возвращения из советского тыла агентура снабжается устным паролем «Бюро Колонел — А».

Практическая разведывательная деятельность 2-го бюро «А» в тылу наших частей

За период с мая с. г. Ясское 2-е бюро «А» забросило в тылы наших частей 13 агентов, из которых лишь 3 арестованы, а остальная часть агентуры или возвратилась в разведорганы, или осела на нашей стороне под видом местных жителей.

Справка поставлена по материалам следствия разоблаченных румынских агентов.

Начальник отдела контрразведки «Смерш» 53-й армии

Начальник 2-го отделения отдела контрразведки «Смерш» 53-й армии

ЦА ФСБ России

Примечание: Аналогичную подрывную деятельность против советских войск проводило 2-е бюро «А» при штабе 5-го румынского армейского корпуса в г. Роман

53-я армия в составе 2-го Украинского фронта находилась с 29 октября 1943 г. В армию входили 28-я гвардейская, 84-я, 116-я, 214-я, 233-я, 252-я, 299-я стрелковые дивизии, 2 танковых полка, ряд артиллерийских, инженерных и других соединений и частей.

Кроме 53-й армии в состав 2-го Украинского фронта входили 40-я, 7-я гвардейская, 27-я, 52-я, 4-я гвардейские армии, 6-я танковая армия, конно-механизированная группа, 18-й танковый корпус, 5-я ВА.

Войска 2-го Украинского фронта совместно с 3-м Украинским фронтом, во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией участвовали в проведении Ясско-Кишиневской операции (20-29 августа 1944 г.).

В полосе фронтов оборонялись немецко-румынские войска группы армий «Южная Украина» в составе армейских групп «Велер» (8-я немецко-фашистская и 4-я румынская армии, 17-й немецко-фашистский отдельный армейский корпус) и «Думитреску» (6-я немецко-фашистская и 3-я румынская армии). В результате Ясско-Кишиневской операции войска Красной Армии разгромили группу армий «Южная Украина» (см. Великая Отечественная война 1941— 1945: энциклопедия. М., 1985, с. 598,743-744,825-826).

9. ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДОВАНИЯ 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И. В. СТАЛИНУ ОБ ОБНАРУЖЕНИИ И ВЗЯТИИ ПОД ОХРАНУ МАРШАЛА Й. АНТОНЕСКУ

2 сентября 1944 г.

Докладываю: 31 августа 1944 г. в Бухарест прибыли генерал-лейтенанты Сусайков и Тевченков, которым было поручено военным советом фронта выяснить, где находится маршал Антонеску, и в случае обнаружения взять его под нашу охрану.

По указанию члена военного совета фронта генерал-лейтенанта Сусайкова начальник политуправления фронта генерал-лейтенант Тевченков отправился к румынскому коменданту города к корпусному генералу Тудореску, и через него для переговоров были вызваны министр внутренних дел Петреску, примарь города генерал Домбровский.

После некоторой проволочки и замешательства они заявили, что Антонеску арестован, место нахождения его им неизвестно, но есть одно лицо, которое это знает.

После вторичного категорического предупреждения генерал-лейтенанта Тевченкова о том, что советское военное командование хочет знать и видеть, где и как содержится маршал Антонеску, комендант города корпусный генерал Тудореску позвонил об этом правительству. Через некоторое время прибыл человек в штатском, представившийся членом ЦК Румынской компартии Боднарашем Емельяном, [который] хорошо владел русским языком. На вопрос, где маршал Антонеску, он ответил, что последний находится под охраной коммунистов на конспиративной квартире.

Тогда генерал-лейтенант Тевченков вместе с Боднарашем, румынским генералом Домбровским, советским комендантом города генерал-майором Бурениным и группой советских офицеров и бойцов в качестве охраны в количестве 40 человек направились туда, где находился арестованный Антонеску.

В небольшом двухэтажном домике на окраине Бухареста в верхнем этаже содержался маршал Антонеску, а в нижнем этаже находились Михай Антонеску, корпусный генерал Василиу, корпусный генерал Пантази и полковник Элефтреску.

Внутренняя охрана арестованных состояла из 10 человек гражданских лиц, вооруженных револьверами. Наружной охраны не было.

Генерал-лейтенант Тевченков объявил Боднарашу, что в связи с плохой охраной советское командование берет на себя охрану арестованных и увозит их в расположение своих войск. На это Боднараш ответил, что было бы лучше арестованных оставить здесь и усилить охрану советскими солдатами.

После отклонения этого предложения Боднараш попросил, чтобы взять с собой и их охрану. Эта просьба была удовлетворена, и три человека румынских коммунистов сопровождали арестованных к новому месту. Боднараш также сказал, что правительство не хочет, чтобы Антонеску оказался в Москве.

31 августа в 17 часов группа арестованных была вывезена на командный пункт 53-й армии, где пробыла под нашей охраной ночь, а утром 1 сентября была доставлена на командный пункт фронта.

Р. Малиновский
И. Сусайков

Печатается по: Военно-исторический журнал. 1989, № 10, с. 19.

10. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ УКР «СМЕРШ » 3-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА № 25328/2 ВОЕННОМУ СОВЕТУ ФРОНТА ОБ ИЗЪЯТИИ ГРУППЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ, АГЕНТУРЫ И ДОКУМЕНТОВ РУМЫНСКИХ И НЕМЕЦКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

8 октября 1944 г.

Управление контрразведки «Смерш» фронта располагало материалами, что в оккупированном немецко-румынскими захватчиками г. Кишиневе дислоцировалось много разведывательных и контрразведывательных органов противника. Поэтому в г. Кишинев была выброшена оперативная группа с задачей розыска и изъятия агентуры противника [1].

В процессе работы по г. Кишиневу были установлены и арестованы руководящие работники и агентура следующих разведывательных органов:

1. Кишиневский центр Н [2] 2-й секции генерального штаба румынской армии. Центр возглавлял майор Ботезату [3].

2. Кишиневский центр № 2 ССИ. Руководитель центра майор Балотеску [4].

3. Абвергруппа 101, возглавляемая «Доктором Эрнстом» [5].

Практически ликвидация агентуры вражеской разведки проходила при следующих обстоятельствах:

1. Центр Н 2-й секции румынского генштаба

Оперативная группа, располагая данными о месте пребывания румынского разведоргана центра Н 2-й секции генштаба, исследовала здание и установила, что этот орган из города выезжал поспешно, вместе с отступающими частями своей армии.

Кишиневская группировка войск противника, попав в окружение, частью была уничтожена, а частью капитулировала, поэтому становилось очевидным, что личный состав центра Н также пленен.

Основное внимание было обращено на лагеря военнопленных. В результате проверки лагерей были обнаружены и доставлены в опергруппу официальные сотрудники этого органа, а руководитель его майор Ботезату, пытавшийся при пленении покончить самоубийством, был опознан в одном из полевых госпиталей. Состояние его тяжелое, пуля, войдя в висок, застряла в мозгу. Ботезату помещен нами в Кишиневе в госпиталь.

Все задержанные были подвергнуты следственной обработке.

Допрошенный офицер связи Попеску Александр, настоящая фамилия Димитириу-Клипа Алексей, рассказал о структуре и построении агентурной работы 2-й секции румынского генерального штаба, филиалом которой является Кишиневский центр Н, перечислил официальных работников этого разведоргана и назвал агентуру, оставленную в г. Одессе для работы в тылу Красной Армии.

Секретарь центра Н Мицеску Михаил при допросе показал, что все документы разведоргана накануне пленения были спущены в небольшой сухой колодец и подожжены.

Колодец был исследован, причем оказалось, что почти все документы сохранились.

[…]

В наши руки попали списки агентуры, заброшенной в наш тыл; агентуры, сведенной в резидентуры и оставленной в городе Кишиневе и районах; список и адреса радиостанций, оставленных при отступлении в районе Одессы и Николаевской области; альбом с фотокарточками разоблаченной румынами советской агентуры и документы по разоблачению английской агентуры. А также обнаружены 64 личных дела румынской агентуры, директивы, указания, переписка по работе с агентурой и т. д.

Таким образом, в нашем распоряжении оказалась вся переписка румынского разведоргана, именуемого центром Н 2-й секции румынского генерального штаба.

Наличие списков и личных дел вражеской агентуры позволило нам провести операцию по изъятию агентов румынской военной разведки по г. Кишиневу и прилегающим населенным пунктам.

Всего арестовано 5 резидентов, 2 агента-террориста, 3 агента-разведчика и 1 резидент рации.

Следует отметить, что все резиденты, оставляемые румынской разведкой для работы в нашем тылу, являются людьми преклонного возраста:

1. Балонеску Николай Степанович [6], 1893 г. р., который был оставлен румынами для работы совместно с радисткой.

В момент освобождения города частями Красной Армии его дома не оказалось, и только через 20 дней он появился, изменив свою внешность. На допросе он пытался отрицать свою принадлежность к румынской военной разведке, но, запутавшись в собственных противоречиях, дал развернутые показания о своей деятельности в качестве румынского резидента

2. Негруца Степан Козьмич [7] — 68 лет. К нему был подослан агент «Стальной» с секретарем центра Н Мицеску Михаилом с легендой установления связи с румынской разведкой. При встрече Негруца подчеркивал свою ненависть к советской власти и заявил о готовности помогать румынской разведке, рассказав, что помнит инструктаж, полученный перед уходом румынских войск, предупредил о наличии у него сведений, необходимых румынской разведке, и на следующий день в обусловленном месте передал эти сведения нашему агенту.

Остальные резиденты — Сырбу Иван Лукич, Врабий Петр Дмитриевич и Марин Анисим Иванович, были установлены по имеющимся у нас адресам [8].

Из числа агентов следует отметить Котелю Федора Ивановича [9], кличка «Костиш», имевшего одну ходку в тыл Красной Армии.

Будучи арестован ОКР «Смерш» 5-й ударной армии, Котеля скрыл свою принадлежность к военной разведке и заявил, что является агентом сигуранцы.

После предъявления ему фотокарточки рассказал о себе правду и назвал 5 лично ему известных агентов румынской военной разведи, которые также ходили в тыл Красной Армии.

[… ]

Значительная часть агентуры, перечисленной в списках и на которую имеются личные дела, была мобилизована в румынскую армию.

Следует отметить, что центр Н 2-й секции генштаба румынской армии не ограничивался приобретением агентуры для разведки, он также вербовал агентов для контрразведки. Так, по Кишиневу нами выявлены и разоблачены следующие агенты:

1. Глушенко Евгения Никифоровна [10], домохозяйка, кличка «Добрая».

2. Лебеда Екатерина Анисимовна, домохозяйка, кличка «Маруся».

3. Еременко Мария Иосифовна, бывшая работница спецторга НКВД Молдавской ССР, и другие.

Эти лица имели задание выявлять советских парашютистов и партизан.

В связи с тем, что эта категория агентуры для нас не представляет ценности, мы ее после разоблачения передали территориальным органам.

Таким образом, всего задержано 25 человек официальных сотрудников центра Н 2-й секции генштаба, 5 резидентов, 2 агента-террориста, 3 агента-разведчика и 1 агент-радист.

По захваченным документам выявлено большое количество агентуры и резидентур, снабженных рациями и без таковых, оставленных румынской разведкой на всей территории от Крыма до Кишинева.

Центр № 2 ССИ

Нам стало известно, что один из руководящих работников центра № 2 ССИ локотенент Паун, настоящая фамилия Щербанеску Овидю, попал в окружение и был взят в плен. Принятыми мерами Паун-Щербанеску был установлен в одном из лагерей военнопленных и доставлен в опергруппу. Вскоре среди пленных солдат были также установлены радист центра № 2, ССИ Марика и шофер Гузун Кирилл.

Подвергнутый допросу, Паун-Щербанеску в течение трех суток отрицал свое участие в агентурной работе, ссылаясь на то, что он якобы выполнял обязанности коменданта и никакого отношения к агентуре не имел.

Располагая материалами, что Паун-Щербанеску не только возглавлял агентурную работу, но и принимал участие в допросах советских парашютистов, ему были предъявлены изобличающие документы.

После этого Щербанеску дал развернутые показания о том, что он лично вербовал агентуру, предназначенную для работы в тылу Красной Армии, и назвал 23 человек, из коих 3 оставлены как резиденты [11].

В результате было установлено и изъято 7 человек:

1. Баланеску Всеволод Николаевич, отец которого разоблачен нами как резидент рации другого органа румынской военной разведки, заявил, что его завербовал Паун-Щербанеску и вербовщик Белинский Александр [12]. При вербовке он получил кличку «Болтеску» и № Б-287, задание — при отходе румыно-германских войск остаться в Кишиневе, собрать разведданные, проникнуть в Красную Армию и перейти на сторону румын под видом изменника. Далее он назвал 8 человек лично ему известных агентов румынской военной разведки [13].

2. В 237-м запасном полку был установлен проходящий по показаниям Паун-Щербанеску и Баланеску Всеволода Бойчук Трофим Миронович, который признал свою принадлежность к румынской военной разведке и показал, что привлечен к работе в разведке под кличкой «Т. Будеску» вербовщиком Белинским Александром и связан с локотенентом Паун-Щербанеску, которым он через несколько дней после вербовки вместе с агентом Катанкиным Петром направлен в разведшколу.

Окончив школу, Бойчук намечался к переброске через линию фронта, но эта переброска не состоялась якобы из-за наступления Красной Армии.

3. В том же 237-м запасном полку нашим агентом был установлен Катанкин Петр Яковлевич, который легко пошел на легенду нашего агента по паролю и рассказал ему о своей принадлежности к румынской военной разведке, что он и подтвердил на следствии.

4. Тащиан Иван Сергеевич и остальные агенты этого органа были разоблачены при аналогичных обстоятельствах [14].

В ходе следственной обработки шофера центра № 2 ССИ Гузуна Кирилла [15] было выявлено, что Паун-Щербанеску умышленно молчал о спрятанной им радиостанции и документах ССИ, которые были изъяты дополнительно.

Кроме того, нами изъяты действующие шифры и ключ.

101 -я Абвергруппа

Из ОКР «Смерш» 5-й ударной армии были приняты 5 агентов 101 абвергруппы, оставленные на оседание в нашем тылу с разведзаданиями: Егоров Иван Степанович, кличка «Божу Александр», Фесенко Иван Николаевич [16], Васильев Михаил Георгиевич, кличка «Попеску» [17], Засядный Н. Н. [18], Гончарова Валентина Андреевна и также шофер «Доктора Эрнста» — Кеохешвили Николай Захарович [19], по которым проведено дополнительное следствие.

Вербовщики РОК [20]

По данным агента «Хуторского» было установлено, что в г. Кишиневе продолжительное время проводилась вербовка молодежи для укомплектования «корпуса по борьбе с сербскими партизанами».

На основании этих данных был установлен и задержан участник этого «корпуса» житель г. Кишинева Ветров Павел Карпович, 1925 года рождения, который в составе корпуса выезжал в Белград (Югославия) для борьбы с партизанами, где находился свыше 5-ти месяцев.

В своих показаниях Ветров назвал активного участника — вербовщика «РОК» жителя г. Кишинева Лобачева Андрея Федоровича [21].

С помощью Ветрова Лобачев был установлен и опергруппой задержан. На следствии он признал, что в качестве вербовщика завербован в ноябре 1943 г. полковником Котяну и, выполняя задание, завербовал в корпус до 300 человек молодежи, которые в составе «РОК» были направлены в Сербию для борьбы с партизанами.

Агентура контрразведки

Через агентуру было выявлено, что в г. Кишиневе немецкой разведкой ликвидировано несколько групп советских партизан, возникновение которых помимо руководства партизанским движением проходило в тылу у немцев.

Установлено, что орган немецкой разведки абвергруппа 101, в частности «Доктор Эрнст», направлял своих агентов под видом советских парашютистов, имеющих задание организовывать партизанские группы для борьбы с немцами. Доверчивые попадались на эту провокацию и охотно шли в «партизанские группы» с оружием, а затем арестовывались.

Так, например, немецкий агент по имени Федя явился к гр-ну Жегану, рассказал ему легенду, что является советским парашютистом и просил свести с людьми, готовыми на активную борьбу против оккупантов. Жеган согласился, познакомил его с Писаревским Александром, у которого имелся автомат и пр. В результате этой провокации была создана партизанская группа из 7 человек. Все члены этой «группы» были арестованы и в процессе следственной обработки завербованы и освобождены с заданием выявлять советских партизан и парашютистов.

В связи с тем, что для Управления «Смерш» фронта эти люди не представляли интереса, все они переданы органам НКГБ.

Таких групп по Кишиневу было выявлено две: одна в составе 4 человек и вторая — 7 человек.

Кроме этого, опергруппе «Смерш» Одесского военного округа переданы: нач. Кишиневского лагеря военнопленных капитан немецкой армии Филер Рейнгольд [22], шефы жандармерии районов Кожушна и Котовск — Барбелат и Руссу, шофер и штатный агент жандармерии Голованюк и агент-предатель Остертак.

Захваченные документы упомянутых выше разведорганов находятся в стадии обработки, по окончании которой будут приняты меры к изъятию числящейся в них агентуры противника по месту их нахождения.

Начальник Управления контрразведки «Смерш» 3-го Украинского фронта
генерал-лейтенант Ивашутин

ЦА ФСБ России
Примечания:

[1]. Кишинев был освобожден 24 августа 1944 г. войсками 3-го Украинского фронта в ходе Ясско-Кишиневской операции.

[2]. Все центры секций генерального штаба румынской армии обозначались латинскими буквами.

[3]. Центр размещался в г. Кишиневе на Мещанской ул., д. 41. Начальником центра первоначально являлся подполковник Бэдэру Дионисий, а затем его сменил майор Ботезату Федор Михайлович. 27 мая 1946 г. Ботезату Ф. М. осужден за шпионаж к 25 годам лишения свободы. 1 декабря 1955 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 сентября 1955 г. он был досрочно освобожден, репатриирован и передан правительству Румынии.

[4]. Центр № 2 ССИ дислоцировался в г. Кишиневе по ул. Комсомольская (Михайловская), № 33-37.

[5]. Речь идет о начальнике мельдкопфа абвергруппы 101 зондерфюрере Мельникове Е. Е.

[6]. Правильно — Баланеску Н. С. — 24 декабря 1945 г. военным трибуналом войск НКВД МССР осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[7]. Негруца С. К. был арестован в октябре 1944 г. УКР «Смерш» 3-го Украинского фронта и приговорен 30 июня 1945 г. к 2 годам лишения свободы.

[8]. Сырбу И. Л. и Врабий П. Д. были осуждены 30 июня 1945 г. и приговорены к 2 годам лишения свободы каждый. Марин А. И., арестованный в октябре 1944 г., умер, находясь под следствием.

[9]. Котеля Ф. И. 13 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[10]. Глущенко Е. Н. 19 мая 1945 г. осуждена по ст. 54-1 «а» УК УССР и приговорена к 5 годам лишения свободы.

[11]. Щербанеску-Паун Овидю 10 февраля 1945 г. осужден по ст. 58-6 УК РСФСР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[12]. Белинский Александр Касьянович в 1941-1944 гг. являлся агентом «ССИ» и использовался по выявлению участников подпольных патриотических групп, в 1944 г. бежал в Румынию. В 1957 г. был установлен в г. Констанца, разрабатывался органами госбезопасности Румынской народной республики как агент одной из иностранных разведок.

[13]. Баланеску В. Н. 26 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[14]. Бойчук Т. М., Катанкин П. Я. и Тащиан И. С. 26 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осуждены по ст. 54-1а и приговорены к 10 годам лишения свободы каждый.

[15]. Гузун К. Ф. 16 января 1945 г. военным трибуналом Одесского гарнизона осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[16]. Фесенко И. Н. 19 мая 1945 г. осужден по ст. 54-16 УК УССР и приговорен к 2 годам лишения свободы.

[17]. Васильев М. Г. 24 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[18]. Правильно — Засадный Николай Никитович — 18 октября 1944 г. осужден военным трибуналом 3-го Украинского фронта по ст. 54-16 УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[19]. По другим данным, шофером «Доктора Эрнста» был Баташвили Николай, кличка «Баталидзе».

[20]. «Русский охранный корпус» (РОК) был сформирован немцами в 1942-1943 гг. из числа белоэмигрантов. Имел в своем составе свыше 2 тысяч человек. Принимал участие в борьбе с югославскими партизанами.

[21]. Лобачев А. Ф. 13 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-«а» УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

[22]. В течение 1941-1944 гг. капитан Филер Р. организовал десятки лагерей для советских военнопленных на оккупированной территории Молдавии и Украины, в частности в г. Кишинев, Фалешты, Бельцы, Оргеев, Дубоссары, на станциях Ясиноватая, Прохладная. В лагерях устанавливал и практически осуществлял режим содержания военнопленных, направленный на их массовое истребление путем расстрелов, зверских издевательств, истощением голодом.

14 апреля 1945 г. военным трибуналом войск НКВД Молдавской ССР Филер Р. на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета ССР от 19 апреля 1943 г. приговорен к высшей мере наказания.

22 мая 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР отклонил ходатайство Филера о помиловании. 31 мая 1945 г. он умер в тюрьме до приведения приговора в исполнение.

В Кишиневе и других населенных пунктах Молдавии, кроме указанных в тексте документа немецких и румынских разведывательных и контрразведывательных органов, действовали и другие. В частности, в июле — августе 1944 г.: 204-я и 320-я абвергруппы; 721-я группа ГФП и особая команда 10а оперативной группы Д.
11. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ УКР «СМЕРШ» 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА № 15982/2 В ГУКР «СМЕРШ » НКО О РЕЗУЛЬТАТАХ РАБОТЫ НА СБОРНО-ПЕРЕСЫЛЬНЫХ ПУНКТАХ И СРЕДИ ВОЕННОПЛЕННЫХ АРМИЙ ПРОТИВНИКА ЗА ВРЕМЯ ПРЕБЫВАНИЯ ВОЙСК ФРОНТА НА ТЕРРИТОРИИ РУМЫНИИ

29 октября 1944 г.

За время нахождения войск 2-го Украинского фронта на территории Румынии, начиная с апреля 1944 года и до последнего времени, на сборно-пересыльные пункты армий поступило 93 831 человек спецконтингента.

В результате агентурно-оперативной обработки этих лиц, направлено: в действующие части Красной Армии — 49 896, в спецлагеря НКВД — 6262, в территориальные органы НКВД-НКГБ — 457; арестовано — 154.

Из числа арестованных: агентов немецкой разведки — 13, агентов румынской разведки — 11, агентов немецкой контрразведки — 25, агентов румынской контрразведки — 26, прочие аресты — 79.

Кроме этого, в процессе обработки военнопленных армий противника, поступивших на СПП армий и фронта, за это же время разоблачено: агентов немецкой разведки — 1, агентов румынской разведки — 10, агентов венгерской разведки — 90, официальных сотрудников немецких разведорганов — 4, официальных сотрудников румынских разведорганов — 4, официальных сотрудников немецкой контрразведки — 3, официальных сотрудников румынской контрразведки — 2, официальных сотрудников карательных органов — 4.

Официальные сотрудники разведывательных и контрразведывательных органов за недоказанностью состава преступления, предусмотренного Указом Президиума Верховного Совета, после допроса по разведдеятельности против войск Красной Армии, о структурном построении и методах работы разведорганов направлены в лагеря военнопленных или же используются по розыску известной им агентуры.

С началом развития Ясско-Кишиневской операции (с 20 августа с.г.) поступление спецконтингента резко увеличилось, о чем свидетельствуют такие данные.

В сентябре на сборно-пересыльные пункты армий поступило 26 828 человек спецконтингента.

Помимо этого, в связи с тем что большинство СПП отстало, значительное количество (около 50 тысяч человек) спецконтингента непосредственно поступило в запасные полки фронта и армий, где для его обработки были созданы оперативные группы.

В связи с активизацией агентурно-оперативной обработки поступившего спецконтингента за сентябрь с.г. разоблачено значительно большее количество агентуры и другого контрреволюционного элемента.

Так, в сентябре с.г. разоблачено: агентов немецкой разведки — 1, агентов румынской разведки — 1, агентов немецкой контрразведки — 4, агентов румынской контрразведки — 8.

Аналогичное положение с военнопленными и интернированными, поступление которых с началом наступления наших частей в августе резко увеличилось, а также увеличилось число разоблаченной агентуры и официального состава.

В сентябре и начале октября с.г. из числа военнопленных и интернированных разоблачено: агентов немецкой разведки — 1, агентов венгерской разведки — 9, официальных сотрудников немецкой разведки — 2, официальных сотрудников румынской разведки — 3, ответственных работников дипломатического корпуса — 47, высших чинов госаппарата правительства Антонеску — 6, сотрудников карательных органов — 4.

[…]

Необходимо отметить, что румынская разведка для шпионской деятельности в тылу советских войск на занятой территории Румынии базировалась в основном на агентурных кадрах, вербуемых из числа военнослужащих румынской армии и гражданских лиц, румынских подданных , забрасываемых под видом перебежчиков.

В связи с этим нами активизировалась работа по агентурно-оперативной обработке военнопленных и гражданских лиц, перешедших на нашу сторону. В результате из разоблаченных нами в мае — августе с.г. 7 агентов румынской разведки, разоблачено 6 агентов, завербованных из числа военнослужащих румынской армии и гражданских лиц.

[…]

Следствием установлено, что все они, как уклоняющиеся от службы в румынской армии, в мае — июне с.г. завербованы румынской разведкой для шпионской деятельности в тылу Красной Армии.

Пройдя индивидуальную подготовку при «Бюро 2-А» по разведдеятельности в тылу советских войск, 12.7.1944 года в районе дер. Ербичени Ясского уезда под видом перебежчиков выброшены на нашу сторону, где и были задержаны.

[…]

Другой характерной особенностью работы органов «Смерш» на территории Румынии является то, что с приближением Красной Армии к венгерским границам и вступлением ее на территорию Венгрии активизировала свою деятельность венгерская разведка, которая так же, как и румынская разведка, использует для разведывательной работы в тылу наших войск агентурные кадры, вербуемые из военнослужащих своей армии, и выбрасывает их под видом попавших в плен или же легендирует местными жителями.

В сентябре и начале октября с.г. органами «Смерш» 2-го Украинского фронта разоблачено 9 агентов венгерской разведки.

[…]

В лагере военнопленных офицеров германской армии гор. Крайов установлена и задержана группа офицеров СС, в числе которых:

1. Асман Мартин, 1908 г.р., немец, гауптштурмфюрер СС, бывший начальник канцелярии Зондеркоманды Гофмаера.

2. Ростнер Герман, 1910 г.р., немец, оберштурмфюрер СС, бывший офицер связи той же команды.

3. Риттер Ойгем — 1896 г.р., немец, гауптштурмфюрер СС, бывший начальник автопарка той же команды.

4. Фальдик Вальдек, 1910 г.р., немец, гауптштурмфюрер СС, бывший командир взвода той же команды.

При задержании вышеуказанные офицеры СС, скрывая свое участие в проводимых мероприятиях по истреблению советских граждан, назвали себя офицерами «катастрофной команды» гор. Плоешти.

Но, будучи изобличены показаниями арестованного нами гражданского губернатора «Транснистрии» Алексиану [1] вынуждены были признать, что они состояли на службе в «Зондеркоманде “Р“» («Зондерко-манда Россия»), которой командовал бригадефюрер СС Гофмаер (последний покончил жизнь самоубийством в лагере).

Асман показал, что «Зондеркоманда “Р”» возглавляла все мероприятия по массовому истреблению мирных советских граждан и разграблению народного хозяйства оккупированных областей.

Асман и другие, состоя на службе в вышеуказанной группе, принимали непосредственное или косвенное участие в карательных мероприятиях и грабежах.

Все они нами содержатся в качестве задержанных до получения Ваших указаний о направлении их в отдел контрразведки «Смерш» Одесского военного округа.

[…]

Кроме вышеперечисленных лиц оперативной группой фронта в лагерях интернированных немцев установлены, изъяты и переданы в оперативную группу ГУКР «Смерш» ответственные сотрудники немецкого дипломатического корпуса в Румынии в количестве 47 человек.

Дальнейшие мероприятия по работе на сборно-пересыльных пунктах и среди военнопленных армий противника направлены к активизации розыска, выявления и изъятия агентуры и официального состава разведорганов, участников контрреволюционных формирований на территории Румынии и на парализацию деятельности венгерской разведки через агентуру, забрасываемую под видом военнопленных.

Начальник Управления контрразведки «Смерш» 2-го Украинского фронта
генерал-лейтенант Королев
ЦА ФСБ России

Примечание: [1]. Алексиану Георге был арестован 25 сентября 1944 г. УКР «Смерш» 2-го Украинского фронта по обвинению в преступлениях, предусмотренных пунктом 1-м Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. После окончания войны передан румынским властям. 17 мая 1946 г. осужден румынским народным трибуналом к высшей мере наказания.

12. ИЗ СООБЩЕНИЯ ГУКР «СМЕРШ » НКО СССР № 604/А В ГКО О РАБОТЕ ОРГАНОВ «СМЕРШ » В РУМЫНИИ ПО РОЗЫСКУ И АРЕСТУ АГЕНТУРЫ ГЕРМАНСКОЙ И РУМЫНСКОЙ РАЗВЕДОК

19 ноября 1944 г.

[…]

Всего на 15 ноября с. г. арестовано 794 сотрудника и агента разведки и контрразведки противника, в том числе:

сотрудников германской и румынской разведок — 47; резидентов германской и румынской разведок — 12; агентов германской разведки — 180; агентов румынской разведки и контрразведки — 546; агентов венгерской разведки — 3.

В числе арестованных: начальник румынского разведывательного центра «Н» 2-й секции румынского генерального штаба Ботезату, заместитель начальника разведывательного центра № 2 «специальной службы информации» Румынии Щербанеску, резидент германской разведки, немец Штиллер, резидент германского разведывательного органа «Абверштелле-Вена» Царану и другие.

Следствием установлено, что германская и румынская разведки активно использовали для шпионской работы против Красной Армии белогвардейцев и участников различных зарубежных антисоветских организаций.

Органами «Смерш» арестовано 99 участников этих организаций, которые признались в шпионской деятельности в пользу немцев и румын.

Например, в гор. Бухаресте [1] арестованы активные белогвардейцы — генеральный секретарь головной войсковой рады украинской военной эмиграции в Европе — Пороховский И. Е. [2], доктор экономических наук Трепке В. В. [3] и генерал-лейтенант царской армии барон Дельвиг С. Н. [4], которые сознались в своих связях с разведкой противника.

Работа по выявлению и аресту других агентов германской и румынской разведок, проводящих подрывную деятельность против Красной Армии, продолжается.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР
комиссар госбезопасности 2 ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

Примечания: [1]. Бухарест был освобожден от гитлеровской оккупации в результате народного вооруженного восстания 23 августа 1944 г. 31 августа 1944 г. советские войска вступили в Бухарест, завершив разгром немецко-фашистских войск в Румынии.

[2]. Пороховский И.Е. 31 декабря 1947 г. военным трибуналом войск МВД Украинского округа осужден по ст. 54-2 УК УССР и приговорен к 25 годам лишения свободы.

[3]. Трепке В.В. 14 ноября 1944 г. военным трибуналом 2-го Украинского фронта приговорен по статьям 58-2 и 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания.

[4]. Дельвич С.Н. 14 ноября 1944 г. военным трибуналом 2-го Украинского фронта приговорен по статьям 58-2 и 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания.

13. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ПОМОЩНИКА НАЧАЛЬНИКА ГУКР «СМЕРШ»В ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУМЫНСКОЙ СПЕЦИАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИНФОРМАЦИИ

28 декабря 1944 г.

[…]

«Специальная служба информации» при совете министров Румынии (сокращенно ССИ) являлась автономным органом, непосредственно подчиненным председателю совета министров, и выполняла разведывательные и контрразведывательные функции внутри страны и за границей.

До вступления Румынии в войну против Советского Союза разведывательную работу против СССР вела информационная секция ССИ, которая кроме своих дипломатических и иных возможностей через другие страны на границе с СССР имела два разведывательных центра в г. Яссы (начальник — подполковник Макринич) и в г. Сучава (начальник — майор Тулбуре).

Эти разведывательные центры перебрасывали через линию государственной границы агентуру в Бессарабию и Буковину, концентрируя свое внимание главным образом на выяснении внутриполитического положения этих районов, настроении населения, деятельности советских государственных учреждений, в том числе органов государственной безопасности и вооруженных сил.

Во время войны против СССР на Восточном фронте действовала так называемая «агентура Восточного фронта» ССИ, имеющая условное наименование «Вултурул» («Орел») [1].

В г. Бухаресте находился т. н. «1-й эшелон агентуры восточного фронта», в задачу которого входили получение, обобщение и передача в центр ССИ всех материалов, поступающих от подвижных органов на фронте и информационных стационарных центров [Одесса, Кишинев и Черновицы).

На фронте действовал подвижной штаб «агентуры восточного фронта», возглавлявший и направлявший работу подвижных центров, дислоцировавшихся при штабах крупных румынских соединений. Подвижные центры, в свою очередь, имели в подчинении подцентры, располагавшиеся обычно в зоне действий более мелких соединений румынской армии. Подцентры насаждали резидентуры и высылали отдельные оперативные группы, которые действовали в заданном районе.

«Агентура Восточного фронта» была создана в начале войны и в первый период своей работы имела основной задачей глубокую разведку вооруженных сил, экономики и внутриполитического положения СССР, причем источником получения информации являлся опрос военнопленных, перебежчиков, агентуры наших разведывательных и контрразведывательных органов, задержанной и разоблаченной в тылу врага, советских граждан, оставшихся на оккупированной территории, и использование различных трофейных документов. Агентурной работы за линией фронта в первый период «Вултурул» не вел. Наряду с разведкой в качестве подчиненной задачи он в зоне дислокации крупных частей и соединений румынской армии выполнял контрразведывательные функции, приобретая для этих целей агентуру среди местного населения.

Анализ добытых через агентуру данных о деятельности ССИ на Восточном фронте дает основание сделать вывод, что, базируясь главным образом на массовом опросе военнопленных, советских граждан, оставшихся на оккупированной территории, и разоблаченной агентуры нашей разведки, органы ССИ сумели получить относительно полные данные о дислокации, характере выпускаемой продукции, производственных возможностях и общем состоянии нашей оборонной промышленности, районах базирования, количественном и качественном состоянии резервов Красной Армии, общем внутриполитическом положении и т. д. О состоянии частей и соединений Красной Армии, действующих на южном участке фронта, и оборонительных сооружениях румыны также имели неплохое представление.

Большое внимание уделялось изучению действовавших на участке фронта советских разведывательных и контрразведывательных органов. На основе добытых материалов был составлен обобщенный документ «Специальные советские органы, установленные до сих пор на румыно-советском фронте». В этом документе довольно полно была освещена деятельность разведорганов 2,3 и 4-го Украинских фронтов.

[…]

На протяжении всей войны органы ССИ как в центре, так и на местах активно сотрудничали с немецкими разведорганами. В составе центрального аппарата ССИ был создан специальный отдел «Г» (Германия), который занимался координированием с немцами разведывательной работы на фронте и внутри страны. Начальник «агентуры Восточного фронта» полковник Палиус лично был связан с руководителями разведывательных служб Германии на фронте и оказывал им услуги, большие, чем было предусмотрено рамками официального сотрудничества, за что награжден Железным крестом.

Практически сотрудничество ССИ с немцами выливалось в систематический обмен информацией, арестованными, агентурой, трофейными документами и т. д. Все документы, характеризующие состояние Красной Армии, положение на оккупированной территории, экономическое и внутриполитическое положение советского тыла, как правило, в копии направлялись в немецкую разведку. Немецкая разведка, в свою очередь (правда, не так добросовестно, как румыны), копии обобщенных документов передавала в ССИ. Один из таких документов — «Организация органов “Смерш” Красной Армии», полученный ССИ от немцев, передан нам официально для ознакомления.

Кроме официального сотрудничества в аппарате ССИ немцы имели свою агентуру. Один из таких агентов — начальник центра майор Балотеску при отступлении немцев из Румынии ушел вместе с ними и в данное время активно работает против нас на венгерском участке фронта.

Кроме перечисленных органов на Восточном фронте под вывеской военно-судебной полиции действовали еще 3 специальных центра ССИ, входившие в непосредственное подчинение центра (г. Бухарест). Дислоцировались они в пределах оккупированной румынами Буковины, Бессарабии и Одесской области с центрами в Черновицах (начальник — полковник Гоанцэ), Кишиневе (начальник — майор Балотеску) и Одессе (начальник — полковник Пержу [2]). Два из этих центров, как выше указано (Черновицкий, Кишиневский), до войны работали против СССР на советско-румынской границе (Черновицкий — в г. Сучава, Кишиневский — в г. Яссы), а третий (Одесский) был сформирован вновь.

Главной своей задачей центры ставили организацию контрразведывательной работы на оккупированной территории в пределах указанных районов. В отличие от фронтовых, подвижных центров ССИ они не имели подцентров, но располагали разветвленной сетью резидентов (официальные сотрудники), охватывающей все крупные населенные пункты.

Наряду с контрразведывательными функциями (борьба с партизанами, агентурой советских разведывательных и контрразведывательных органов, партийным подпольем и т. д.) в последнее время эти центры принимали активное участие в вербовке и подготовке агентуры, предназначенной к оседанию (на случай отхода румынских войск) на территории, занимаемой Красной Армией.

В 1942 г., когда ставка верховного командования румынской армии дислоцировалась в г. Ростове-на-Дону [3], непродолжительное время при ставке действовал так называемый «оперативный эшелон» ССИ, возглавляемый полковником Лисиевичем. «Оперативный эшелон» имел примерно такую же организацию и штаты, как и штаб «агентуры Восточного фронта», но без периферийных органов. В «оперативный эшелон» стекались все материалы, добытые действующими на Восточном фронте органами ССИ. Здесь они обобщались и использовались по назначению. С наступлением Красной Армии на Ростов [4] «оперативный эшелон» отходил со ставкой и вскоре убыл на территорию Румынии, где прекратил свое существование.

За линию фронта забрасывалось ограниченное количество агентуры, случаи возвращения заброшенных агентов в ССИ были единичными.

[…]

В большинстве случаев наиболее подготовленных агентов ССИ германская разведка забирала к себе и использовала по своему усмотрению. Как правило, заброшенные за линию фронта агенты ССИ также попадали в германские разведорганы.

В октябре 1943 г. в связи с приближением наступающей Красной Армии [5] к границам Румынии «Вултурул» получил из ССИ указания (совершенно секретная директива № 8300) приступить к развертыванию агентурной зафронтовой работы, которая должна была пойти по двум направлениям: 1) насаждение резидентур на оставленной под ударами наших войск территории так называемой Транснистрии (Юг Украины, Бессарабия, Буковина) и в Крыму; 2) подготовка и переброска через линию фронта наиболее квалифицированной агентуры, резидентов, радистов и связников, оснащенных радиостанциями.

Для выполнения этой задачи «Вултурул» располагал тогда следующими органами.

В г. Бухаресте дислоцировался первый эшелон «агентуры Восточного фронта», имеющий в своем штате начальника (капитан Валену Барту, псевдоним «Владеску»), его заместителя, секретаря-машинистку и курьера. Обязанности его сводились к функциям представительства и передаточного пункта.

На фронте действовал подвижной штаб «агентуры Восточного фронта» (начальник — полковник Палиус Василий, псевдоним «Ионеску Василий»), организационная структура которого представляла собой следующее:

Бюро-1 — изучение и использование материалов (методический отдел), начальник — подполковник Макринич Трофим, псевдоним «Иоанович Василий». Бюро располагало 5 оперативными работниками, несколькими техническими работниками и группой старших офицеров-военнопленных Красной Армии. Бюро занималось изучением и обобщением поступающих из различных источников материалов, составляло обобщенные документы по отдельным вопросам.

Бюро-2 — внешней информации и инструктажа агентуры (разведывательный отдел), начальник — майор Курерару Ион. Бюро располагало 12 оперативными работниками. В составе бюро имелась специальная группа «С» (4 человека), которая занималась вербовкой и подготовкой внешней (зафронтовой) агентуры. Остальной личный состав работал среди эвакуированного с советской территории гражданского населения, производя предварительную обработку намеченных к вербовке.

Кроме основных оперативных отделов штаб «Вултурул» имел секретариат (Бюро-3) — личный состав 3 человека; транспортный отдел (Бюро-4) — личный состав 29 человек, из них 15 военнопленных Красной Армии; радиогруппу (отделение) — личный состав 9 человек, в том числе 3 военнопленных Красной Армии.

[…]

В конце 1943 г. при штабе «агентуры Восточного фронта» были созданы курсы (начальник — подполковник Пороховский) по подготовке агентурных кадров для зафронтовой работы, на которых одновременно обучалось до 30 человек. Другие курсы по подготовке радистов функционировали в г. Бухаресте с общим количеством обучающихся до 10 человек.

Главным источником, питавшим «агентуру Восточного фронта» информацией, в это время являлись его периферийные органы.

«Вултурул» имел 3 подвижных оперативных центра (отдела), выдвинутых к линии фронта, которые и занимались в основном сбором информации путем опроса военнопленных, а в последнее время организацией агентурной разведки за линией фронта.

[…]

События не позволили развернуть зафронтовую работу в масштабах, требуемых директивой № 8300 и намеченным планом, однако сделано было многое.

По данным, близким к действительности, на временно оккупированной территории Крыма, Украины, Бессарабии и Черновицкой области ССИ был создан и оставлен с перспективой последующего использования в разведывательных целях (не считая контрразведывательных) агентурный аппарат в ____ [6] человек, списки которого с указанием места жительства, паролей для явок и псевдонимов имеются в нашем распоряжении (направлены в ГУКР «Смерш»).

Данные (копия с журнала учета агентуры) на «____» агентов, оставленных в нашем тылу, добыты через агента «Траяна» в первые же дни пребывания оперативной группы ГУКР «Смерш» в Бухаресте. В последующем согласно официальному требованию ССИ представлен список на 108 агентов этой же категории.

Сличением списков выявилась следующая картина: на 108 агентов, значащихся в списках ССИ по нашим учетам (список «Траяна»), проходит «____», остальные «____» оказались новыми лицами, а «____» ССИ не включены в их список. Принадлежность к органам ССИ «____» агентов, выявленных агентурным путем, подтверждается официальными данными.

Кроме того, было подготовлено и оставлено некоторое количество агентуры на территории уездов (западнее р. Прут) собственно в Румынии.

Органы ССИ, действовавшие на Восточном фронте, готовились к максимальному использованию оставленной в нашем тылу агентуры, с этой целью подбирались и готовились специальные связники, радисты и резиденты, однако, как это устанавливается нашей агентурой, обстановка, сложившаяся на фронте и приведшая Румынию к поражению, не позволила ССИ осуществить свои намерения в сколько-нибудь значительной мере.

Отдельные попытки установить связь с оставленной агентурой путем посылки курьеров дали ничтожные результаты. Оставленные в нашем тылу радиоточки в большинстве своем молчали.

Кроме оставленной в нашем тылу агентуры ССИ намечалось и частично осуществлено:

1) создание в тылу наших войск резидентур (с рациями или без них) во главе с резидентами, перебрасываемыми через линию фронта на самолетах;

2) оставление в нашем тылу так называемых «агентов розыска», использование которых мыслилось как агентов-маршрутников с самостоятельным возвращением через линию фронта (пароль «Вултурул»). Для этой категории агентуры предусматривалась возможность их мобилизации в Красную Армию, в таком случае они обязывались при удобном случае перейти линию фронта;

3) создание в нашем тылу конспиративных квартир, владельцы которых наряду с приемом агентуры, прибывающей из-за линии фронта, обязывались систематически собирать информационные материалы, наиболее важные газеты, приказы, распоряжения военных, гражданских властей и другие документы и хранить их до прихода курьера;

4) в последнее время появилась идея организации в нашем ближнем тылу так называемых «партизанских отрядов», основным назначением которых являлось создание базы для перебрасываемой за линию фронта агентуры, ведение разведки и диверсионно-террористической деятельности на коммуникациях.

Характерным является то обстоятельство, что некоторые методы и формы зафронтовой работы, которые ССИ начала проводить наиболее интенсивно в последнее время, взяты были из практики советских разведывательных органов, изучением которых ССИ тщательно занималась на протяжении всей войны.

Штабом «агентуры Восточного фронта» в центр был представлен доклад, в составлении которого принимал деятельное участие белоэмигрант полковник Павлов Алексей и в котором была дана характеристика оуновского движения и высказаны пожелания о возможном его активном использовании в разведывательных целях против СССР при условии оказания ему помощи вооружением и другими военными материалами. Этот вопрос лично рассматривал Антонеску.

Решение было принято, и через центр, возглавляемый капитаном Кирилловым, проследовали за линию фронта несколько агентов-оуновцев, завербованных и подготовленных в Бухаресте центральным аппаратом ССИ, которые имели своей миссией установление связи с бандами оуновцев, действующих в нашем тылу.

С целью организации повстанческого движения в Буковине и создания базы в тылу наших войск для агентурной работы в июне 1944 г. был создан так называемый «партизанский отряд» с личным составом примерно около 40 человек. Отряд возглавил опытнейший агент ССИ, подготовленный для этой миссии центром ССИ в Бухаресте, Истрати Герман, 40-42 лет, уроженец д. Красна уезда Радеуц, румын, долгое время проживал среди украинцев, хорошо владеет украинским языком, происходит из крестьян, с уголовным прошлым. С приходом войск Красной Армии на Буковину в 1940 г. был освобожден из тюрьмы, перешел через границу в Румынии. В этом же году был завербован ССИ и много раз переходил через границу в СССР с разведывательными заданиями, кроме того, переправлял через границу наиболее ценную агентуру ССИ. С началом войны использовался как агент-вербовщик, переходил линию фронта.

В начале июля 1944 г. отряд, хорошо экипированный и снабженный радиостанцией (радист Семан Николай), через центр капитана Кириллова был переброшен за линию фронта, достиг сел Давидены и Баника на Серете Сторожинецкого уезда и здесь создал себе базу.

Личный состав отряда (преимущественно украинцы, уроженцы этой местности) широко использовался для сбора информации о Красной Армии, которая передавалась по радио непосредственно в Бухарест, вел пропагандистскую работу среди местного населения, призывая к сопротивлению Красной Армии, и совершал террористические акты над военнослужащими Красной Армии.

Отряд использовался как база для агентуры, забрасываемой ССИ в глубокий тыл наших войск, причем агентура («Вика», «Тоня» и другие) с проводниками отряда следовали через линию фронта на базу отряда, отсюда сопровождались в районы выполнения задания, таким же образом возвращались. Сведения, добытые агентурой, передавались по радио.

Герман Истрати лично установил связь с оуновскими бандами, действовавшими в окрестных районах, и, нужно полагать, с их главарями вел переговоры об использовании оуновцев в интересах Румынии. В довершение всего отряд Истрати совершил несколько операций против местных партийно-советских органов и мелких подразделений Красной Армии, окончившихся многими жертвами.

С момента капитуляции Румынии Истрати отряд распустил, спрятав оружие, сам явился в Бухарест.

Вместе с тем заметно активизировалась работа по выброске агентуры в наш тыл.

Из центра Кириллова (Бакэу) много раз переходила линию фронта квалифицированный агент-вербовщик Лиснецкая Мария (псевдоним «Гаврилеску»), которая в нашем тылу вербовала агентуру и лично собирала сведения о действующих частях Красной Армии.

На различных участках фронта выброшено самолетом несколько разведывательных групп, оснащенных радиоаппаратурой. Одна из них в составе 2 агентов (фамилии неизвестны), приземлившихся в районе Умани, пропала без вести, не сообщив даже о своем местонахождении. Два других агента, сброшенных в районе Одессы, сообщили по радио о благополучном приземлении с большим опозданием. Полагали тогда, что они пойманы и работают под нажимом, под нашу диктовку.

Отметим некоторые приемы конспирации, которым обучалась агентура.

Каждый агент, как правило, кроме псевдонима имел цифровую кличку с буквой впереди, например У-601. Буква имеет свое значение — она указывает или район деятельности агента, или наименование органа, направившего агента.

В случае разоблачения агент обязывался называть только цифровую кличку, без буквы. Это делалось из тех соображений, что на случай посылки нашими органами от имени задержанного агента втемную связника последнего можно было бы легко разоблачить.

Радисты, оставленные в нашем тылу и перебрасываемые через линию фронта, снабжались двумя шифрами. При разоблачении радист выдает шифр, специально для этого предназначенный, таким образом достигается сохранение действующих шифров, а на случай работы по принуждению об этом сразу становилось известно органу разведки.

К моменту капитуляции Румынии личный состав ССИ состоял из 917 человек, в том числе офицеров — 89, младших офицеров — 24, штатных служащих — 502, нештатных служащих — 302.

В своем распоряжении ССИ имела автомашин — 141, в том числе 100 легковых, радиостанций — 35, в том числе на автомашинах — 4, фотолабораторию и типографию.

Бюджет (исключая секретные фонды) на 1944-1945 гг. составлял 560 000 000 лей [7]. Кроме того, ССИ широко использовались для своих целей фонды министерства иностранных дел (миссий, находящихся за границей) и некоторых других, в частности министерства воздушного флота.

После капитуляции Румынии «агентура Восточного фронта» перестала существовать. Многие официальные сотрудники ССИ бежали в Северную Трансильванию [8], боясь немедленного ареста со стороны командования Красной Армии, и находились там весьма продолжительное время. Некоторые ушли с немцами. Руководящий состав прибыл в Бухарест и продолжительное время не имел определенных занятий, выполняя отдельные поручения в центральном аппарате ССИ. Часть лиц, наиболее известных командованию Красной Армии в связи с их деятельностью на оккупированной советской территории, из органов ССИ была уволена, вторая откомандирована для прохождения дальнейшей службы в армии.

Многочисленный нештатный личный состав, особенно из числа русских и бессарабцев, также был уволен и рассеялся по всей Румынии, опасаясь быть арестованным.

Архивы «агентуры Восточного фронта», как только стало ясно, что Красная Армия придет в Бухарест, в большинстве своем были уничтожены.

Первое время среди личного состава центрального аппарата ССИ и его служб в Бухаресте царила растерянность, и это отложило свой отпечаток на всю деятельность ССИ, так как большинство работников не столько занималось своими обязанностями, сколько обсуждением сложившейся обстановки и перспектив на будущее.

[…]
В последующем, когда атмосфера несколько разрядилась, работа ССИ вошла в нормальную колею. ССИ была переименована из «Специальной службы информации» в «Службу информации» (СИ) и подчинена военному министерству,

[…]

По типу «агентуры Восточного фронта» создана «агентура Западного фронта», оперативный эшелон которой убыл на фронт и приступил к работе. В наиболее крупные города Румынии направлены оперативные группы СИ.

Если в первое время СИ по отношению к штабам и советским учреждениям, размещенным в Бухаресте, не проявляла видимого интереса, то характерным для последнего времени является ее стремление агентурным путем ознакомиться с деятельностью этих учреждений.

[…]

Из своих бывших сотрудников (официальных и агентуры), уволенных в связи с расформированием «агентуры Восточного фронта», СИ отобрала наиболее ценных, проверенных и стремится сейчас их использовать против нас, причем работа эта поручена отдельным лицам и проводится сугубо конспиративно от остального личного состава.

…известная разведчица (агент-вербовщик) Лиснецкая Мария (она же Галидецкая), псевдоним «Гаврилеску», 25 лет, уроженка г. Черновицы, по национальности полька, владеет польским, румынским, французским, немецким и украинским языками, в прошлом — агент польской разведки, с органами ССИ сотрудничает с 1940 г. и по их заданию неоднократно переходила государственную границу СССР еще до войны. Во время войны работала агентом-вербовщиком внешней агентуры и зарекомендовала себя как способный агент. Вновь принята на работу в СИ с ежемесячным окладом в 50 000 лей.

Из личных рассказов Лиснецкой… устанавливается, что она состоит на личной связи у начальника контрразведывательной секции СИ, от него получила задание любыми средствами, но при максимальной осторожности подставить себя под вербовку органов НКВД, в процессе работы выяснить, чем они интересуются в Бухаресте…

Кроме того, Лиснецкая имеет указание восстановить свои связи с поляками…, работающими в интересах английской разведки, и изучить их деятельность. Лиснецкой пока не предпринято никаких шагов к тому, чтобы проникнуть в агентурный аппарат НКВД.

[…]

Полковник Палиус (возглавляющий в данное время оперативный эшелон СИ на западном фронте) представил 15 декабря 1944 г. руководству СИ доклад, в котором излагает факты разлагающего влияния советской пропаганды на местное население. В связи с этим он подробно останавливается на системе организации и методах работы политотделов и органов контрразведки Красной Армии, делая заключение, что Красная Армия, располагая мощным пропагандистским аппаратом, умеет пробуждать к себе симпатии народа, в то же время органы контрразведки ограждают Красную Армию от воздействия на нее враждебной пропаганды.

Подчеркнув далее, что румынская армия, не имея ни того ни другого, попадает в орбиту советской пропаганды и разлагается, он предлагает создать в румынской армии органы пропаганды и контрразведки, подобные нашим.

[…]

Подтверждением того, что румынские власти, несмотря на официальное запрещение ведения какой бы то ни было работы против партий, входящих в правительство (не говоря уже о нас), дают указания о ведении такой работы, говорят следующие факты:… в г. Констанца… по совершенно секретному распоряжению министерства внутренних дел сигуранца в городах, а жандармерия в селах выявляют всех коммунистов и следят за их деятельностью.

Аналогичные сведения поступили из г. Меджидия Констанцского уезда, причем, как выясняется, министерством внутренних дел предложено для выявления и наблюдения за коммунистами приобретать специальную агентуру, которая будет оплачиваться министерством.

Детального изучения требует вопрос взаимоотношений СИ, в частности ее руководителя полковника Лисиевича, с англичанами.

Нашей агентурой зафиксировано несколько встреч Лисиевича с сотрудниками Интеллидженс сервис, в том числе одна на его конспиративной квартире.

Известно также, что при СИ находилось несколько уволенных из СИ сотрудников из числа русских, которые готовились к использованию в какой-то комбинации с англичанами.

[…]

По СИ мы использовали возможности официальных отношений СКК [9] с различными румынскими министерствами и органами и установили деловой контакт с СИ, генеральной сигуранцей и сигуранцей столичной префектуры полиции, потребовав от них в соответствии с соглашением о перемирии передачи нам материалов о вражеских элементах, проводивших и проводящих подрывную работу в тылу Красной и румынской армий.

Для осуществления постоянной связи с руководством этих органов были выделены три постоянных оперработника (чтобы не расшифровывать остальной состав).

19 октября с. г. начальник СИ полковник Лисиевич был вызван в комендатуру советских войск в г. Бухаресте, и перед ним был поставлен вопрос о передаче нам ряда материалов.

Лисиевич выразил свое полное удовлетворение, заявив, что якобы с момента прихода советских войск в г. Бухарест он считал необходимым объединить усилия советского и румынского командования для борьбы с общим врагом, и охотно обязался представлять нам имеющиеся в его распоряжении материалы.

Из СИ нами были получены следующие материалы: рефераты о германских и венгерских разведывательных органах, действовавших на территории Румынии; справки о деятельности белоэмигрантских, украинских и других антисоветских националистических организаций со списками и характеристиками участников, о германской и венгерской агентуре в иностранных посольствах и миссиях в Бухаресте; списки германской и венгерской агентуры в Румынии, о деятельности армянского эмигрантского комитета в Румынии, о деятельности ОУН в Румынии, о «комитете» Дро Канаяна, ряд материалов об иностранных миссиях в Бухаресте, видных руководителях легионерского движения, деятельности германской разведки в настоящее время и т. д.

По агентурным данным, нам было известно, что ряд сотрудников СИ, в том числе руководящих, опасается арестов и не является на службу, скрываясь на дому или у знакомых. Мы решили воспользоваться этим обстоятельством и заявить Лисиевичу, что, несмотря на то, что в отношении ряда сотрудников мы располагаем компрометирующими материалами, арестовывать их не собираемся при условии, если они будут лояльно выполнять наши требования. Этим самым мы дали понять Лисиевичу, что он нам многим будет обязан, ибо он сам лично мог также опасаться ареста, поскольку продолжительное время находился на руководящей работе в румынской разведывательной службе на советско-германском фронте. Таким образом, связав Лисиевича нашим заявлением, мы смогли поставить перед ним основной вопрос о передаче нам списков всей агентуры, оставленной органами СИ на советской территории при отступлении германско-румынских войск.

Это наше требование мы аргументировали следующим: 1) значительная часть агентуры СИ на освобожденной территории изъята нами; 2) остальная агентура, будучи лишена руководства ею, в отдельных случаях без ведома СИ может самостоятельно рискнуть на какой-либо акт против Советского Союза, за что ответственность понесет СИ; 3) мы располагаем обширным материалом, дающим нам возможность в конце концов изъять почти всю агентуру, однако стоит ли заниматься розыском этой агентуры, когда орган, оставивший ее, из враждебного превратился в союзный. Не целесообразнее ли энергию, которая должна быть затрачена на розыск агентуры, направить на парализацию разведывательной деятельности общего врага.

Полковник Лисиевич и присутствовавший при этом разговоре начальник второй секции (контрразведки) подполковник Борческу согласились с нашим требованием и обещали его выполнить. 11 ноября с. г. этот список был нами получен…

Вручая его нам, Лисиевич пространно говорил о том, что они в данном случае пренебрегли «рыцарскими» чувствами и выдали свою агентуру с единственной целью — еще раз подтвердить свое искреннее желание сотрудничать с нами.

Лисиевич заявил, что они поместили в списке абсолютно всю агентуру, никого не скрыли и что с 23 августа с. г. они не ставили перед собой задачу ее использования, так что, по существу, эта агентура еще не приступила к выполнению полученных заданий. Лисиевич также убедительно просил не наказывать строго оставленных агентов, так как большинство из них были вынуждены к сотрудничеству с СИ.

Кроме того, была передана нам объяснительная записка о работе СИ на территории СССР.

[…]

В переданном списке названо 108 агентов СИ, указаны их фамилии, псевдонимы, адреса местожительства, обусловленные пароли и кто из них был снабжен радиоаппаратом. Конечно, СИ не выдало нам полностью всю агентуру и часть ее скрыла с целью последующего перевода на конспирацию, однако проведенная проверка списка показывает, что в нем фигурирует ряд известных нам агентов СИ, репрессированных органами «Смерш»… и, кроме того, данные о той же агентуре нами были добыты агентурным путем.

При дальнейших встречах нами получены из СИ именной список сотрудников подвижных центров СИ (фронтовых), список сотрудников территориальных органов СИ, сводка о настроениях среди белоэмигрантов, сводка о настроениях среди украинских националистов, материалы о разведывательной деятельности иностранных посольств и миссий и справка о разведывательной деятельности японцев в Румынии.

Учитывая, что руководство СИ демонстрирует искренность сотрудничества, в большинстве случаев идет нам навстречу и снабжает довольно ценными материалами, мы решили со своей стороны… дать возможность им ликвидировать агентуру гестапо в Румынии.

Выявлением и ликвидацией агентуры гестапо в Румынии мы заниматься не в состоянии в связи с ее многочисленностью… Поэтому ликвидацию агентуры гестапо решено было передать в СИ.

При передаче сведений по данному делу мы сделали упор на то, что германскую сеть в Румынии финансировал директор коммерческого банка Сибиу-Брашов Симонис, которому, несомненно, должна быть известна оставшаяся в Румынии германская агентура, и что передачей дела в СИ мы хотим помочь выявить и ликвидировать общего врага.

Лисиевич благодарил за эту информацию и о деле Симониса отзывался как о деле важном и исключительно интересном для них.

3 ноября с. г. Симонис был арестован, и СИ приступила к ликвидации вскрытой агентурной сети гестапо.

В ноябре полковник Лисиевич сообщил о решении восстановить периферийные органы СИ в ряде уездов и подвижные центры на фронте при действующих румынских армиях. Мы потребовали, чтобы все периферийные органы СИ и подвижные центры давали информацию о проводимой работе и передавали нам всех агентов немецкой и венгерской разведки. Эти условия полковником Лисиевичем были приняты.

В настоящее время СИ выполняет все наши требования и задания и дает материалы по всем интересующим нас вопросам.

На последней встрече 23 декабря полковник Лисиевич информировал нас о полученных им данных об активизации деятельности ОУН в Черновицкой области и предложил организовать встречу с Германом Истрати, ранее руководившим «партизанским отрядом» на Буковине, с тем чтобы непосредственно от него получить информацию о положении на Буковине. Тогда же Лисиевич предложил, если мы найдем нужным, передать Истрати в наше распоряжение для использования его по борьбе с оуновцами.

[…]

В дальнейшей работе мы намерены всемерно использовать СИ по добыванию интересующих нас данных…

Пом. начальника Главного управления контрразведки «Смерш»

ЦА ФСБ России

Примечания: Как следует из документа, органами «Смерш» 2-го и 3-го Украинских фронтов в период освобождения Румынии и полного изгнания немцев с ее территории, были получены более уточненные данные о структуре румынских спецслужб, местах дислокации подчиненных подразделений. Были установлены фамилии 17 руководителей, данные об их сотрудничестве с немецкими и английскими разведорганами.

Органами «Смерш» указанных фронтов также были выявлены румынские резидентуры, конспиративные квартиры, оставленная на оседание агентура, добыты различные отчетные документы, характеризующие деятельность румынских спецслужб на советско-германском фронте; а также были проведены мероприятия по изъятию выявленной румынской и немецкой агентуры.

[1]. Румыния объявила войну СССР 22 июня 1941 г. С ее территории против СССР выступили три армии (11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские) числом свыше 600 тыс. человек.

[2]. Пержу Константин — 11 марта 1949 г. военным трибуналом войск МВД Одесской области на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. осужден и приговорен к 25 годам лишения свободы. 1 декабря 1955 г. передан правительству Румынской Народной Республики.

[3]. По всей видимости, речь идет о 3-й румынской армии.

[4]. Имеется в виду Ростовская наступательная операция войск Южного фронта, которая была проведена 1 января — 18 февраля 1943 г. В результате этой операции войска Красной Армии продвинулись на глубину 300-450 км, освободили большую часть Ростовской области, в т.ч. г. Ростов — 14 февраля 1943 г. Нанесли серьезное поражение группе армий «Дон» и 1-й танковой армии группы армий «А».

[5]. Речь идет об объединениях 1-го и 2-го Украинских фронтов.

[6]. Здесь и далее прочерки в тексте документа.

[7]. Лея — денежная единица Румынии.

[8]. Трансильвания (Transilvania) — историческая область на севере Румынии. Трианонским мирным договором 1920 г. Трансильвания закреплена за Румынией. Венским арбитражем 1940 г. Северная Трансильвания присоединена к Венгрии. Парижские мирные договоры 1947 г. восстановили румынско-венгерскую границу, существовавшую на 1 января 1938 г.

[9]. СКК — Союзная контрольная комиссия.

Источник: ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
Сборник документов

Том V. Кн. 1. Вперед на запад (1 января — 30 июня 1944 г.). — М.: Кучково поле, 2007.
Том V. Кн. 2. Границы СССР восстановлены (1 июля — 31 декабря 1944 г.). — М.: Кучково поле, 2007.

Anunțuri

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s