ОБ УЩЕРБЕ, НАНЕСЕННОМ МОЛДАВИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНОЙ

7305f95045a18d05545efc71b9ce49e3_22
Здание разрушенной кишиневской примэрии в августе 1944 года, после освобождения Кишинева.

Всякая большая война разрушительна для экономики, ибо она вынуждает ее менять свои приоритеты, настраивая на удовлетворение прежде всего военных нужд и потребностей. А если еще война связана о переходом территории воюющего государства в руки противника и наоборот, и если на этой территории происходят ожесточенные бои или продолжительное время пролегает линия фронта, то последствия войны для экономики просто губительны. В таком примерно положении находилась во время войны территория Молдавской республики.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, которое возвестила бомбардировка ряда его городов, в т.ч. в Молдавии, экономика Кишинева, Бельц, Кагула и других населенных пунктов незамедлительно стала перестраиваться на военный лад, обеспечивая прежде всего нужды фронта. Пищевая промышленность переключилась на производство наиболее транспортабельных и стойких при хранении и перевозке продуктов, которые предназначались для армейских потребностей. На эти же цели настраивалась работа предприятий легкой промышленности — производство обмундирования и других необходимых вещей для армии. Предприятия промышленности стройматериалов были приспособлены для обеспечения строительства военных объектов — дорог, оборонительных сооружений и проч. Немногочисленные металлообрабатывающие предприятия стали заниматься ремонтом военной техники, изготовлением различного армейского снаряжения. Фронтовые интересы обслуживал также транспорт республики. Перестраивалось и сельское хозяйство, главной задачей которого становилось снабжение продовольствием армейских формирований.

В связи с мобилизацией части мужского населения в армию, а также десятков тысяч сельских жителей на строительство оборонительных сооружений, в народном хозяйстве стал ощущаться недостаток рабочей силы. Людские и материальные ресурсы, как видим, были подчинены нуждам фронта.

Вследствие того, что на территории республики ситуация сложилась так, что военные действия здесь продолжались до начала августа (на севере — до второй декады июля, в центре — до середины и на юге — до конца июля, а в ее левобережной части — до начала августа), государство успело проделать огромную работу по эвакуации населения и материальных ценностей в восточные районы СССР. Прежде всего была эвакуирована готовая продукция, неустановленное и основное оборудование, сырье, кабельные изделия, технологическое и энергетическое оборудование, станки, транспортные средства и другие ценности. Все это делалось в условиях ограниченного времени и недостатка транспортных средств.

За месяц с небольшим в восточные районы было отправлено 234 железнодорожных вагона с наиболее ценным промышленным оборудованием с кишиневских, тираспольских, бендерских и в незначительном количестве с бельцких и рыбницких предприятий, 775 вагонов промышленных и других товаров, 2379 вагонов продовольствия, зерна, муки и хлебофуража, 698 вагонов других материальных ценностей, а всего около 4,1 тысяч вагонов. Часть демонтированного оборудования не удалось эвакуировать. Кое-где рабочие приводили его в негодность, а наиболее ценное прятали. Кроме того, в глубь страны была отправлена часть тракторов, а также около 180 тыс. голов скота, принадлежавшего колхозам, совхозам и другим организациям. Несмотря на транспортные и другие трудности военного времени, в восточные области СССР, в т.ч. Российскую Федерацию, Закавказские и Среднеазиатские республики эвакуировалось около 300 тыс. граждан Молдавии [1].

После вступления на территорию республики немецких и румынских войск экономическая ситуация здесь значительно усугубилась. Оккупационные власти рассматривали народнохозяйственные ресурсы Молдавской ССР, как и других захваченных территорий, в качестве источника для снабжения населения и армий своих государств необходимым продовольствием и сырьем. Пока военные действия проходили неподалеку от границ республики и немецкие, румынские, итальянские, венгерские армейские соединения находились на ее территории, то снабжение войск продовольствием и другими материальными ценностями происходило целиком за счет местных ресурсов. «Войска будут снабжаться за счет своей зоны, ничего не будет завезено из Запрутья», к такому решению пришло на одном из совещаний с участием высокопоставленного германского чиновника руководство румынской администрации губернаторства «Бессарабия» [2]. Между тем, армейские подразделения занимались постоянными реквизициями, которые далеко выходили за рамки нужд армии. Офицеры и солдаты румынской и других армий попросту изымали у населения то, что они хотели. Об этом свидетельствуют многие факты из официальных документов. Так, один из первых комендантов г.Кишинева полковник Думитреску за счет изъятий у жителей гетто и в домах эвакуированных граждан отправил к себе домой 7 вагонов ценных вещей. Капитан Пырвулеску, находившийся в Маркулештах, отгрузил в Бухарест 3 вагона мануфактуры и домашней утвари, отобранной у узников местного лагеря. Такие факты содержатся во многих документах. Не стеснялись на этот счет и чины пониже. В одном из документов румынского генерала Мазарини находим следующее: «Повсеместно можно наблюдать повозки, грузовики, груженные вещами, не имеющими отношения к военным действиям (мануфактура, гражданская одежда, мебель, домашняя утварь, посуда и другие хозяйственные предметы, отобранные у населения)». Занимались этим военнослужащие не только румынской армии. Временно дислоцировавшаяся в Бельцах итальянская часть вывезла оттуда 14 вагонов различных ценностей, а немецкое санитарное подразделение, покинув город, увезло все имущество местной центральной больницы [3].

Вскоре после того как фронт отодвинулся на восток территория республики была расчленена на две части: одна вошла в губернаторство «Бессарабия», другая — в губернаторство «Транснистрия», включавшее земли между Днестром и Бугом. Политика румынского правительства в этих провинциях в целом была бесхитростной и направлена на обеспечение нужд гражданского потребления в самой Румынии, а также ее армии и армий ее союзников, превращение этих провинций в аграрный придаток Румынии. Это особо не скрывалось и вполне прослеживается как по высказываниям ее тогдашних лидеров, так и по закрытой официальной статистике.

По неполным данным «Кабинета по делам Бессарабии, Буковины и Транснистрии», из губернаторств «Бессарабия» и «Транснистрия» за период до начала августа 1943 года в Румынию было вывезено зерновых — около 93 тыс. вагонов, продовольствия — более 8 тыс. вагонов, фуража и овощей — более 6,4 тыс. вагонов, более 96,1 тыс. голов окота, более 171 тыс. штук кож животных, около 72,7 тыс. штук птиц, около 8,4 тыс. вагонов других ценностей. Кроме того, за этот период для румынской, немецкой, венгерской и итальянской армий было изъято более 45,3 тыс. вагонов зерна, около 7,5 тыс. вагонов продовольствия, более 65,9 тыс. вагонов фуража и овощей, около 360,6 тыс. голов скота, около 842,8 тыс. штук птиц и др. По заявлению руководителей румынского правительства, Заднестровье должно было стать сельскохозяйственным районом Румынии, а промышленные предприятия, расположенные на его территории, должны были переместиться в основном в район Бухареста и в Плоешты. Такая же участь аграрной области ожидала и Бессарабию. Ее административный центр, город Кишинев, например, им виделся значительно меньшим как по занимаемой площади, так и по количеству населения, без фабрик и заводов. [4].

Помимо этого значительное количество материальных ценностей попадало в руки многочисленного чиновничества, что, как правило, не находило отражения в официальной статистике [5]. Дело дошло до того, что сам румынский диктатор Ион Антонеску вынужден был с раздражением признать на одном из заседаний правительства, что в губернаторства были посланы чиновники, которые «первым делом смотрят на то, что можно оттуда увезти, какие делишки можно будет делать, чтобы затем уйти в отставку» [6].

После Сталинградской битвы, утратив уверенность в военной победе, правительство Румынии принимает решение об усилении вывоза материальных ценностей с эвакуированных территорий. В начале 1943 г. при каждом губернаторстве было создано «бюро трофеев», которому предписывалось «выявлять трофейные ценности и отправлять их на родину». К военным трофеям были отнесены оборудование промышленных предприятий, продовольственные ресурсы, скот, мебель и проч. Начался методический учет и вывоз материальных ценностей в Румынию. Сначала это было сделано в Заднестровье, а затем в Бессарабии и Буковине. Одновременно чиновничество стало увозить свои личные «трофеи», изъятые главным образом у населения. В начале апреля 1944 г. на заседании румынского правительства, где рассматривался вопрос об итогах «эвакуации» ценностей из Бессарабии и Буковины, было зафиксировано, что «из Буковины все фабрики были вывезены, из Бессарабии также» [7].

Когда фронт приблизился к границам Молдавии и на ее территорию стали прибывать воинские контингенты германской армии с целью прикрыть прямой путь к нефтяным районам Румынии и на Балканы, то это дополнительным тяжелым бременем легло на плечи местной экономики. Германские воинские части, расположившиеся на территории республики, стали снабжаться за счет местных материальных ресурсов. Причем, в условиях фронтовой зоны, когда линия фронта в течение нескольких месяцев пролегала по территории республики, реквизиции продовольствия и других материальных ценностей производились с особой беспощадностью.

Перед отступлением с территории Молдавии германские и румынские военные власти демонтировали и увозили из республики все, что еще оставалось не вывезенным и поддавалось транспортировке. И это соответствовало установкам Иона Антонеску, который еще в начале 1942 г. заявил, что «испокон веков военный оккупант имеет право брать все, что он захочет», а заместитель премьер-министра Румынии Михай Антонеску доказывал, что оккупант имеет право не только угонять подвижной состав железнодорожного транспорта, но даже демонтировать и увозить рельсы [8]. При такой постановке вопроса комментарии, как говорится, излишни. Все, что по различным причинам невозможно было вывезти, уничтожалось на месте.

После ухода немецких и румынских войск с территории Молдавии была создана специальная республиканская комиссия, которая учла ущерб, нанесенный народному хозяйству республики в период военного лихолетья. Он был огромен. Практически полностью была разрушена промышленность. В руинах лежали предприятия пищевой отрасли, занимавшей преобладавшее место в промышленном производстве. Гордость ее, консервные заводы имени 1 мая в Тирасполе и им. Микояна в с.Глиное Слободзейского района, а также крупнейшие в республике винодельческие предприятия в Кишиневе, Тирасполе, Глином, Григориополе, Спее, спиртовые заводы в Кишиневе, Бельцах, Бричанах, Ганчештах, Слободзее и другие были полностью разрушены и разграблены, их оборудование вывезено в Румынию и Германию [9]. Годами создававшаяся сырьевая база для консервной и винодельческой промышленности была значительно подорвана, а местами и вовсе уничтожена [10].

Только по 110 наиболее крупным предприятиям пищевой отрасли ущерб составил 459 млн.руб, в т.ч. консервной — 310 млн. рублей [11].

Значительный ущерб был причинен местной промышленности. Полностью были разрушены механические заводы в Кишиневе, Бельцах и Тирасполе, кишиневские гвоздильно-штамповочный и химический, деревообделочная фабрика, с них вывезено ценнейшее оборудование — около 600 металло- и деревообрабатывающих станков и двигателей внутреннего сгорания, более 900 единиц другого оборудования на сумму в 10 млн.руб. На предприятиях было разрушено 134,5 тыс.м3 производственных зданий на сумму 9,5 млн.руб. Общая сумма ущерба по этой отрасли превысила 212 млн.руб. [12].

В легкой промышленности была такая же картина. Наиболее крупные ее предприятия, находившиеся в Кишиневе, как кожевенный завод № 1, обувная, ватная, кожгалантерейная, меховая и другие фабрики были взорваны и сожжены, а их имущество вывезено в Германию. Здание кожевенного завода № 2 и трикотажной фабрики сохранились на 25-30% [13].

Предприятия индустрии строительных материалов находились в таком же положении. Оснащенные новейшим оборудованием Тираспольский и Ново-Андрияшевский черепичные заводы, предприятия по производству пиленого камня в селах Бычок и Гидерим были приведены в полную негодность. На Рыбницких известковых заводах были разрушены экскаваторы, повреждены печи, а на кишиневских керамических заводах — все механизмы. Только по этому ведомству были приведены в негодность 124,3 тыс.мЗ промышленных печей, вывезены или уничтожены 51 двигатель, 363 транспортных единицы. Общая стоимость ущерба по отраслям превысила 25 млн.рублей. [14].

Подверглась разрушению энергетическая база республики в т.ч. Кишиневская, Тираспольская, Бендерская, Дубоссарская, Григориопольская и другие электростанции.

Сильно пострадала даже районная и кустарная промышленность. Например, все 26 предприятия Кишиневского горпромторга также были разрушены, а их оборудование вывезено. Та же участь постигла имевшиеся в республике 23 кустарных маслозавода [15].

Всего за время нахождения в 1941-1944 гг. на территории Молдавии румынской администрации было разрушено 1037 промышленных предприятий, а сумма причиненного ущерба составила 2 млрд. рублей [16]. В значительной степени были рассеяны промышленные кадры. Кстати, по данным той же администрации, в 1941 г. в результате военных действий полностью было разрушено 176 промышленно-производственных объектов [17].

Большой урон был нанесен населенным пунктам и в первую очередь городам и городскому хозяйству, особенно жилому фонду. Всего было разрушено и уничтожено 44 тыс. жилых домов с общим объемом в 156 млн.м3. Жилищный фонд в Кишиневе был разрушен на 76%, Бендерах — на 70%, Оргееве — на 71%, Бельцах — на 45%, Тирасполе — на 44% [18]. В августе же 1941 г., по данным румынской администрации о состоянии жилых домов в Бессарабии, было разрушено лишь 1,6% зданий и 0,2% имели небольшие повреждения [19].

Тяжелые раны нанесла война сельскому хозяйству. Из этой отрасли не только выкачивалась сверх допустимой меры выращенная сельскохозяйственная продукция, но и напрямую разрушались ее производительные силы. По данным республиканской комиссии по учету ущерба, за 1941-1944 гг. было уничтожено более 275 тыс. гектаров посевов зерновых, технических и других сельскохозяйственных культур, выведены из строя ирригационные системы и оросительные установки, тепличное и парниковое хозяйство. Произошло сокращение пахотных и посевных площадей. За этот период из Молдавии было вывезено 1285 тракторов, комбайнов и автомобилей, около 4,8 тыс. сельскохозяйственных машин, более 51,8 тыс. единиц различного сельскохозяйственного инвентаря, а также более 194,5 тыс. голов лошадей и крупного рогатого скота, 200,6 тыс. овец и коз, более 93,1 тыс. свиней, около 817,3 тыс. штук разной птицы, более 18,4 тыс. пчелосемей и др. К этому надо еще прибавить более 417,3 тыс. тонн зерна и муки, 49,6 тыс. тонн овощей, картофеля и другой сельскохозяйственной продукции [20].

Такое большое изъятие материальных ценностей из деревни не могло не оказаться негативнейшим образом на сельскохозяйственном производстве и жизни крестьян. В результате 65% крестьянских хозяйств остались без плугов, 74% — без лошадей, 60% — без коров, 24% вовсе не имели скота [21]. Оставшийся инвентарь был до предела физически изношен, а скот — малопродуктивным, истощенным, страдал различными болезнями. Особенно пострадали угодья и животноводство в Бендерском и Оргеевском уездах, на территории которых длительное время проходила линия фронта в 1944 г.

Сокращение машин, рабочего тягла и сельскохозяйственного инвентаря в аграрном секторе, и прежде всего в крестьянских хозяйствах, повлияло на снижение культуры земледелия. Преобладавшая ручная обработка почвы, отсутствие удобрений, а также элементарной агротехники привели к массовому распространение сорняков и сельскохозяйственных вредителей на полях. Этому в значительной мере способствовали ликвидация севооборотов, запущенность сельскохозяйственных полей в виду длительности прохождения военных действий на территории республики в 1944 г. Особенно засоренными были поля в центральной части республики — Оргеевском, Бендерском и Кишиневском уездах [22]. За военный период пришло в негодность семеноводческое хозяйство республики, что привело к тому, что, например, в 1944 г. сортовые посевы занимали лишь 3% от общей площади зерновых.

Понижение культуры земледелия не замедлило оказаться на урожайности и валовых сборах сельскохозяйственных культур. Так, за 1940-1944 гг. урожайность озимых колосовых уменьшилась с 10,6 до 6,5ц, яровых — с 12 до 6,8 ц. и кукурузы — с 13,3 до 9,6 ц. с каждого гектара, а валовые оборы зерновых сократились на 43%, подсолнечника — на 57%, сахарной свеклы — на 54% и т.д. [23].

Большой урон война нанесла виноградарству и садоводству. За вышеуказанный период погибло 17 тыс. га, или 15%, виноградников и 13 тыс. га, или 25% садов. Почти полностью была разрушена питомниководческая база. Отсутствие надлежащего ухода, ремонтных работ в садах и виноградинках привело их к большой изреженности, которая доходила до 30-50%. Сады и виноградники стали очагом распространения вредителей и различных грибковых заболеваний [24].

Во многих населенных пунктах и прежде всего Дубоссарского, Григориопольского, Слободзейского, Сусленского, Криулянского, Вадулуйводского, Бульбокского, Бендерского и других районов за время войны были разрушены жилые и хозяйственные постройки, вследствие чего тысячи крестьянских хозяйств остались без крова.

Мы остановились в самых общих чертах на материальном ущербе в промышленности и сельском хозяйства Молдавии за годы войны. Он был большим. Однако самыми большими, тяжелыми и бесценными потерями были не материальные, а людские потери. Не считая павших на фронтах, а также эвакуировавшихся в восточные районы, за время войны погибло 64 тыс. мирных жителей республики и свыше 47 тыс. были перемещены с ее территории, ушли на запад вместе с румынскими и немецкими войсками. Это были большие потери. Всего численность населения республики по разным причинам сократилась с 2719,2 тыс., на 25 апреля 1941 г., до 2025,5 тыс., или на 25,5%, на 1 января 1945 г. [25].

Общий же ущерб, который был нанесен Молдавии войной, по данным республиканской комиссии, достиг 16 млрд. рублей. Для сравнения укажем, что эта цифра почти в 34 раза превышала госбюджет республики на 1941 г. Другими словами, общий урон, причиненный Молдавии, как бы на треть века отбрасывал ее назад в своем развитии.

Примечания:

[1]. История народного хозяйства Молдавской ССР. 1917-1958. Кишинев. 1974, с. 195.

[2]. В приказе начальника штаба 14-й румынской дивизии четко и откровенно было указано, что «хлеб, крупный рогатый скот, мелкий скот, домашняя птица — все это должно быть изъято у населения для армии. В каждом доме необходимо производить тщательные обыски и забирать все без остатка… За утайку продовольствия, за малейшее сопротивление — расстреливать на месте, а дома — сжигать». (Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза». Кишинев, 1970, с. 181-182).

[3]. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне, с.182,183). В одной сводке румынской администрации читаем, что с июля 1941 г. до 31 декабря 1943 г. немецкой армией, по неполным данным, было изъято у крестьян Кишиневского, Бельцкого, Оргеевского и Сорокского уездов продуктов на сумму 160,6 млн. леев (См. С.Э.Левит. Некоторые данные о разорении и ограблении Молдавии немецко-румынскими оккупантами в 1941-1944гг.» в: «Ученые записки ИИЯЛ Молдавской НИБ АН СССР, т.2,Кишинев, 1949.с. 19).

[4]. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне, с. 187.

[5]. По свидетельству одного из румынских чиновников, служивших в Бессарабии, государственные служащие, главным образом жандармы, «проявляют бешеную жажду к наживе, желают любым способом и как можно быстрее разбогатеть. Служащие, которые приехали, имея в качестве багажа небольшой чемоданчик, сегодня владеют богатством в несколько миллионов лей.».(Там же, с. 184).

[6]. Там же, с. 185.

[7]. Там же, с.203.

[8]. Там же, с. 194,195.

[9]. Так, оборудование Бендерского консервного завода было вывезено в г.Над, тираспольских консервных заводов — в г. Брашов, кишиневского мыловаренного и глициринового — в г. Крайова, табачной фабрики — в Бухарест и Яссы, кондитерской фабрики — в г. Баюу и т.д. Наиболее ценное оборудование кишиневских маслобойного, винного, пивоваренного, сокоэкстрактного, спиртового, стеаринового увезено на предприятия Германии (Архив ОПОРМ, ф.51, оп.2, д. 161, л.78, д.36, л. 152,153).

[10]. По данным переписи 1945 г., в колхозах зоны консервных заводов погибло 3218 га плодовых садов, оставшиеся сады и виноградники были изрежены, страдали от сельхозвредителей. Производственно-техническая база колхозов консервной зоны, Карагашская оросительная система на площади 4,5 тыс. га и колхозные оросительные сооружения на 3,5 тыс. га, с помощью которых орошалось 8 тыс. гектаров культур, дававших сырье для консервных заводов, были полностью разрушены, а их моторы, насосы и прочий инвентарь вывезены. Парниковое хозяйство было выведено из строя и частично разрушено. (Архив ОПОРМ, ф.51, оп.4, д.364, л.32; оп.5, д.574, л.7; НАРМ, ф. 2031, оп.4, д.300, л.6).

[11]. Архив ОПОРМ, ф. 51, оп.2, д.36, л.222; д. 161, л. 117; НАРМ, ф.3021, оп.4, д.300, л.6.

[12]. Архив ОПОРМ, ф. 51, оп.2, д. 1, л.61; д. 154, л.53,98.

[13]. Там же, д.36, л. 152, 153.

[14]. Там же, ф.223, оп.5, д.574, л.21.

[15]. Там же, д.36, л. 153. Всего, по данным республиканской комиссии, учитывавшей ущерб народному хозяйству, за 1941-1944 гг. из республики окупационными властями было вывезено 1285 разных двигателей и моторов и более 1 тыс. металлорежущих, деревообрабатывающих и ткацких станков.

[16]. Г.А. Черемисин. Промышленность Молдавии за 25 лет. – В сб.статей «25 лет МССР», Кишинев, 1949, с. 102.

[17]. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне, с.205.

[18]. Архив ОПОРМ, ф. 51, оп.4, д.403, л.38.

[19]. Молдавская ССР в Великой Отечественной войне, с.205.

Пострадали не только города, но и населенные пункты в сельской местности. В Бульбокском районе полностью было разрушено 9 сел, в Каушанском — 4, Криулянском — 5, в т.ч. районный центр Криулены, в Олонештском районе — 5 сел и т.д. (Там же, с. 207).

[20]. Архив ЦСУ РМ, ф.Отдел статистики сельского хозяйства, оп.4а, д.2, л.53,55.

[21]. Архив ОПОРМ, ф. 51, оп.5, д. 117, л. 105; Архив МСХ МССР, ф.34, оп. 12, д.2, л.75.

[22]. Архив ЦСУ РМ, ф.ОССХ, оп.4а, д.2, л. 101.

[23]. Там же, л.53.

[24]. Архив ОПОРМ, ф. 51, оп.4, д.27, л.7.

[25]. Архив ЦСУ РМ, ф. 1, оп. 1, д.2, л.93.

ЦАРАНОВ В.И. „ОЧЕРКИ СОЦИАЛЬНО – ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОЛДОВЫ (1940-1960 гг.)”, Кишинев, 2002.

Anunțuri

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s